Линки доступности

Чем не угодили Москве «юрты несокрушимости»?


Вид на центральное здание МИДа РФ в Москве.

В российском МИДе выразили недовольство оказанием гуманитарной помощи украинцам со стороны казахской диаспоры

Война в Украине порою самым неожиданным образом влияет на отношения России со странами постсоветского пространства, отмечают эксперты, комментируя недавнее заявление официального представителя МИД РФ Марии Захаровой по поводу так называемых «юрт несокрушимости», устанавливаемых с чисто гуманитарными целями представителями казахской диаспоры в украинских городах, в том числе в Буче.

Захарова, тем не менее, потребовала от казахстанского МИД дать официальные разъяснения по этой теме, чтобы не допустить «нанесения ущерба… стратегическому партнерству» между странами.

Из Астаны ответили, что посольство Казахстана в Украине не имеет никакого к данной акции. «Это инициатива частных казахстанских компаний, - сказал представителя казахстанского МИД Айбек Смадияров. - Запретить им не можем. Сами собрали, сами доставили, сами установили, сами помогают».

Словом, никакой проблемы в Казахстане не увидели. Однако российские СМИ с подачи Марии Захаровой уже стали вовсю раскручивать эту тему. И такое происходит далеко не в первый раз.

«Всё это выглядит крайне неловко, чтобы не сказать неумно и контрпродуктивно»

Российский МИД устами Марии Захаровой снова «наступает на грабли», считает политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. По его словам, эти грабли применительно к очень непростым российско-казахстанским отношениям уже довольно часто ударяли в лоб Москве и её истеблишменту.

«Реплики Захаровой, на мой взгляд, выходят за рамки представлений об отношениях между Москвой и Астаной как уважительных и равноправных, – конкретизировал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Тон, с которым официальный представитель МИД предъявляет претензии, в частности дипломатам Казахстана, говорит о том, что имперский синдром, о котором не говорит только ленивый, абсолютно не выдавливаем из менталитета российской элиты. Как можно, очевидно, думают в Москве, в то время, когда мы проводим спецоперацию в Украине, наши друзья, коллеги, союзники совершают там гуманитарные акции. И Москве тут, оказывается, не важно, кто тут выступает инициатором – частные лица или государственные, и что они просто пытаются помочь людям, находящимся в тяжелейшем экономическом и социальном положении…»

Между тем, когда Захарова вещает от имени не просто МИДа, а де-факто – от российского руководства, то это странным образом противоречит, например, недавнему заявлению в газете «Аргументы и факты» секретаря Совбеза России Николая Патрушева, уточнил Аркадий Дубнов. Патрушев сказал, что мы не воюем с Украиной, что украинцы нам братья, напомнил эксперт.

«Так и казахи нам тоже братья, – продолжил он. – А казахи помогают украинцам, и в чем проблема-то? Речь не идет о политическом подтексте этой акции, речь о частной инициативе казахской диаспоры в Украине. Какое вообще имеет право Москва требовать от нее (диаспоры) вести себя согласно политике, которую осуществляет Кремль? В конце концов, если идти дальше по этому пути, то Москва должна диктовать Астане правила игры и с российскими релокантами, которые уехали в Казахстан. Всё это выглядит крайне неловко, чтобы не сказать неумно и контрпродуктивно».

В то же время, как видится эксперту, 2022 год оказался переходным в отношениях стран постсоветского пространства с Россией. По его оценке, отношения с Москвой становятся все более и более токсичными.

«В первую очередь с точки зрения экономического состояния стран, которые вынуждены так или иначе избегать вторичных санкций, – пояснил он. – Некоторые страны, впрочем, достаточно искусно используют санкции против России в своих целях, помогая Москве обходить эти санкции. Так, например, это достаточно успешно делает Киргизия (Кыргызстан - прим. ред.), поставляя продукты электроники по серым схемам. Но эта ситуация ненадолго, она когда-нибудь да закончится. Главное, что политика России в отношении Украины, одного из бывших членов СНГ и осколка Советского Союза, конечно, вызывает серьезную озабоченность на постсоветском пространстве, поскольку декларации, на основе которых Москва действует в Украине, исходят из стремления объединить и защитить «русский мир». При этом международно-признанные границы для России перестают иметь какое-либо значение».

Такого рода претензии, разумеется, не могут не беспокоить страны Центральной Азии, в первую очередь - Казахстан. В северных областях республики проживает большое количество русскоязычного населения, резюмировал Аркадий Дубнов.

«Казахстан сейчас просто не может публично заявлять о поддержке российских действий»

История с «юртами несокрушимости» вызвала «переполох» в первую очередь в России, в свою очередь, подчеркнул Темур Умаров, регионовед и автор телеграм-канала о Китае и странах Центральной Азии. По его мнению, провластные медиа восприняли это как очередной демарш Казахстана против России.

«С точки зрения Кремля, казахстанцы лицемерят, говоря одно, а действуя иначе, – рассуждает собеседник «Голоса Америки». – Если посмотреть, как ведет себя в последнее время российский МИД и особенно пресс-секретарь, то становится понятно, что они в своей работе больше фокусируются не на внешнюю аудиторию, а на внутреннюю. Это видно по сути и риторике заявлений. Похоже, они (дипломаты) прежде всего пытаются попасть в новостные сводки, которые предлагают к прочтению Владимиру Путину, стремясь продемонстрировать свою лояльность и приверженность политическому курсу, который задан Кремлем».

Поэтому судить о реальных отношениях двух стран по этим заявлениям не стоит, порекомендовал Темур Умаров. Как ему представляется, МИД и высокопоставленные чиновники РФ используют любой повод, чтобы просто быть услышанным наверху, заработать какие-то политические бонусы через упоминаемость в СМИ.

«Но это совсем не обязательно ведет к переменам в двусторонних отношениях, – указал он. – Партнерство между Казахстаном и Россией продолжается. Астана пока не собирается кардинально менять свою внешнюю политику по отношению к России, уходить с интеграционных площадок, в которых состоит. Есть моменты, по которым Казахстан немного изменил свою политику, но это в первую очередь связано с тем, что намного усилилось давление мировой общественности (в связи с войной в Украине). Казахстан сейчас просто не может публично заявлять о поддержке российских действий, потому что это обернется большими издержками, а то, с высокой вероятностью, – санкциями, что заметно повлияет на экономическую ситуацию в республике».

Конечно, война в Украине усилила опасения стран Центральной Азии за свой суверенитет, согласен эксперт.

«Потому что, если раньше, риторика, идущая из России, казалась пустыми словами.., то теперь Москва показала, что ее претензии могут перерасти в реальные действия, как это и происходит в Украине. Риски явно возросли», – заключил Темур Умаров.

Форум

XS
SM
MD
LG