Линки доступности

Саммит в Сочи: немножко об интеграции и много о борьбе с Западом


Президент Беларуси Александр Лукашенко и президент России Владимир Путин (архивное фото)

Владимир Путин и Александр Лукашенко провели встречу на фоне продолжающейся российской агрессии против Украины

В понедельник 23 мая в Сочи состоялась очередная встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко. Договорённость об этом была достигнута во время саммита ОДКБ, когда Лукашенко попытался напугать лидеров Армении, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана: «Без скорейшего сплочения наших стран, без укрепления политических, экономических, военных связей нас завтра может не быть

Формально главными темами сочинского саммита были заявлены дальнейшее движение по пути кооперации промышленных предприятий двух стран и вопросы общей безопасности. Однако, первому вопросу внимание было уделено чисто формально: «Очень важно (вы как-то это отмечали), что экономика в России и вообще у нас в союзе не просто укрепляется, а неожиданно интенсивно укрепляется», – поддакивал на камеры Лукашенко Путину. А вот о совместной безопасности, то есть о противостоянии Западу в условиях российской агрессии против Украины разговор шёл в более серьёзных тона

«Вновь раздражать население, пусть даже и задавленное репрессиями, явно не в интересах Лукашенко»

Нынешний саммит Путина и Лукашенко выглядит совсем малозначительным событием на фоне того, происходит в Украине, констатировал в интервью Русской службе «Голоса Америки» руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников. По его мнению, их встреча больше похожа на вынужденную демонстрацию солидарности двух «последних диктаторов Европы», и не более того.

«Конечно, им всегда найдется что обсудить, преподнеся это публике как некое достижение, – уточнил он. – Но мне кажется, что значение саммита в нынешних условиях минимально, о чем косвенно свидетельствует и слабый интерес к нему новостных агентств».

Колесников допустил, что с учетом сложной обстановки на украинском театре военных действий сегодня возможно абсолютно всё, включая усиление нажима Кремля на Лукашенко с тем, чтобы он задействовал свою армию для нападения на Украину. Во всяком случае, гипотетически Путин заинтересован в таком повороте дел, утверждает он: «Это позволило бы ему отложить на некоторый срок всеобщую мобилизацию в России и восполнить недостаток людских ресурсов. Но, как представляется, у Лукашенко всё же нет никакого желания влезать в подобную авантюру. Он готов лишь сколько угодно словесно поддерживать Путина».

Последствия вовлечения белорусской армии в войну могут быть непредсказуемыми, если вести речь о реакции общества на такой шаг, считает политолог: «Особенно в контексте того, что Беларусь фактически пережила народное восстание в 2020 году. И сейчас вновь раздражать население, пусть даже и задавленное репрессиями, явно не в интересах Лукашенко. Хотя вербально он готов нести любую чушь в оправдание того, что происходит в Украине. Из этого же ряда его заявление, в котором Лукашенко обвинил Запад в желании расчленить Украину. Естественно, это полный абсурд. В абсурдизации действительности и самого дискурса два лидера сегодня в основном и соревнуются между собой…».

Позиция Лукашенко вполне объяснима, заметил Андрей Колесников: «Он боится рисковать, да еще в той стадии, когда в Украине наблюдается абсолютный позиционный тупик в военном смысле, и нет никаких гарантий, что участие белорусской армии будет способствовать выходу из этого тупика, а тем более развороту войны в пользу Москвы. Тут, как ни крути, всё равно дело швах».

«Систему власти в Беларуси во главе с Лукашенко Москва сохранила с ограничением его возможностей в плане управления внешним суверенитетом страны»

Во время сочинской встречи с Путиным Лукашенко сказал: «Нас беспокоит то, что они готовы, - поляки, натовцы - выйти, "помочь" таким образом забрать, как до 1939 года, Западную Украину. Нас это настораживает не только с точки зрения сегодняшней безопасности. Это их стратегия и по Западной Беларуси. Поэтому мы ухо востро держим». И добавил, что президент Польши Анджей Дуда, который в воскресенье был в Киеве, «практически ничего не решает в Польше. Занимается этими фейками».

Нелюбовь Лукашенко к Польше общеизвестна. Но почему он вдруг заговорил об этом сейчас - поинтересовалась корреспондент Русской службы «Голоса Америки» у руководителя независимого белорусского Центра политического анализа и прогноза Павла Усова. Усов заметил, что подобные заявления - обычная для Лукашенко риторика после 2020 года, когда он стал повышать градус «внешнеполитической угрозы».

«С одной стороны он в какой-то степени мобилизовал вокруг себя преданных ему бюрократов и военных, мол все события 2020 года были лишь провокацией польских и американский спецслужб, которые хотели захватить страну. По этой логике он запустить репрессии исключительно для того, чтобы сохранить суверенитет и независимость. А второй момент – это стремление укрепить свои позиции в глазах Москвы а первом этапе. Ведь, как мы знаем, что в тот момент решался вопрос в каком состоянии Москва примет капитуляцию Лукашенко – либо он остаётся "техническим президентом", либо его уберут с помощью запуска неких "переходных механизмов". И в то время – 2020 - 2021 годах – ожидания от реализации этого сценария были очень высокими. А он хотел доказать свою полную лояльность, но при этом намекал, что если Москва его уберёт, то немедленно Польша и НАТО будут у границ Смоленска», – считает Усов.

И добавляет: «Мы видим, что систему власти в Беларуси во главе с Лукашенко она сохранила с ограничением его возможностей в плане управления внешним суверенитетом страны. В стратегическом вопросе Россия полностью распоряжается Беларусью по своему усмотрению».

По мнению эксперта, сегодня подобная риторика Лукашенко (об угрозе со стороны Польши и НАТО) связана с попыткой информационно оправдать дальнейшее поглощение Беларуси Россией в военно-стратегическом плане, поскольку присутствие российских войск в Беларуси сохраняется, а это доказывает, что сама Беларусь остаётся источником угроз для Украины и соседних стран.

«Из подобных заявлений, которые звучат постоянно, можно сделать заключение: скорее всего в ближайшее время будет принято решение по размещению стационарной военной базы, а может быть и нескольких военных баз России. Что означает военную оккупацию Беларуси под предлогом защиты территориальной целостности и независимости страны от "польских панов и оккупантов". Ещё остаётся открытым вопрос размещения российского ядерного оружия на территории страны. Оно может быть введено сюда также под предлогом сдерживания (НАТО). Вот с чем связана эта риторика Лукашенко», – подытоживает Усов.

«Лукашенко хочет решать продовольственный кризис, хотя всем понятно, что именно он и Путин этот кризис и создают»

За несколько часов до начала встречи с Владимиром Путиным Александр Лукашенко направил письмо генеральному секретарю Организации Объединённых Наций Антониу Гутерришу. И там речь, в частности, были такие строки: «Война в Украине - это война у наших стен! Учитывая территориальную близость и общее историческое прошлое с Украиной, Беларусь искренне заинтересована в скорейшем урегулировании ситуации в этой стране. Нас как соседей Украины беспокоит будущее региональной безопасности и гарантии национальной безопасности Беларуси. Решать эти вопросы без нашего участия, как и без участия стран региона, невозможно. Мы – не агрессоры, как нас пытаются представить некоторые государства. Беларусь никогда не была инициатором каких-либо войн или конфликтов. Именно поэтому Беларусь искренне и неизменно остается приверженной задаче скорейшего примирения».

В этом письме Лукашенко также вспоминает: «постоянные усилия Беларуси по содействию урегулированию конфликта на востоке Украины в 2014-2015 годах. В итоге в 2015 году именно в Беларуси были подписаны известные Минские соглашения. И сейчас, в 2022 году, именно Беларусь смогла положить начало переговорам украинской и российской делегаций на нашей территории».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила прокомментировать эти фрагменты старшего советника Светланы Тихановской Франака Вечорку, и в частности, обратили внимание на то, что Лукашенко пишет не о «специальной военной операции», а о войне? И если он пытается позиционировать себя в качестве миротворца, то удастся ли ему инициировать «Минск-3» и выторговать послабление, а то и отмену санкций, наложенных после событий второй половины 2020 года?

«Говорит ли он "на", или "в Украине" - не имеет никакого значения. Пока он на поводке у Путина и полностью от него зависим, все эти риторические фигуры не имеют разницы. Поводок может быть длиннее или короче, но это поводок», – уверен собеседник «Голоса Америки».

Вечорка согласен, что Лукашенко пытается уйти от санкций и для того, чтобы «продать себя подороже», использует тему продовольственного кризиса, вызванного полномасштабным вторжение России в Украину и блокировкой акватории Чёрного моря вблизи украинских портов. «Он понимает, что для мира продовольственный кризис становится темой № 1, и на этом пытается заработать себе очки и снять санкции», – поясняет старший советник Светланы Тихановско

Для этих же целей Лукашенко пытался в прошлом году использовать миграционный кризис, понимая, что Европа, особенно соседние с Беларусью страны очень болезненно воспримут ситуацию с неконтролируемым потоком беженцев с Ближнего Востока и Африки. «Тогда он продавал себя, как человека, способного решить мигрантский кризис, а теперь он хочет решать продовольственный кризис, хотя мне кажется, всем понятно, что именно он и Путин этот кризис и создают», – констатирует Франак Вечорка.

И продолжает: «Понятно, что это абсолютно скоординированная тактика. Россия блокирует порты, взамен получает снятие санкций против Лукашенко, и тот вновь становится субъектом международной политики. Россия при этом ничего не теряет, но вновь становится игроком, который может решать мировые проблемы. Так же, как и Лукашенко, который может "спасать" соседей. Это такой хитрый пиаровский ход, который не решает полностью проблему продовольственного кризиса, но который создаёт искушение немножко ослабить давление на Беларусь взамен на частичное решение проблемы для западных игроков».

В отличие от Павла Усова, Франак Вечорка не думает, что в ближайшее время Россия официально создаст военные базы на территории Беларуси: «Сейчас это не нужно ни России, ни Лукашенко, так как размещение российских войск и так обеспечивается nonstop - есть два учебных центра, которые и так по факту являются базами, хотя по документам - нет. Потому что в белорусском обществе это очень спорный вопрос и большинство против российских баз. А когда их называют "учебными центрами", то это не так страшно. А второе - зачем военные базы, если вся южная граница и так обставлена российскими войсками, а поскольку это работает, то нет смысла это формализовать. Военная зависимость (Беларуси от России) столь велика, что вопрос баз не решает, а только создаёт проблемы».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG