Линки доступности

«Солдаты-призраки»: удастся ли военным преступникам-«вагнеровцам» уйти от международного суда?


Эксперты - о роли наёмников в военной агрессии России против Украины и путях их юридического преследования

На интернет-площадке вашингтонского исследовательского центра «Новая Америка» (New America) 5 мая прошёл «круглый стол» о роли наёмников в военной агрессии России против Украины и путях их юридического преследования (Russia’s Ghost Soldiers and the Crime of Aggression).

Англоязычный термин «солдаты-призраки» (ghost soldiers) в русском языке не используется: со времен российской аннексии Крыма и оккупации востока Украины в 2014 г. военных без ясных опознавательных знаков в обиходе чаще называют «зелеными человечками», «вежливыми людьми» (пока не дошло до применения оружия), а чаще просто «вагнеровцами», что не меняет их сущности: война и убийство за деньги, позволяющая маскировать государство-заказчика.

«Группа Вагнера»
«Группа Вагнера»

Анна-Мари Слотер (Anne-Marie Slaughter), генеральный директор экспертного сообщества «Новая Америка» (CEO, New America) подчеркивает: «С самого начала интервенции России в Украину в 2014 году «группа Вагнера», так называемые добровольцы из России - были постоянной и непрекращающейся угрозой стабильности Украины. Они замешаны в военных преступлениях на Донбассе также, как и в Сирии, Ливии, Центральноафриканской Республике. Появились сообщения о том, что наёмникам «группы Вагнера» в конце февраля поручалось убить президента Украины Владимира Зеленского».

О вагнеровцах впервые написали в 2015 году, а в 2017 году они попали в санкционный список США, что в определенном смысле «легализовало» их название, как «частной военной компании Вагнер» (PMC Wagner).

По информации СМИ, «Вагнер» — это позывной полковника запаса спецназа ГРУ МО РФ, кавалера четырех российских орденов мужества, уроженца Свердловской области Дмитрия Уткина. Раньше он был командиром 700-го отдельного отряда специального назначения 2-й бригады специального назначения ГУ Генштаба ВС РФ, дислоцированной в Псковской области. В 2013 году он уволился в запас и пошёл работать в компанию, занимающуюся охраной месторождений в Сирии, участвовал там в военных действиях, а через год поехал в составе «вежливых людей» аннексировать Крым, где стал командиром собственного подразделения, организовал тренинг и финансирование через одну из компаний «повара Путина» Евгения Пригожина.

По свидетельству журналистов, общавшихся с его окружением, Уткин увлечён германским фашизмом и потому взял позывной «Вагнер», в честь Рихарда Вагнера, любимого композитора Адольфа Гитлера. Группа имеет закрытую тренировочную базу в Краснодарском крае, оформленную по документам как «пионерский лагерь», и кроме Украины, участвовала в боевых действиях в Сирии, Ливии, Центрально-Африканской республике, Судане, Мозамбике и Мали.

Кэндис Рондо (Candace Rondeaux), профессор университета штата Аризона, директор программы «Будущие линии фронта» в «Новой Америке» (Professor at Arizona State University, Director, Future Frontlines at New America) отмечает: «В 2014 году «вагнеровцы» были отнесены к категории бойцов-добровольцев, которые защищали русское этническое население за пределами России, но на самом деле они были развернуты по крайней мере с молчаливого согласия государства, если не явного приказа Кремля».

Будущих наёмников собирали по частным охранным предприятиям и личным связям из числа офицеров запаса, по возможности – из спецназа или воздушно-десантных частей.

«Они контролируются российским государством сверху донизу, - говорит профессор Кэндис Рондо, - но удивительным образом никогда не подпадают под действие национальных законов. Государство создает для них своего рода параллельную правовую среду».

Статья 359 УК РФ предусматривает наказание до восьми лет лишения свободы за вербовку, обучение, финансирование, материальное обеспечение наемника, использование его в вооруженном конфликте или военных действиях. Наемником считается лицо, действующее в целях получения вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте, не проживающее постоянно на его территории и не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей. Правильные слова. Но в реальности гипотетически возможное наказание по этой статье применялось в лучшем случае для запугивания недовольных членов группы в дисциплинарных целях.

«Вагнеровцы» являются идеальным средством для выполнения наиболее грязных заданий. Из-за того, что они не имеют официальной связи с государством, от них всегда можно откреститься и заявить о непричастности России – вот почему попытку устранения Владимира Зеленского поручали именно этим «ихтамнетам». Имеется и возможность официального отказа от группы, попавшей в неудобное положение. Это произошло, в частности, 7 февраля 2018 года, когда несколько подразделений «вагнеровцев» приняли участие в операции возле города Хашам в Сирии, попали под ответный удар артиллерии и ВВС США и потеряли по данным СМИ более 200 человек. Россия не признала погибших не только военнослужащими, но даже и своими гражданами.

Как считает Кэндис Рондо, «вагнеровцы» сыграли очень большую роль в аннексии Крыма, в первом российском вторжении в Украину в 2014–2015 годах, когда Кремль отрицал участие российских вооруженных сил в войне. На новом этапе вторжения «вагнеровцы», кроме попытки операции против высших должностных лиц государства в Киеве (с десантированием в Гостомеле на аэродроме авиазавода «Антонов»), были замечены также в Харькове. «Их специализация – проникновение за линию фронта до начала боевых действий, наведение на объекты и разведывательные миссии. Но все пошло не так гладко, потому что изменился статус войны, и Россия запуталась в юридической фикции, которую сама создала для себя».

Документирование военных преступлений «вагнеровцев» происходит еще сложнее, чем в случае с регулярными частями противника. В регулярной армии есть органы военной юстиции, у наёмников же нет и этого. «Мы можем полагаться только на свидетельства очевидцев, – говорит Кэндис Рондо. – Но неожиданно нам помогли обычные социальные сети. Самое курьезное в военных «подвигах» наёмников то, что они, оказывается, любят поговорить о своих преступлениях, относятся к ним, как к своеобразному трофею, потому что не получают достаточного общественного признания за ту работу, что они делают тайно».

Этот психологический момент является ключом к пониманию и мотивации, и жестокости «вагнеровцев». Пытаясь преодолеть своё вынужденное одиночество, «они много общаются друг с другом в социальных сетях. Анализируя это, вы получаете представление о том, как «зелёные человечки» вписываются в общую стратегическую картину, - продолжает Кэндис Рондо. – У них выработалась какая-то своя культура, которая стала результатом того, что они не социализированы так, как социализированы национальные вооруженные силы».

Роковую роль играет и полученный боевой опыт: «Возраст многих командиров в группе – около 50 лет. Были двое, которым было даже по 60, что, казалось бы, необычно. Многие из них имели боевой опыт в Афганистане, в Чечне. И это был чрезвычайно жестокий опыт. То поколение командиров, которое являются основной частью этой квазигосударственной военной силы, страдает от крайней степени посттравматического стрессового расстройства», – заключает профессор Кэндис Рондо. – Поскольку наемники мотивированы финансовой выгодой, то они не заинтересованы в прекращении конфликта. И чем дольше идёт война, тем больше вреда будет причинено гражданскому населению, тем больше будет совершено военных преступлений».

«Вагнеровцы» – это «завербованная группа бывших военных, полицейских, агентов спецслужб, напоминает Кэндис Рондо. – Они являются своего рода кастой. Многие из них уже совершали военные преступления в прошлом. И если вы завербуете их опять и отправите в новое место, то скорее всего они снова и снова совершат свои зверства. Таким образом, использование наёмников значительно увеличивают риск военных преступлений, жестокости».

«Представьте себе: они действовали в разных районах мира по чрезвычайно свободным правилам ведения войны, где ценилось нанесение ударов по гражданским лицам и объектам как средство достижения военных целей. Это та «культура», из которой они происходят, - констатирует Кэндис Рондо. – При этом их героизируют в современных российских фильмах и даже в СМИ. Одна из вещей, которая удалась Путину – это создание ореола романтизма вокруг спецназа. Это действительно кажется привлекательным для многих людей в России, особенно молодых, у которых просто нет другого представления о том, как выглядит настоящая воинская доблесть. К этому часто добавляется мотивированность борьбой за “русскую этническую чистоту” – разновидность представлений о «превосходстве» белой расы. С этим они шли в Сирию, Ливию, как до этого в Афганистан и Чечню; и там они видели врагов, которых нужно поголовно уничтожить. Это дьявольское варево из травмы и расизма».

Но самый страшный вывод, который вынуждена сделать профессор Кэндис Рондо, даже не этот: «Реальность такова, что «группа Вагнера» не является оформленной организацией. Её даже юридически не существует. Это фикция, придуманная именно для того, чтобы отвлечь внимание от подставных компаний и контрактов, которые в конечном итоге принадлежат Министерству обороны России. Кремль добился больших успехов, пытаясь запутать НАТО относительно того, как реагировать на присутствие боевиков без официального статуса. Поэтому так важно сосредоточиться не на «группе Вагнера», а на реальных структурах, которые отдают приказы на развертывание».

Поскольку ждать преследования наёмников от российского правосудия не приходится, единственный шанс привлечь их к ответственности – это международное право. Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников принята Генеральной Ассамблеи ООН ещё 4 декабря 1989 года. Документ относит к наемникам любое лицо, которое завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте; делает это, руководствуясь желанием получить личную выгоду или вознаграждение, существенно превышающее выплачиваемое комбатантам такого же ранга, входящим в личный состав вооруженных; которое не является ни гражданином страны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на ее территории; не направлено государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей; которое завербовано для участия в совместных насильственных действиях, направленных на свержение правительства или подрыв конституционного порядка государства или подрыв территориальной целостности государства.

Сорча Маклеод (Sorcha McLeod), председатель рабочей группы ООН по использованию наемников (UN Working Group on the Use of Mercenaries), доцент юридического факультета Копенгагенского университета в Дании, подчёркивает трудности практического применения этой конвенции: «Крайне сложно юридически определить, является ли кто-то наемником или нет... Цепочки подчинения крайне непрозрачны. Какую форму они носят? Какие знаки различия? Каковы идентификационные номера? В каждой стране, где действовали «вагнеровцы», это все было по-разному. Когда мы говорим об ответственности, то имеем ли в виду уголовную, или ищем возмещения ущерба? Это очень длинный юридический путь, связанный с применением принципа «универсальной юрисдикции», и исторически мы знаем, что он никогда не был до конца успешным, за исключением прецедента с нацистским режимом в Нюрнберге».

Впрочем, перспективы международного суда по преступлениям «вагнеровцев» в Украине Сорча Маклеод оценивает относительно высоко: «В первую очередь потому, что есть доказательства предварительного планирования, когда определенные субъекты, находящиеся на службе у российского правительства, были развернуты за пределами её территориальных границ».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG