Линки доступности

Артис Пабрикс: «Россияне должны спросить себя, почему все их соседи так стремятся вступить в НАТО?»


Артис Пабриск

Покидающий свой пост министр обороны Латвии рассказывает, какие изменения ожидают вооруженные силы его страны в связи с полномасштабной агрессией России против Украины

Артис Пабрикс (Artis Pabriks) был министром иностранных дел Латвии в 2004-2007 годах, с 2010 по 2014 год был министром обороны, и затем снова занял этот пост по результатам парламентских выборов 2018 года.

На его первую каденцию выпала первая фаза войны России против Украины: аннексия Крыма и оккупация части Донбасса. Годы второго срока пребывания Пабрикса в должности министра обороны Латвии также были отмечены тревожными событиями: усилением военного присутствия России на территории Беларуси и началом полномасштабного вторжения российской армии в Украину.

Интервью господина Пабрикса Русской службе «Голоса Америки» можно считать прощальным, по крайней мере, во вторую его каденцию: в начале декабря он покидает кресло министра обороны Латвии, потому что его партия «Attīstībai/Par!» очередные выборы проиграла.

А на вопрос – предвидится ли какая-либо корректировка стратегии Вооруженных сил Латвии в связи с прошедшими выборами, или все останется по-прежнему? – он ответил так:

Артис Пабрикс: Я должен сказать, что в политике обороны все главные направления не претерпят изменений и, конечно, новый министр расставит свои акценты, но в принципе мы знаем, что оборонная политика в Латвии была более-менее независима от личности министра. Направления всегда оставались те же, и я думаю, что в следующем году будет начинаться первый призыв нашей молодежи в Службу национальной обороны (VAD). Также будет происходить дальнейшее совершенствование военной индустрии и увеличится оборонный бюджет. То есть все те принципы, которые были в мое время, останутся и в будущем году.

А.П: А что изменилось в оборонной стратегии Латвии после 24 февраля этого года, то есть с началом полномасштабного вторжения российской армии на территорию Украины?

А. Пабрикс: Мы поняли, что Россия, как и раньше, не очень-то старается сохранять свою живую силу, ей безразличны жизни своих людей, и это означает, что мы должны быть готовы, что, если возможно какое-то нападение на наше государство, то мы должны иметь не только хорошую инфраструктуру, технику и так далее, но и большее количество личного состава. Поэтому мы будем с каждым годом увеличивать призыв людей в VAD и также подготавливать резервы – это основная задача, которую требуется решить в ближайшее время.

А.П: На востоке Латвия граничит с Псковской областью России, где, в частности, расквартирована 76-я десантно-штурмовая дивизия воздушно-десантных войск Российской армии. Наблюдались ли случаи каких-либо провокаций и нарушений границы с российской стороны?

А. Пабрикс: Латвия внимательно наблюдает за своей границей. Мы видели и прилеты российских самолетов, и были какие-то попытки выяснить побольше информации о том, что происходит у нашей границы и за границей. Но мы к этому готовы и ничего особенного или нового не видим.

А.П: Весной этого года в Латвии вышел почтовый блок, на котором изображены переплетающиеся красно-бело-красный и жёлто-синий флаги, а также известный ныне всему миру лозунг «Слава Украине!». Помимо этого символического жеста, какую поддержку оказывает Латвия сражающейся Украине, в том числе – в военном плане? И поддерживаете ли Вы призывы передавать больше наступательных вооружений?

А. Пабрикс: Как вы знаете, Латвия находится в первых рядах, наряду с Литвой и Польшей по объему помощи. Мы оказываем и военную, и гуманитарную помощь. В Украину идет наша техника. Все что мы можем – передаем в Украину. Мы считаем, что Украина должна иметь все возможности защищать себя так же, как это делают другие государства Европы, Америка и Канада – все, кто поддерживает борьбу Украины за свою независимость.

К тому же мы никогда не делили оружие на наступательное и оборонительное. Это сугубо дипломатический язык. Но если мы к этому подойдем серьезно, то нет никакой разницы: как можно различить, какое оружие наступательное, а какое для обороны? Можно и наступать, имея пистолет, и обороняться с ним же.

А.П: Латвия – многонациональная страна, здесь проживают представители свыше десятка разных народов. Согласно официальным данным, на 1 января этого года, этнические русские составляли около четверти от общей численности населения Латвии. Насколько велика их доля в составе Вооруженных сил Латвии, и поступали ли к Вам какие-либо сигналы о случаях их притеснения по национальному признаку?

А. Пабрикс: Сейчас практически не осталось стран мононациональных, соответственно, и в армии представлены самые разные национальности. Даже в Японии уже есть другие этнические группы. В профессиональную армию нашей страны приходили те, кто действительно хотел заниматься этой работой. А если человек был ненадежен, то его просто не брали. Наша армия, как и общество, многонациональная, здесь царят высокие патриотические настроения. И служат не только мужчины, порядка 15 процентов военнослужащих – это женщины.

А что касается притеснений по национальному признаку, то ничего подобного в латвийской армии никогда не происходило. Потому что у нас военнослужащие не делятся по национальности, даже такой статистики не ведется. Можно, конечно, попытаться посмотреть по именам или фамилиям, но у этнических латышей бывают фамилии, похожие на славянские и наоборот.

А.П: В последние месяцы нередко приходится слышать, казалось бы, парадоксальное изречение: Владимир Путин, как никто другой, сделал очень много для сплочения стран-членов НАТО. В частности, заявки на вступление в Североатлантический альянс подали традиционно нейтральные Швеция и Финляндия, а Швейцария решила наладить сотрудничество с НАТО.

Как Вы считаете, сколько в этом изречении (о роли Путина) шутки, и сколько правды?

А. Пабрикс: И правда, и шутка здесь есть, потому что если раньше в Кремле говорили о том, что НАТО окружает всю Россию и этим ей угрожает, то я почему-то ни разу не слышал подобных жалоб от Швейцарии! Вокруг этой страны одни государства-члены НАТО, но она ни разу не заявила, что находится в окружении. Мы никогда не могли понять, почему Россия так боится граничить с НАТО? Это первое. А второе, то, что Путин своей агрессией против Украины просто показал, что он может применить военную силу, чтобы достичь каких-то своих политических целей. Конечно, Швеция и Финляндия, которые граничат с Россией, поняли, что нейтральности уже нет места перед лицом такой агрессии. То есть, исходя из этого, да, конечно, те, кто хотели, чтобы Финляндия вступила в НАТО, они могут сказать Путину спасибо.

А.П: После аннексии Россией Крыма в марте 2014 года в странах Балтии появились сводные батальоны НАТО, и каждый год в Латвии, Литве и Эстонии стали проводиться военные учения стран-членов Североатлантического альянса. Так, в мае этого года в Латвии прошли манёвры Iron Spear-2022, а в сентябре – учения Namejs и «Серебряная стрела-2022». Как Вы оцениваете эффективность этих учений, насколько они способствуют повышению боеспособности латвийских военнослужащих?

А. Пабрикс: В первую очередь, мы должны использовать здесь правильную терминологию. Латвия является государством-членом Североатлантического альянса, начиная с 2004 года. И если мы используем терминологию, которая используется в России, что это НАТОвские маневры и НАТОвские солдаты, то с 2004 года каждый латвийский солдат является солдатом НАТО. И любые маневры, которые проходят на территории Латвии, являются маневрами НАТО. Отличие может быть в том, что в некоторых учениях участвуют больше военных из других государств альянса, а в каких-то меньше. Исходя из этого, конечно, после аннексии Крыма у нас повысилась боеготовность, увеличилась частота маневров, и мы обратились с пожеланием, чтобы в них участвовало больше наших друзей по альянсу. И пока мы будем чувствовать угрозу со стороны России, разумеется, будем подобные учения использовать, чтобы сплачивать все силы альянса и понимать, как мы можем вместе отрабатывать оборону нашего государства и наш суверенитет. Это нормальная ситуация, мы – члены НАТО и организуем совместные маневры, иначе нет смысла в существовании такого альянса, мы не сможем друг с другом взаимодействовать и [совместно] обороняться.

А.П: Господин министр, в конце нашей беседы я прошу моего собеседника напрямую обратиться к тем, кто будет читать это интервью: что Вы хотите сказать россиянам и другим русскоязычным?

А. Пабрикс: Я бы хотел сказать, что каждый народ и каждый человек может найти счастье в своем государстве. И он не должен это делать за счет других мест у других народов за рубежом. Если россияне когда-то поймут то, что они могут строить свое государство, не переходя границ других стран и не начиная войну, то все соседи России будут только по-доброму относится к ним. И я думаю, что россияне должны спросить у себя: почему все их соседи так стремятся вступить в НАТО? Почему нейтральные Финляндия и Швеция вступают в НАТО, почему страны Балтии захотели пойти по этому пути? Может быть что-то не в порядке в самой России, если никто не хочет с ней дружить? Нам – латышам, литовцам, финнам – ничего от России не нужно. Мы хотим просто дружно жить рядом с этим государством, торговать, помогать друг другу. Но как-то не хватает доверия! И чтобы его достичь, надо приложить усилия. А потерять доверие между странами, как и между людьми, можно очень быстро. И очень надеюсь, что российский народ и руководство России в конце концов это поймут, и будут искать счастье у себя, а не за счет счастья других.

Форум

XS
SM
MD
LG