Линки доступности

Анализ: стоит ли Украине договариваться с Россией?


Михаил Подоляк, советник Офиса президента Украины.

Несмотря на масштабные российские авиаудары, разрушающие украинскую инфраструктуру и уносящие человеческие жизни, в Киеве исключают возможность переговоров с Москвой.

Россия продолжает подавать сигналы о «готовности к переговорам», однако рассматривать их стоит исключительно часть информационной кампании, цель которой — подорвать поддержку Украины со стороны ее партнеров. В этом уверен Михаил Подоляк, советник Офиса президента Украины. В интервью «Голосу Америки» 18 ноября он заявил: «Мы ожидаем, что наши партнеры перестанут обращать внимание на провокационные заявления России по поводу переговорного процесса».

Представители администрации США с этим согласны. На пресс-конференции 11 ноября по пути в Камбодже советник по национальной безопасности Белого дома Джейк Салливан заявил, что российские заявления нельзя воспринимать серьезно - до тех пор, пока Москва стремится незаконно аннексировать украинскую территорию.

Напомнив о том, что он называет «четырьмя основными элементами консенсуса» в правительстве США, Салливан повторил: только Украина может решать, когда и на каких условиях вести переговоры. Он добавил, что любой справедливый мир должен основываться на принципах суверенитета и территориальной целостности, и США сделают все возможное, чтобы убедиться в том, что любые переговоры в будущем Украина сможет вести с позиции силы.

После ухода России из Херсона официальные российские лица все чаще говорят об открытости к переговорам. Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков в ноябре заявлял, что его правительство «открыто к диалогу без предварительных условий», сообщают российские СМИ. По словам Рябкова, Москва была готова к переговорам и раньше, но Киев якобы прервал диалог «по команде своих западных кураторов».

Через четыре дня после заявления Рябкова Россия начала самый мощный с момента вторжения обстрел украинской территории. 15 ноября было запущено до 100 ракет и дронов, из-за чего доля повреждения получила почти почти половина всех мощностей украинской энергосистемы. В свою очередь, еще одна масштабная атака в минувшую среду, 23 ноября, еще больше повредила энергетическую инфраструктуру в Киеве и других городах Украины.

Обстрел 15 ноября произошел всего через несколько часов после того, как президент Украины Владимир Зеленский представил «украинскую формулу мира» из 10 пунктов на саммите «Большой двадцатки» в Индонезии. Этот план предусматривает меры по обеспечению радиационной, ядерной, продовольственной и энергетической безопасности, обмен пленными и возвращение депортированных украинцев из России, восстановление территориальной целостности Украины и привлечение к ответственности виновных в совершеннии военных преступлений.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России Владимира Путина, заявил российским журналистам, что обстрел 15 ноября, оставивший миллионы украинцев без отопления, воды и света произошел из-за отказа украинских властей вести переговоры.

«Нежелание украинской стороны решать проблему, идти на переговоры, более того, действия украинской стороны по отказу от согласованных пониманий текста и так далее, это все последствия», - сказал Песков.

Михаил Подоляк сравнивает слова Пескова с «ультиматумом, который поставили бы террористы: или я убью заложников - гражданское население Украины - или вы делайте то, что мы скажем». Он считает, что Россия продвигает переговорный нарратив, чтобы улучшить свою репутацию в мире.

«Они используют слово "переговоры", вкладывая в него совсем не тот смысл, который вкладываем мы: сели, у сторон есть позиции, ищем компромисс, – говорит Подоляк. – Нет. Они говорят «переговоры», подразумевая выполнение их требований. А какие это требования? Например, не идти в европейские сообщества, НАТО, не вступать в военные альянсы и отдать им территории».

Подоляк утверждает, что Россия, проиграв на поле боя, прибегла к геноциду украинского населения, чтобы заставить лидеров в Киеве выполнить ее условия.

«Не может быть переговорного процесса, говорящего: "Да, вы (украинцы – ред.) выигрываете войну. Остановитесь, отдайте территории, то есть капитулируйте перед РФ», - подчеркивает Подоляк. По его словам, переговоры могут начаться, когда будет возобновлена территориальная целостность Украины, а Россия вернется в рамки международного права. Эти переговоры, считает он, могут быть сосредоточены на таких вопросах, как преследование военных преступников и возмещение нанесенного войной ущерба.

По сообщениям СМИ, некоторые члены правительства США хотели бы, чтобы Киев воспользовался своими успехами на поле боя и перешел к переговорам. Однако посол Уильям Тейлор, вице-президент Американского Института мира по России и Европе, утверждает, что позиция, изложенная Салливаном, - это официальная позиция администрации США.

«Джейк Салливан, советник по национальной безопасности, выступал от имени президента и всей администрации, - сказал Тейлор, в 2019 году занимавший должность Временного поверенного в делах США в Украине. — Победа Украины и поражение России отвечают национальным интересам США».

Прекращение огня: кому это выгодно?

Большинство экспертов, с которыми пообщался «Голос Америки», считают, что сейчас прекращение огня может быть выгодно Кремлю и не поможет прекратить войну. Любое прекращение огня, достигнутое путём переговоров, позволит российским войскам перегруппироваться и восстановиться, говорит Наталья Бугаева, исследовательница Института изучения войны (ISW).

По ее словам, остановка огня заморозит линии фронта в лучшей возможной конфигурации, на которую может надеяться Путин; это один из немногих способов для России сломать импульс украинских сил.

В свою очередь, Дэвид Креймер, исполнительный директор Института Джорджа Буша, считает, что Украина может победить на поле боя и что единственный способ завершить войну - продолжение поставок помощи со стороны союзников.

«Никто не хочет окончания этой войны так, как этого хотят украинцы, которые воюют и погибают, защищая свою страну и свободу; пока они добились невероятных успехов и думают, что могут победить. А призывы к переговорам подрывают их импульс», - подчеркнул Креймер в письменном ответе «Голосу Америки».

Это поставит россиян в выгодную позицию для будущих атак, соглашается Наталья Бугаева: «Любой российский плацдарм, особенно на стратегическом юге, будет представлять постоянную угрозу украинскому суверенитету, потому что главная цель Путина по контролю над Украиной не изменилась. Кремль использует любое прекращение огня, чтобы просто скорректировать усилия по установлению контроля над Украиной».

Фискальный аргумент

Другую точку зрения высказала обозреватель Катрина ванден Хювел в своей статье для издания The Washington Post. Она утверждает, что США пора начать готовить условия для дипломатического решения войны. «Ставки слишком высоки, чтобы мы могли сидеть сложа руки, пока катастрофа распространяется, а расходы и риски продолжают расти», – написала она, подчеркнув, что расходы для воюющих сторон, США и других стран, поддерживающих Украину, продолжают расти.

Ранее администрация президента США Джо Байдена получила одобрение Конгресса на 40 миллиардов долларов помощи Украине на 2022 фискальный год; с 24 февраля этого года на оборону было потрачено более 19 миллиардов долларов.

Экономист Тимоти Эш в статье Центра анализа европейской политики указывает, что помощь Украине составляет лишь 5,6% общих расходов США на оборону. И при этом подчеркивает: «Россия - основной противник США, соперник самого высокого уровня, при этом не слишком отстающий от Китая, стратегического соперника номер один». Стратегия национальной обороны США определяет Россию как «острую угрозу».

Нельзя идти ни на какие территориальные уступки

Дэвид Креймер, исполнительный директор Института Джорджа Буша, говорит, что все разговоры о том, что Украина должна пойти на уступки, носят «глубоко деморализующий характер». Кроме того, они не отвечают настроениям в обществе.

По данным опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии в сентябре, 87% украинцев не готовы поддерживать какие-либо территориальные уступки ради скорейшего прекращения войны с Россией.

Наталья Бугаева добавляет: территориальные уступки оставят украинцев, которые все еще проживают на оккупированных территориях, наедине с агрессором и его зверствами.

Посол США по особым поручениям по вопросам глобального уголовного правосудия Бет Ван Шак в эксклюзивном интервью корреспонденту Украинской службы «Голоса Америки» Алексею Коваленко отметила, что неправительственные организации, средства массовой информации и правоохранители собрали многочисленные доказательства военных преступлений. «Повсюду, где были развернуты российские войска, мы видим целый ряд различных военных преступлений, - сказала она. - Это включает в себя все: от бомбежек гражданской инфраструктуры до насилия, казней и пыток». По ее словам, есть «достоверные сообщения о том, что женщины, девушки и даже мужчины и мальчики подвергаются сексуальному насилию, когда они находятся под стражей российских военных».

Посол Вильям Тейлор считает, что Киеву следует рассмотреть вопрос о переговорах с Москвой, но только после того, как российские войска покинут территорию Украины. Он отмечает, что сама территория не может быть предметом переговоров.

«Темы переговоров должны включать полный вывод российских войск из Украины; возвращение военнопленных и других украинцев, в том числе украинских детей, насильно перевезенных в Россию; возмещение ущерба от войны; ответственность за военные преступления и зверства; гарантии безопасности для Украины», – эти пункты Вильям Тейлор перечислил в письменном ответе «Голосу Америки».

С ним в целом соглашается Дэвид Креймер, исполнительный директор Института Джорджа Буша, но при этом признает: сложно найти темы для обсуждения с нынешним правительством в Москве: «Трудно понять, о чем можно вести переговоры с режимом, виновным в военных преступлениях, преступлениях против человечности и в геноциде».

Уильям Померанц, директор Института Кеннана, входящего в состав Центра Вудро Вильсона, также не видит возможности дипломатического решения в ближайшее время.

«Президент Зеленский очертил амбициозный мирный план, который вряд ли будет принят или даже рассмотрен Российской Федерацией. Недавние военные успехи Украины делают еще менее вероятным то, что Зеленский пойдет на компромисс по любому из своих требований», - сказал Померанц «Голосу Америки».

Россияне же, отмечает он, также вряд ли признают и компенсируют страдания, причиненные Украине.

«Не может быть мира, пока Россия не начнет отвечать за нарушения прав человека в Украине и не выплатит значительные репарации за причиненный ущерб», – подчеркивает Померанц.

В то же время, как неоднократно заявляют представители администрации Байдена, война может закончиться в любой момент – Путину нужно только принять решение ее прекратить.

«Россия вторглась в Украину. Если Россия решит перестать воевать в Украине и уйти, это будет концом войны. Если же Украина решит прекратить воевать и сдаться, это будет конец Украины», - говорит советник по национальной безопасности США Джейк Салливан.

Форум

XS
SM
MD
LG