Линки доступности

Развести Пекин и Москву: эксперты – о возможностях США повлиять на поддержку России Китаем


Фрагмент Великой китайской стены (архивное фото)

Аналитики анализируют перспективы влияния Вашингтона на поддержку, которую Си Цзиньпин оказывает Владимиру Путину

В 2022 году Россия, открыто напав на Украину, стала изгоем для большинства стран мира, но не оказалась в полной изоляции: ей на помощь пришел Китай, демонстративно поддерживающий и укрепляющий связи с РФ. За весь прошлый год Пекин не выпустил ни одного заявления, осуждающего Москву за ее многократно подтвержденные военные преступления в Украине, напротив – он проводил военные учения с российской армией и закупал российские энергоносители в беспрецедентных количествах.

В самом начале 2023 года глава российского «Газпрома» Алексей Миллер рапортовал, что «по просьбе китайских коллег» с 1 января 2023 года «Газпром» «вышел на принципиально новый уровень поставок газа в Китай», достигнув контрактных цифр раньше, чем планировалось, и это говорит «о заинтересованности Китая, самого перспективного газового рынка, в поставках российского трубопроводного газа».

При этом Пекин воздерживается от любой деятельности, которая могла бы подвести его под санкции США, связанные с войной России против Украины. Пока, например, нет никаких сведений о том, что в Россию поступает какая-либо электроника для вооружений, которые Москва применяет в Украине. Ясно и то, что банковская система Китая не стала для России запасным выходом в международные финансы: как недавно заявил в одном из интервью теперь уже бывший глава банка «Открытие» Михаил Задорнов, «китайские банки полностью соблюдают все санкционные ограничения, установленные американским Минфином» и «не работают с санкционными российскими банками» («Открытие» – один из таких банков).

Однако дипломатическая и экономическая помощь Пекина Москве настолько важна для Кремля, что российское руководство никогда не упрекает китайских партнеров за соблюдение ими американских санкций. Напротив, оно постоянно подчеркивает, что противник у обеих стран один – коллективный Запад.

Администрация США неоднократно упрекала Китай в том, что с его фактического согласия Москва ведет войну в Украине, но не только в этом: опасения в Вашингтоне вызывают попытки Китая расширить свой контроль в Азиатско-Тихоокеанском регионе, угрозы Тайваню и покровительство, оказываемое им северокорейскому режиму.

Тем не менее, президент Джо Байден в конце 2022 года попытался наладить личный контакт с лидером Китая Си Цзиньпином: они встретились в середине ноября на Бали в рамках саммита «Большой двадцатки», и эта встреча была названа обеими сторонами «обстоятельной, откровенной и конструктивной».

У встречи был и итог, непосредственно касающийся агрессии Москвы против Киева: на фоне постоянных угроз России применить в различных обстоятельствах ядерное оружие Джо Байден и Си Цзиньпин заявили, что они не приемлют угрозы ядерным оружием в Украине.

После этого Путин был вынужден в совместной с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым декларации подтвердить, что «в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана». Документ был подписан меньше, чем через две недели после встречи Байдена и Си, а Казахстан сейчас серьезно ориентируется на Китай в самых разных сферах – в частности, Си Цзиньпин выбрал именно Казахстан первой страной для зарубежного визита после пандемии в сентябре прошлого года.

Райан Хасс: «холодной войны» не будет, разрядки – тоже

Может ли Вашингтон убедить Пекин ослабить его связи с Москвой для того, чтобы Россия перестала воевать в Украине? Это в первую очередь зависит от отношений между США и Китаем, в которых эксперты, в том числе и опрошенные «Голосом Америки», больших позитивных изменений не ждут.
После встречи с Си Цзиньпином на Бали Джо Байден заявил, что «”холодной войны” с Китаем не будет». Однако аналитик Института Брукингса Райан Хасс (Ryan Hass) в своей статье «Дорожная карта для отношений США и Китая в 2023 году», вышедшей 4 января, говорит, что «нет достоверных признаков какого-либо смягчения внешней политики Китая по отношению к Соединенным Штатам», и напоминает, что в своем докладе на 20-м съезде КПК Си Цзиньпин неоднократно подчеркивал, что Китаю придется «бороться» на фоне противодействия Запада подъему Китая».

Впрочем, ученый подвергает сомнению обоснованность скептического взгляда на способность США повлиять на Китай: по его мнению, если бы официальный курс Вашингтона следовал этому взгляду, то «в 2022 году это помешало бы Америке успешно влиять на Китай с целью его отказа от материальной поддержки агрессивной войны России на Украине, и это помешало бы Байдену сделать явной позицию Си в неприятии Китаем путинского бряцания ядерным оружием».

Чарльз Зиглер: заставить Китай отказаться от поддержки России будет сложно

В интервью Русской службе «Голоса Америки» профессор политологии из Университета Луисвилла Чарльз Зиглер (Charles Ziegler) утверждает, что США нужно найти тонкий баланс в отношениях с Китаем:

«Нам стоило бы послать Китаю сигнал, что мы будем более склонны к сотрудничеству в ряде вопросов, касающихся технологий, торговли и инвестиций, если Китай продолжит воздерживаться от снабжения России вооружениями или ослабит поддержку Москвы. Разумным было бы держать каналы связи с Пекином открытыми и сотрудничать (и это, кстати, записано в последней редакции нашей стратегии национальной безопасности) в различных областях – таких, как борьба с изменениями климата, борьба с пандемией, рыболовство. Стоило бы также укреплять меры доверия в военной сфере, особенно на фоне недавних совместных учений Китая и России».

Такие шаги, правда, могут сразу же повлиять на внутреннюю политику в США, прогнозирует эксперт: «Заставить Китай пойти на нечто большее в отказе от поддержки России путем тех шагов, о которых я сказал, представляется довольно сложным. Это сразу же вызовет реакцию в Конгрессе, который сейчас очень разделен. Мы увидим, как на такое отреагируют республиканцы, да и визит экс-спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси на Тайвань явно не снизил напряженность между Вашингтоном и Пекином. Постоянной проблемой внутренней политики США является то, что Конгресс и исполнительная власть расходятся по важным вопросам».

Чарльз Зиглер, предполагая, что Китай вряд ли хочет навредить себе нарушением санкций США в отношении России, все же считает, что Пекин находится в своего рода союзнических отношениях с Москвой:

«Я предполагаю, что, как минимум на словах, Китай продолжит поддержку России. У них есть отношения союзников без образования формального военного союза, и эти отношения нужны сейчас России больше, чем Китаю, но обе страны почти не располагают реальными союзниками, как, например, США. Кроме того, Пекин не хочет ни проигрыша Путина в Украине, ни хаотических изменений в самой России, которые бы навредили Китаю».

Александр Габуев: изменения позиции Китая под влиянием США не произойдет

Эксперт Фонда Карнеги за международный мир и специалист по Китаю Александр Габуев, комментируя для «Голоса Америки» связи Москвы и Пекина, утверждает, что на нынешний момент они только укрепляются:

«Китай – крупнейший импортер российской нефти и крупнейший экспортер товаров в Россию. Торговля растет, и за 2022 год она превысила объемы предыдущего, 2021 года, более того – она будет, скорее всего, расти. В сентябре прошлого года Китай проводил с Россией военные учения, принимал Николая Патрушева для обсуждения сотрудничества в сфере безопасности. Я пока никаких изменений в политике Китая в отношении России не вижу».

Как и Чарльз Зиглер, Александр Габуев предполагает, что Пекину невыгодны какие-то изменения руководства в Москве: «Все, что нужно делать для того, чтобы Путин в целом как-то держался на плаву и действовал в интересах Китая, в частности, в сфере поставок углеводородов, в Пекине будут делать – для Китая это важно».

Насколько чувствителен Си Цзиньпин к сигналам со стороны администрации Байдена, направленным на то, чтобы заставить его занять более активную позицию в отношении агрессии России против Украины? Эксперт Фонда Карнеги полагает, что – не слишком:

«Китай на все слова США о том, что неприменение ядерного оружия Россией в Украине в его интересах, дает ответы со смыслом: «Это, вообще-то, ваша война, это вы там активно участвуете и оружие поставляете, а мы – нейтральные, выступаем за мир, и это вы вводили санкции, вот и договаривайтесь с русскими сами. Если за наши какие-то более мускулистые движения в отношении Путина вы снимете с нас санкции, касающиеся экспортного контроля – ну, давайте поговорим». Поскольку США говорят, что это вещи не связанные, то и Китай отвечает, что его отношения с Россией никак не связаны с его отношениями с США».

Также Александр Габуев убежден в том, что Китай не будет реагировать на призывы улучшить свой международный имидж, отказавшись от дружбы с агрессором: «Китай считает, что давление на него связано не с его поддержкой Путина, а с тем, что он развивается в области технологий, подавляет свободу слова в Гонконге и конкурирует с США по всему спектру, и к этой конкуренции присоединяется и Евросоюз. Пекин не думает, что дистанцированием от Путина он может спасти или сильно улучшить свои имидж, и его это мало заботит».

По мнению Александра Габуева, личные качества Си Цзиньпина и его политический стиль мало располагают к надеждам на какую-то гибкость: «Это гораздо более жестко схваченная, чем раньше, лидерская конструкция. На него все больше всего замыкается, и остатки коллективного руководства в Китае сейчас представляют собою людей, которые полностью ему лояльны. Это вроде бы повышает управляемость, но также повышает хрупкость и риски, потому что один человек делает ошибки (как демонстрирует ситуация с COVID-19) и цена этих ошибок по мере их накопления может возрастать».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Форум

XS
SM
MD
LG