Линки доступности

Сказка о китайской дружбе: отчаянный миф российской пропаганды


Владимир Путин и Си Цзиньпин

Американские эксперты видят в «дружбе» Китая и России - «гражданский брак по расчёту»

За двадцать дней до начала вторжения в Украину Россия и Китай провозгласили «Партнерство без ограничений». Надежда на крепкий тыл, если не военно-промышленный, то хотя бы политический, постоянно пестовалась российской пропагандой, особенно внутренней. Российские пропагандисты постоянно преувеличивали «поддержку» Китая, который воздержался, когда большинство стран генеральной ассамблеи ООН осудило российское вторжение.

Эксперты вашингтонского Центра анализа европейской политики (The Center for European Policy Analysis, CEPA), собравшиеся на дискуссию: «Российско-китайские отношения: партнерство по расчету?» (Russia-China Relations: Partnership of Convenience?), уверены: война в Украине одновременно и укрепила, и обострила отношения России и Китая. Хотя Китай в целом хранит молчание по поводу агрессии России, «некоторые наблюдатели полагают, что Си устал от издержек, которые война Путина налагает на экономику и репутацию Китая».

«Спустя год после того, как Россия и Китай подписали соглашение о партнерстве без границ, война обнажила ясные пределы так называемой безграничной дружбы, - утверждает Бобо Ло (Bobo Lo), старший научный сотрудник CEPA. – Война показала, что интересы Китая и России не совпадают, и жизнь сама опровергли заявления о том, что это некий новый альянс автократий или авторитарная ось. Что особенно бросается в глаза - так это то, что китайско-российское партнерство - это абсолютно несентиментальные отношения, они основаны на стратегическом расчете, а не на общих идеалах или ценностях».

«Война показала, что у Китая и России принципиально разное отношение к существующему мировому порядку, - продолжает Бобо Ло. - Если Россия стремится разрушить его, то Китай - эксплуатировать нынешнюю международную систему. Китай - ревизионистская держава, он заинтересован в заказах».

На этом фоне Россию «можно назвать анархической силой», - вежливо формулирует Ло, избегая определения "деструктивный". - Интерес России заключается в глобальном беспорядке, потому что анархия на самом деле является мощным рычагом».

Внимательный анализ фактов показывает, что «вопреки общепринятому мнению, Пекин и Москва «не действуют как некая скоординированная сила в международной политике, за исключением, возможно, лишь голосований в Совете Безопасности ООН, - иронизирует эксперт. - И на самом деле их влияние друг на друга очень ограничено».

Эксперты давно обращали внимание на большую разницу в отношении россиян к Китаю. Чем дальше на восток от Москвы, тем сильнее неприятие Китая, население которого превосходит российское в десять раз, и страх перед ним: страх перед экономической и территориальной экспансией «большого друга». Максимума эти настроения достигают в тех регионах России, где население наиболее близко соприкасается с реальным Китаем, и он не является лишь пропагандистской абстракцией.

«Война обострила неравенство отношений, - продолжает Бобо Ло. - Геополитическая и экономическая зависимость России от Китая сегодня больше, чем когда-либо в истории их отношений. Тем не менее... нельзя недооценивать устойчивые стратегические амбиции и своеволие путинской элиты. Партнерство слишком важно для обеих сторон, чтобы допустить его неудачу, тем более что и у Пекина, и у Москвы союзников в мире очень мало. Именно эта взаимная потребность придает их отношениям устойчивость». Поэтому эксперт оценивает тактические «попытки Запада расколоть Китай и Россию» не только как «тщетные, но и как контрпродуктивные».

Однако долгосрочный стратегический прогноз для отношений Пекина и Москвы всё равно «довольно плохой». «Самой большой проблемой для обеих сторон будет растущее неравенство между ними. Со временем общих интересов станет всё меньше, и вскроются ключевые разногласия: например, в Евразии и Арктике», - считает Ло.

Анджела Стент (Angela Stent), старший советник центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета (Senior Adviser, Center for Eurasian, Russian, and East European Studies, Georgetown University), подчёркивает, что важную роль в формировании нынешних отношений России и Китая сыграли личные характеры Путины и Си Цзиньпина: «У них есть общий набор обид на Запад. Это скрепило их отношения».

По мнению Анджелы Стент, Китай опасается, что «если к власти в России придёт лидер, который не захочет класть все российские яйца в одну корзину Китая и не захочет выбросить на ветер 300 лет отношений с Европой, сосредотачиваясь лишь на Азии, то очень трудно себе представить, что случится с российско–китайскими отношениями. Вот почему, с точки зрения Китая, Россия не должна проиграть эту войну: Пекин не хочет прихода к власти в России нового лидера», что несомненно произойдёт в случае военного поражения в Украине.

Сергей Радченко (Sergey Radchenko), профессор школы передовых международных исследований Университета Джона Хопкинса (School of Advanced International Studies, Johns Hopkins University), подчёркивает, что Россия и Китай на самом деле не имеют общих военных интересов и планов, даже несмотря на эпизодическое проведение символических совместных учений: «На самом деле это вовсе не альянс. В их союзе нет заметного военного компонента, нет общей стратегии».

У Китая нет желания вмешаться в войну, которую ведёт Россия, равно как и совершенно невозможно себе представить, чтобы Россия вмешалась, «если война разразится, например, в Тайваньском проливе». Или может быть «китайцы ожидают, что русские придут им на помощь, например, в войне с Индией или ещё где-либо в Юго-Восточной Азии?» - задаёт риторический вопрос Радченко.

«Иногда мы слышим призывы к более интенсивным военным отношениям со стороны некоторых кругов в России, а также в Китае, - продолжает эксперт университета Джона Хопкинса. - Но они, как правило, исходят от маргинальных политических фигур и не отражают точку зрения руководства стран». Фактически же Китай и Россия предпочитают иметь «свободу действий друг от друга: стратегическую автономию», формулирует Сергей Радченко.

Оглядываясь на середину прошлого века, эксперт напоминает: «Советско-китайский союз в 1950-х годах имел более сильную военную составляющую, но и это не сработало, когда в 1959 году Китай и Индия фактически вступили в войну, имели стычки на границе. Советы, пытавшиеся тогда установить хорошие отношения с Индией, провозгласили нейтралитет, что сильно расстроило Пекин, который заговорил о "предательстве своих союзников". Если завтра между Китаем и Индией вновь возникнут трения, русские могут просто воздержаться при голосовании: "Извините, мы хотели бы выразить сожаление по поводу того, что происходит, но мы не поддерживаем ни одну из сторон". В этом смысле я не вижу серьезных изменений в российско-китайских отношениях с тех времён. И что очень важно - не вижу никаких закупок китайской военной техники Россией на данный момент», - заключает Сергей Радченко.

Элизабет Вишник (Elizabeth Wishnick), старший научный сотрудник Восточноазиатского института Вэзерхед при Колумбийском университете (Senior Research Scholar, Weatherhead East Asian Institute, Columbia University) довершает картину взглядом на торгово-экономические отношения Китая и России: «Торговля между этими странами достигла рекордных 190 миллиардов в 2022 году, но она сильно разбалансирована. Россия удвоила свой экспорт в Китай, и теперь почти четверть российской внешней торговли приходится на Китай. Китай важен как покупатель российской нефти, которая больше не уходит в Европу. С другой стороны, Китай увеличил свои российские объёмы менее чем на 10%, и Россия по-прежнему составляет менее трех процентов внешней торговли Китая. Так что Китай гораздо важнее для России, чем наоборот». А России также интересна и Индия, конкурент Китая: «До войны она закупала у России менее одного процента своей нефти. Сейчас - более 20».

Элизабет Вишник добавляет: «Китай обеспокоен тем, что стал больше зависеть от российского сырья. Поэтому он только что подписал соглашение с Катаром о поставках сжиженного газа на длительный период. У Пекина хорошие отношения с Саудовской Аравией, ведутся переговоры с Туркменистаном о четвертой нитке газопровода. Так что Китай очень и очень озабочен сохранением диверсифицированности своего экономического портфеля. Ведь война между Россией и Украиной преподносит Пекину хороший урок: раскладывать яйца надо всегда по разным корзинам».

Форум

XS
SM
MD
LG