Линки доступности

Энн Эпплбаум: «Путин и другие авторитарные лидеры создают всемирный альянс диктаторов»


Энн Эпплбаум

Историк и публицист Энн Эпплбаум представила в столице США доклад «Корпорация “Автократия”», посвященный неизбежности столкновения Запада и мирового авторитаризма 

Российские военные убивают мирных жителей Украины, отправляют их в фильтрационные лагеря и депортируют в Россию. В это же время полиция и Корпус стражей исламской революции арестовывают и подвергают репрессиям протестующих в Иране. Уничтожив демократическое движение в Гонконге и продолжая сокрушать гражданское общество в других частях страны, спецслужбы Китая выслеживают и арестовывают инакомыслящих в КНР.

«Обычно мы думаем об этих историях — в России, Иране или Китае — как о происходящих в разных географических регионах мира, и только предполагаем, что они могут иметь некоторую связь друг с другом. Однако тот факт, что все они разворачиваются именно в данный момент, не является совпадением, потому что они действительно связаны между собой», — с такого заявления начала свой доклад Энн Эпплбаум, корреспондент издания The Atlantic, историк, лауреат Пулитцеровской премии, старший научный сотрудник Школы перспективных международных исследований Джонса Хопкинса.

Ее доклад, организованный при поддержке Национального фонда демократии (The National Endowment for Democracy), собрал полный зал в посольстве Канады в Вашингтоне. Основной его тезис: в настоящий момент «страны с автократическими и диктаторскими режимами, на глазах у остального демократического мира, создают свой “авторитарно-криминальный” интернационал».

Разные режимы, одна тактика

«У многих из нас в голове есть своего рода “мультяшный образ” того, как выглядит авторитарное государство: наверху есть “плохой” человек, контролирующий полицию, которая угрожает людям расправой. Есть также “злые коллаборационисты” и “храбрые” диссиденты», — отметила Энн Эпплбаум. Однако, по ее словам, в XXI веке эта картинка имеет мало общего с реальностью, потому что сегодня автократиями управляет не один «плохой парень», а сложные сети, состоящие из «клептократических финансовых структур, служб безопасности (полиции, военных и разведки), и профессиональных пропагандистов».

«Участники этих сетей связаны между собой не только внутри одной страны, но и между странами», — считает Эпплбаум.

Действительно, коррумпированным государственным компаниям в одной диктатуре легко вести дела с коррумпированными государственными компаниями в другой. Полиция одной страны может вооружать, экипировать и обучать полицию другой страны. «Фабрики троллей», продвигающие пропаганду одного диктатора, могут быть легко использованы для продвижения пропаганды другого.

Энн Эпплбаум обратила внимание присутствующих на то, что «пропагандисты мировой автократии имеют общие темы», например, «одни и те же тезисы: о “слабости демократии” и “зле Америки”, об “упадке Запада и всего демократического мира». При этом, «нет никакой сверхсекретной комнаты, где встречаются плохие парни, как в фильмах о Джеймсе Бонде. У нового “автократического альянса” нет и объединяющей идеологии. Среди современных автократов есть люди, которые называют себя и коммунистами, и националистами и даже теократами. В реальности — и путинский шовинизм, и северокорейское чучхе, и исламская революция, и китайский коммунизм, — все они имеют разные исторические корни, разную эстетику и язык, и ни одна страна не возглавляет этот “союз диктаторов”».

«Здесь в Вашингтоне любят много говорить о китайском влиянии, но что действительно связывает членов этого “клуба автократов”, так это общее желание сохранять и приумножать свою собственную личную власть и богатство», — подчеркнула Эпплбаум.

В отличие от военных и политических союзов «других времен и народов», члены этой группы действуют не как блок, а скорее, как агломерация компанийю

«Корпорация “Автократия”», где связи скрепляются не идеалами, а сделками

Сделки между авторитарными режимами, по словам Эпплбаум, — это основной механизм. Они похожи на сделки между мафиозными группировками. Например, это сделки, которые направлены на то, чтобы ослабить западные санкции или повлиять на экономический бойкот, или чтобы предпринять такие шаги, которые могут сделать богаче самих диктаторов лично. Именно поэтому они могут так легко действовать несмотря на идеологические, географические, религиозные и исторические барьеры.

Например, Беларусь называли «международным изгоем» после того, как ее президент Александр Лукашенко годами репрессировал оппозиционеров, а два года назад открыто сфальсифицировал собственную победу на выборах, несмотря на масштабные протесты.

Однако на практике Беларусь не так уж изолирована: страна остается местом реализации одного из крупнейших зарубежных девелоперских проектов Китая, а Тегеран продолжает развивать свои отношения с Минском. За последние пару лет кубинские официальные лица выразили свою солидарность с Беларусью, а Лукашенко — с ее лидером в ООН. Россия оказывает белорусскому рынку трансграничную инвестиционную поддержку. Взамен, Беларусь разрешила России размещать войска и вооружение на своей территории, и помогала Кремлю избегать санкций.

Похожая ситуация и в Венесуэле: находясь под санкциями уже более десяти лет, режим Мадуро получает кредиты и инвестиции из России. Турция способствует незаконной торговле венесуэльским золотом. Куба уже давно поставляет Каракасу технологии в области безопасности, а Китай — технологии онлайн-слежки за гражданами.

Как и у российской оппозиции, у венесуэльской оппозиции есть харизматичные лидеры. «Однако, на самом деле все диссиденты сегодня борются с автократами сразу из нескольких разных стран», — говорит Энн Эпплбаум.

«Советский блок» и «корпорация “Автократия”» — не одно и то же

Руководители Советского Союза, могущественной тоталитарной державы второй половины ХХ века, заботились о том, как их воспринимает остальной мир, и продвигали идею превосходства своей политической системы. Нынешних членов «Корпорации “Автократия”» не волнует критика мирового сообщества, поэтому их невозможно пристыдить.

Например, лидеры Китая и России успешно убедили многих людей в том, что «западные ценности» в их странах неприменимы, что их страны представляют какую-то «другую форму демократии», которая отличается от распространенной во всем мире.

Столь невосприимчивые к международной критике, современные автократы не стыдятся использования открытой жестокости. Российские войска не скрывают братские могилы с телами людей. Бирманский спецназовец без стыда убивает сотни протестующих, в том числе подростков на улицах Рангуна. Китайское правительство хвастается уничтожением движения народной демократии в Гонконге.

Такое презрение к мнению мирового сообщества приводит к тому, что сербский политический деятель и правозащитник Срджа Попович назвал «моделью управления, как у Мадуро». Ради того, чтобы остаться у власти, автократы Венесуэлы и остальных стран готовы мириться с экономическим коллапсом своих государств, изоляцией и массовой нищетой.

«Асад применил “модель Мадуро” в Сирии. Это то, что Лукашенко готовит в Беларуси. Похоже, именно это имело в виду руководство Талибана, когда оккупировало Кабул, и, похоже, это то, чем Путин доволен внутри России», — пояснила Энн Эпплбаум.

«Их целью становится не добиться процветания своей страны, что мы считаем центральным вопросом в политике, а обогатить себя, свои семьи и остаться у власти», — резюмировала она.

Как автократы добились такой безнаказанности?

Список крупных американских и европейских политиков, корпораций и бизнесменов, запутавшихся в паутине личных, финансовых и деловых связей с Китаем, Россией и другими автократиями, может быть длинным.

«Мы все теперь знаем, что, например, за российские деньги можно купить услуги бывших канцлеров Германии и обед с премьер-министром Великобритании», — говорит Энн Эпплбаум. «Мы знаем, что американские, британские, голландские или ирландские банки и юридические фирмы могут помочь лидерам автократий украсть, а затем спрятать свои деньги в международной финансовой системе. Другими словами, диктаторам это сходит с рук, потому что мы им помогаем».

«Автократии чувствуют безнаказанность, потому что они смотрят на демократический мир и говорят, “ну, вы знаете, вы нас критикуете, а на следующий день, вы торгуете с нами, и вы нам помогаете спрятать наши деньги”. Они просто стали менее серьезно относится к нашим словам, потому что считают нас лицемерами».

Эпплбаум считает, что система применения санкций также устарела. Персональные санкции в отношении российских чиновников могут затруднить для некоторых из них посещение домов на юге Франции, но эти санкции не убедили Путина прекратить вторжение в Украину или убийство оппозиционеров.

Десятилетия санкций США не изменили поведения ни иранского, ни венесуэльского режима, несмотря на их неоспоримое экономическое влияние. Энн Эпплбаум объяснила причину неэффективности санкций: «Автократии помогают друг другу их обходить. Например, иранские беспилотники, проданные Москве, содержали компоненты, произведенные на Западе», — считает она.

Кроме того, в санкционных правилах есть лазейки, которые можно легко обойти с помощью поддельных паспортов или путем перевода денег между родственниками: детям и братьям-сестрам.

Что Запад может предпринять?

«Как только мы поймем, что помогли им построить клептократические структуры, мы, возможно, начнем понимать, что также в стоянии их разрушить», — уверена Эпплбаум.

«Если демократии не будут защищаться сообща, то силы авторитаризма всегда будут пытаться их подорвать. Возможно, кто-то на Западе считает, что они нам не конкуренты? Вы знаете, мы можем даже не особо заботиться о них, но они “позаботятся о нас”», — отмечает она. Элиты авторитарных стран прекрасно понимают, что «язык демократии, правила борьбы с коррупцией и дебаты о справедливости в западном обществе — опасны для их форм автократической власти», — говорит Эпплбаум.

«Этот язык берет свое начало в демократическом мире, который является нашим миром, и поэтому они сделают все возможное, чтобы разрушить нас, хотим мы этого или нет. Этот разговор не “теоретический”. Нас ждет столкновение и нам нужны армии, стратегии, оружие и долгосрочные планы». Все это требует тесного «союзнического» сотрудничества между демократиями не только в Европе, но и в Индо-Тихоокеанском регионе, в Африке и в Латинской Америке.

«Если у нас нет средств донести наши послания до “авторитарного мира”, то их никто не услышит», — говорит Энн Эпплбаум. «Независимые СМИ терпят неудачу во всем мире. Старые бизнес-модели больше не работают. Даже платформы социальных сетей легко разрушить. Нам нужны русскоязычные телеканалы, способные конкурировать с путинской пропагандой не только в России, но и во всем русскоязычном мире».

«Мы очень мало знаем о российской аудитории, о том, что она читает, что может захотеть узнать. Мы могли бы поговорить с ними о финансировании нового образования. Культура тоже нуждается в переосмыслении. Разве не должен быть создан университет на русском языке, чтобы разместить всех интеллектуалов и мыслителей, которые только что покинули Москву или Минск?», — говорит Эпплбаум.


По ее словам, от ряда тезисов демократическому миру придется отказаться.

«Прежде всего, придется признать, — считает Эпплбаум, — что торговля с автократами способствует развитию автократии, а не демократии. Это не означает, что глобальные торговые сети должны быть закрыты, просто мы не должны питать никаких иллюзий относительно того, как они работают на самом деле, кого они обогащают, и кто их контролирует».

Необходимо начать с принципа, что нет никаких причин для анонимного владения какой-либо компанией, имуществом или трастом, считает Эпплбаум. Она предлагает каждому штату США и каждой демократической стране сделать всю информацию о собственности прозрачной, и признать «налоговые гавани» незаконными. При этом, считает историк и публицист, переход от нефти и газа к другим источникам энергии должен происходить гораздо быстрее и решительнее: Энн Эпплбаум призвала создать коалицию между теми, кто профессионально работает над продвижением демократии, и теми, кто заботится об изменении климата.

Эпплбаум считает, что демократический мир должен объединиться для противодействия авторитарным режимам.

«Попробуйте представить, что было бы, если бы в феврале уходящего года украинцы не устояли, если бы Запад не объединился, и ни американцы, ни европейцы не помогли? Мы бы сейчас смотрели на Россию, которая расширилась до польской границы. Мы увидели бы “обновленного” Путина, группу Вагнера, которая получила бы новые возможности развития своего влияния уже по всей Африке. Это укрепило бы весь авторитарный мир. Это вдохновило бы Китай стать еще более агрессивным по отношению к Тайваню».

«Если лидеры авторитарного мира могут помогать друг другу подавлять внутреннюю оппозицию и учить друг друга, как использовать технологии наблюдения, то почему демократический мир не сможет также работать вместе, чтобы дать им отпор?» — резюмирует Энн Эпплбаум.

Форум

XS
SM
MD
LG