Линки доступности

Россия и пограничный кризис ЕС-Беларусь: мнения американских экспертов


Польские кордоны на границе с Беларусью вблизи польского населенного пункта Кузница, 11 ноября, 2021 г. (фото Irek Dorozanski/DWOT/Handout via REUTERS)

Как говорят аналитики, пока что Москва получает удовольствие от того, что Евросоюз столкнулся с трудностями, но ситуация может измениться

Кризис на границе Евросоюза и Беларуси не был бы возможен без поддержки режима Лукашенко Кремлем. Об этом говорят эксперты в интервью Русской службе «Голоса Америки», комментируя разворачивающуюся в Европе драму с мигрантами из стран Ближнего Востока. Однако, по словам аналитиков, Владимир Путин может ограничить эту поддержку, если действия Лукашенко ухудшат и без того прохладные отношения Москвы и ЕС.

Сам Александр Лукашенко действует крайне резко, и не похоже, что он оставляет возможность для возвращения к контактам с Европой. Об этом говорит в своем комментарии старший научный сотрудник Джеймстаунского фонда в Вашингтоне Януш Бугайски (Janusz Bugajski):

«Похоже, что Лукашенко сжигает мосты в своих отношениях с Евросоюзом. Раньше он действовал более разумно: посылал своего министра иностранных дел на различные встречи с ЕС, шел на небольшие компромиссы, играл в “кошки-мышки” разными способами, а теперь он просто все рушит. И за этим есть что-то еще – мы же понимаем, что главными для Лукашенко являются его отношения с Москвой. То есть, стоит посмотреть, кто в этой ситуации дергает за ниточки, с учетом того, что председатель колхоза вряд ли может быть хитрее, чем офицер КГБ».

Эксперт при этом поясняет, что не видит прямой перспективы поглощения Беларуси Россией: «Россия хотела бы контролировать Беларусь, но вряд ли хотела бы присоединить – это все-таки будет очень затратно экономически, что вызовет недовольство в российских регионах, которые и так страдают от пандемии COVID-19».

С тем, что правитель Беларуси прибегает к радикальным средствам, согласен и профессор Университета Альберты в Канаде Дэвид Марплс (David Marples). Однако, по его мнению, Варшава могла бы реагировать более спокойно и избирательно:

«Лукашенко использует все средства, которые у него остались против ЕС, а этих средств уже почти и нет. Он в каком-то смысле загнан в угол, находится под тяжелыми санкциями, и его шаги по использованию беженцев – это жест отчаяния. И он, я думаю, удовлетворен реакцией Польши, которая, по моему мнению, в данном случае не отличается мудростью. В данном случае она могла бы рассмотреть отдельные случаи – в Канаде это произошло бы обязательно, мы бы рассматривали каждого прибывающего отдельно. Из двух-трех тысяч беженцев можно было кого-то и пустить».

По мнению Януша Бугайски, Россия, несмотря на сдержанную реакцию Москвы на кризис, охвативший польско-белорусскую границу, является участницей происходящего:

«Для Путина это – возможность очередной раз подразнить Евросоюз и НАТО, испытать их на прочность, вместе с той газовой войной, которую он фактически развязал в последние недели. Нужно не забывать, что все это происходит вместе с другими действиями России в отношении европейских стран: Болгарии, где прошли выборы, на которые Россия оказывала влияние, Молдовы, которой Москва периодически угрожает, и так далее. Я думаю, что может дойти и до вооруженных столкновений на границе, хотя сомневаюсь, что Россия хочет именно войны. И все это может быть отвлечением внимания от борьбы Путина за “главный приз” – Украину».

В том, что тяжелая ситуация на границе Польши и Беларуси играет на руку официальной Москве, не сомневается эксперт Университета Флориды, в прошлом – глава правозащитной организации Freedom House Дэвид Крамер (David Kramer):

«Давайте рассматривать это в контексте: кризис с мигрантами происходит в то же время, что и угрожающее наращивание российских войск на границе с Украиной. Это вызывает нарастающее беспокойство у властей США и Евросоюза по поводу того, что Путин может предпринять в отношении Украины. И Путин, я полагаю, также стоит и за тем, как Лукашенко использует мигрантов и беженцев с Ближнего Востока против трех стран, входящих в Евросоюз и НАТО: в основном, против Польши, в значительной степени против Литвы, и в несколько меньшем масштабе – против Латвии».

Дэвид Крамер уверен, что Кремль должен понести ответственность за поддержку белорусского диктатора:

«По моему мнению, ситуация требует немедленного ответа, который бы включал санкции против российских официальных лиц, которые поддерживают Лукашенко. Если мы это не сделаем, то дальнейшие санкции против самого Лукашенко, также нужные, не возымеют нужного эффекта. Мы должны действовать против тех, кто поддерживает Лукашенко, а они в основном находятся в Москве. Его поддерживают также и страны Персидского залива, в особенности ОАЭ, и мы должны им ясно сказать, что у этой поддержки могут быть последствия».

Не только «сжигание мостов»

В действиях Лукашенко, как говорит Януш Бугайски в интервью «Голосу Америки», прослеживается не только отчаяние:

«Лукашенко хочет продемонстрировать Путину, что Беларуси угрожают, и что она нуждается в лучшей военной защите – не обязательно в строительстве российской военной базы, но как минимум в комплексах ПВО С-400, а также другой военно-экономической помощи. Лукашенко все это объясняет усиленными санкциями ЕС, а также якобы исходящей от Польши угрозой военного вторжения, и так далее. И он пытается создать ситуацию, когда Путин действительно будет нуждаться в нем как в некоем буфере, причем буфере явно антизападном».

К охране этого «буфера» могут быть привлечены российские военные, отмечает Дэвид Марплс: «Россия может послать свои подразделения на границу Польши и Беларуси – взаимодействие военных и спецслужб Москвы и Минска настолько велико, что мы не можем сказать наверняка, нет ли их там уже сейчас. И эта граница всегда была важной для СССР, так что ничего необычного в том, что на ней опять появятся российские войска, не будет. Необычно будет, если они ее пересекут, но я думаю, этого не случится».

При этом, в попытках привлечь Кремль на свою сторону, Лукашенко, по мнению Марплса, заходит слишком далеко:

«Я думаю, что угроза Лукашенко отключить Европе газ на самом деле не может быть им осуществлена, потому что это не его трубопровод, он продал его России. И хотя теоретически он может закрыть “газовый кран”, это вызовет массу проблем для России, если он на это пойдет. Также у России скоро появится работающий «Северный поток-2», что вообще сводит на нет все угрозы, которые связаны с трубопроводом через Беларусь».

По словам профессора Университета Альберты, Путин не станет слишком рисковать ради главы режима в Беларуси:

«Если “Аэрофлот” в результате попадет под санкции с запретом полетов, то это создаст для него хаос и станет катастрофой. Мы уже видим, как отразились запреты полетов на “Белавиа”: компания еле дышит. Так что, возможно, поддержка Лукашенко Путиным в этой ситуации имеет границы. Он определенно пока поддерживает Минск в этой ситуации с мигрантами и обвиняет в происходящем Польшу, но я не думаю, что он допустит, чтобы дело дошло до запрета на полеты “Аэрофлота”».

Запад больше не будет разговаривать с Лукашенко

Дэвид Крамер считает, что Владимир Путин – и это следует из комментариев российского лидера – использует ситуацию с мигрантами для того, чтобы заставить Запад снова разговаривать с Лукашенко. По мнению экс-президента Freedom House, российский президент вообще невысокого мнения о стойкости западных лидеров:

«Я думаю, что саммит между Байденом и Путиным в Швейцарии не дал никаких результатов – напротив, Путин считает Запад слабым и неэффективным, и мы должны сделать нечто серьезное, чтобы быстро и жестко разубедить его в этом. Это двойная угроза от двух авторитарных правителей, Путина и Лукашенко, но исходит она прежде всего от Кремля».

«Мы помним, как Майк Помпео приезжал в Минск с совершенно неуместным визитом в феврале 2020-го, как и Джон Болтон в августе 2019-го. У предыдущей администрации был крайне неверный подход: они думали, что с Лукашенко можно работать, и даже приманить его чем-то, что уведет его дальше от Москвы. Этот подход был абсолютно провальным», – считает Дэвид Крамер.

В свою очередь, Дэвид Марплз говорит, что Европа с Лукашенко разговаривать не будет, а Россия, наоборот, может быть настроена на улучшение отношений с Брюсселем в будущем:

«Сейчас сложно представить себе улучшение отношений России и Евросоюза, но я бы этого не исключал совсем. И если такое улучшение произойдет, Москва может сказать Лукашенко: хватит этой напряженности, заканчивай. У европейцев теперь полностью открылись глаза на Лукашенко. Это заняло некоторое время, но теперь для них возврат к диалогу с ним просто невозможен: дни, когда они с ним разговаривали, в прошлом. Они, я думаю, все поняли после эпизода с насильственной посадкой самолета, после которой даже у них наступило понимание, что Лукашенко – опасный и безответственный террорист».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG