Линки доступности

SIPRI: глобальный ядерный арсенал увеличится впервые после холодной войны


Большинство ядерных держав усиливают роль этого вида оружия массового поражения в своих военных стратегиях, заявили в шведском аналитическом центре

Ожидается, что глобальный ядерный арсенал в ближайшие годы вырастет впервые со времен холодной войны, а риск применения такого оружия будет самым высоким за последние десятилетия. Об этом заявил в понедельник ведущий аналитический центр по вопросам конфликтов и вооружений.

Российское вторжение в Украину и поддержка Киева Западом усилили напряженность среди девяти ядерных держав, говорится в новой публикации Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). Институт заявил, что, хотя количество ядерных вооружений в период с января 2021 года по январь 2022 года несколько снизилось, если ядерные державы не примут срочных мер, глобальные запасы боеголовок могут вскоре начать расти впервые за десятилетия.

«Все государства, обладающие ядерным оружием, увеличивают или модернизируют свои арсеналы. Большинство из них обостряют ядерную риторику и усиливают роль, которую играет ядерное оружие в их военных стратегиях», – заявил директор программы SIPRI по оружию массового уничтожения Уилфред Ван в ежегоднике института за 2022 год.

«Это очень тревожная тенденция», – добавил он.

Через три дня после российского вторжения в Украину, которое Кремль называет «специальной военной операцией», президент России Владимир Путин привел российские силы ядерного сдерживания в состояние повышенной готовности.

Он также предупредил, что попытки других стран помешать России приведут «к таким последствиям, с которыми [они] в своей истории еще никогда не сталкивались».

Россия обладает крупнейшим в мире ядерным арсеналом, насчитывающим 5977 боеголовок, что примерно на 550 больше, чем у США. На долю этих двух стран приходится более 90 процентов всех боеголовок мира, хотя, по оценкам SIPRI, Китай находится в середине процесса расширения своего арсенала, к которому прибавилось более 300 новых ракетных шахт.

По данным института, общее число ядерных боеголовок в мире снизилось с 13080 в январе 2021 года до 12705 в январе 2022 года. По оценкам, 3732 боеголовки были развернуты на ракетах и самолетах, а около 2000 (почти все они принадлежат России или США) находились в состоянии повышенной готовности.

«Отношения между великими державами мира ухудшились еще больше в период, когда человечество и планета сталкиваются с целым рядом глубоких и неотложных общих проблем, которые могут быть решены только с помощью международного сотрудничества», – заявил председатель правления SIPRI, бывший премьер-министр Швеции Стефан Лёвен.

Комментарий экспертов

Эксперты согласны с тем, что сегодня налицо резкое увеличение рисков применения ядерного оружия.

Впервые за последние десятилетия о возможности использования тактического ядерного оружия говорят открыто как об одной из вполне возможных опций.
Как напомнила Фиона Хилл (Fiona Hill) – бывший сотрудник Совета национальной безопасности США (U.S. National Security Council; 2017–2019) в ходе недавней беседы, состоявшаяся на площадке Стэнфордского университета, нельзя исключить, что Путин, вероятно, может пойти на применение всего имеющегося в его распоряжении арсенала оружия, включая ядерноею

Это не значит, что мы должны быть напуганы, считает американский политолог. «Мы должны подготовиться к непредвиденным обстоятельствам и понять, что мы собираемся сделать...» По словам Хилл, мир уже оказался в состоянии Третьей мировой войны, независимо от того, осознаем мы это в полной мере или нет: «К сожалению, мы возвращаемся к старым историческим моделям, про которые мы говорили, что никогда не допустим их повторения».

«То, что делает Путин – дестабилизирует весь ядерный стратегический баланс в глобальном масштабе», считает Фиона Хилл, и напоминает, что, отказываясь от своего ядерного арсенала после распада СССР, Украина, как и другие бывшие советские республики, подразумевала гарантии безопасности со стороны России. Теперь, когда от этих гарантий не осталось следа, и они превратились в свой антипод: агрессию и ядерные угрозы – для многих встанет вопрос о целесообразности сохранения безъядерного статуса.

«Мы действительно оказались в очень затруднительном положении в отношении Договора о нераспространении ядерного оружия. Я думаю, что распространение такого оружия на новые страны становится всё более неизбежным из-за того, что сейчас делает Путин в Украине, - считает Фиона Хилл. - Трудно себе представить, что переговоры о стратегической безопасности и стабильности, сокращении вооружений или нераспространении ядерного оружия будут вестись в то время, как Россия мародерствует в Украине и шантажирует мир, подвергая сомнению гораздо более крупные экзистенциальные и глобальные приоритеты из-за собственной одержимости - зацикленности на какой-то частной версии собственной истории», – заключает Фиона Хилл.

В свою очередь заведующий Отделом европейской безопасности Института Европы Дмитрий Данилов указал, что сегодня на самом деле поменялась траектория развития процесса разоружения. По его словам, после холодной войны в области контроля над вооружениями и укрепления стратегической стабильности активизировались усилия, предпринятые еще в конфронтационный период, что принесло свои положительные плоды. «Действительно тогда этот вектор был основным, – добавил он. – Теперь же, с одной стороны, риски существенно возросли, а с другой – они стали менее контролируемыми. Причем, в этой ситуации не работает система сдерживания и противовесов. То есть, нет обоюдной политической воли для того, чтобы идти по пути укрепления стратегической стабильности, прежде всего в сфере ядерных вооружений».

Продление на 5 лет СНВ как последний практический шаг в этом направлении не спасает общую ситуацию, констатировал Дмитрий Данилов. «Поскольку речь идет о том, что это в принципе консервирует ситуацию взаимного сдерживания, но не устраняет возрастающие риски и реальные военные опасности, – уточнил он. – Поэтому, мне кажется, что действительно порог применения ядерного оружия заметно снизился. Отчасти это связано с нынешним конфликтом на Украине. Потенциальная эскалация конфликта может привести, если это рассматривать в сценарном плане, к прямому столкновению между Россией и НАТО со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Вместе с тем несмотря на политические разъяснения по поводу того, что существуют четко очерченный круг условий и причин, по которым Россия может использовать ядерное оружие, это все-таки не дает ответа на вопрос, не возникнет ли такая ситуация в будущем, считает эксперт. На его взгляд, до сих пор все усилия в направлении того, чтобы найти инструменты снижения рисков, по большому счету не дали результатов. «А в ближайшей перспективе их тем более ожидать не стоит, имея в виду состояние российско-западных отношений и климат взаимного недоверия. О транспарентности в этом контексте тоже можно забыть», – заключил Дмитрий Данилов.

Даг Бендоу (Doug Bandow is a senior fellow at the Cato Institute), старший аналитик вашингтонского Института Катона полностью согласен с заключением SIPRI: «Это очевидно, что страны, похоже, движутся к наращиванию своих ядерных арсеналов. К примеру, Китай лидирует в этой области. Северная Корея остается очень активной. Возможен разрыв «ядерного соглашения» с Ираном. Возможно, наступает очень опасное время».

По состоянию на начало 2022 года в мире насчитывалось 12705 боеголовок, из них были развернуты 3775.

Петр Топычканов, (Petr Topychkanov is an Associate Senior Researcher in the SIPRI Weapons of Mass Destruction Programme) сотрудник SIPRI и эксперт в области оружия массового поражения, указывает, что члены «ядерного клуба» увеличивают ассигнования на модернизацию ядерных арсеналов.

Петр Топычканов, заявил: «Соединенные Штаты входят в этап модернизации. Основные бюджеты сейчас уже повысили. Мы увидим в следующие годы, как будет развиваться ядерный арсенал. А что касается Китая или Индии, или Пакистана – там идет вопрос не о замене старого оружия на новое, а по сути о его развитии: осваивание технологий, создание более современных вооружений с вероятным повышением ядерных боезарядов».

Петр Топычканов добавляет, что война, развязанная Владимиром Путиным в Украине, безусловно привела к эскалации противостояния Москвы с НАТО, однако, пока рано говорить о возросшем риске ядерного конфликта: «К сожалению вооруженный конфликт в Украине продолжается. НАТО трансформируется в ответ на угрозу, которую видит со стороны России и рассматривает вступление новых членов Швеции и Финляндии. Открывается множество возможностей для эскалации этого конфликта. И множество возможностей, в том числе на новые уровни включая рост ядерной угрозы. На данном этапе, да – ядерная угроза выросла, но достигла ли она своего пика, этого я сказать, к сожалению, не могу».

При этом эксперт SIPRI Топычканов подчеркивает, что Минобороны России до сих пор не смогло предоставить веских доказательства того, что Украина ведет разработки по созданию ядерного оружия и средств доставки. Заявление об этом сделал министр обороны России Сергей Шойгу на заседании Совета министров обороны стран ОДКБ 24 мая.

  • 16x9 Image

    Санджар Хамидов

    Журналист-международник с 20-летним стажем, военный корреспондент, оператор и продюсер. На «Голосе Америки» работает с 2015 года. Работал в Афганистане, Ираке, освещал антитеррористические операции и становление демократических институтов. На Кавказе был репортером на Второй чеченской войне. Основные направления деятельности – международная политика на Ближнем Востоке, в Центральной и Юго-Восточной Азии, a также американская внешняя политика и социальные проблемы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Читайте также

XS
SM
MD
LG