Линки доступности

Российско-американские отношения в 2021: ожидания и опасения 


Встреча тогдашних вице-президента США Джо Байдена и председателя правительства РФ Владимира Путина в Москве. 10 марта 2011.

Возможны ли позитивные подвижки в диалоге между Вашингтоном и Москвой, или же победит инерция негативных трендов? – мнение экспертов 

Отношения между Москвой и Вашингтоном переживают далеко не лучшие времена, но это не гарантирует их дальнейшего ухудшения. К такому выводу приходят опрошенные Русской службой «Голоса Америки» российские эксперты, подводя итоги двусторонних отношений в 2020 году.

Напомним, что, как сообщают американские медиа, команда избранного президента Джо Байдена после его вступления в должность намерена рассмотреть несколько вариантов ответных действий в отношении России за хакерские атаки на серверы правительственных структур и частных компаний США. Речь может идти как о финансовых санкциях, так и об операциях в киберпространстве.

В свою очередь президент РФ Владимир Путин в ходе декабрьской «большой» пресс-конференции назвал Джо Байдена опытным политиком, однако подчеркнул, что многое будет зависеть и от новой администрации в целом, сказав: «Известная формула есть – короля делает свита…»

Ранее Путин, рассуждая о перспективах взаимодействия России с США, заметил, что «испорченные отношения уже не испортишь».

Андрей Кортунов: Подвижки в некоторых областях двусторонних отношений все-таки возможны

Генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов, отталкиваясь от реплики Путина, в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» сказал, что, если даже двусторонние отношения находятся на очень низкой точке, это, к сожалению, не означает, что они не могут упасть еще ниже.

«Так, могут быть введены новые и достаточно серьезные санкции (в отношении РФ), может окончательно разрушиться двусторонний контроль над вооружениями, может быть усилено давление на Россию по разным направлениям, – добавил он. – Но при этом, конечно, в оценке общего состояния взаимоотношений Москвы и Вашингтона можно согласиться с российским президентом. В этом году, как, впрочем, и в предыдущем, и уже довольно давно отношения между нашими странами продолжили ухудшаться. В общем, не было ни саммитов, ни других встреч или контактов на высоком уровне. Позиция сторон по фундаментальным вопросам мировой политики и международных отношениях резко расходились».

За исключением нескольких довольно узких областей, сотрудничество между РФ и США было нарушено, констатировал Андрей Кортунов: «Поэтому похвастаться здесь, увы, почти нечем. Можно сказать, что велась двусторонняя торговля (хотя для России, а тем более для США, это не существенные объемы), продолжалось сотрудничество в Арктике, космосе, некоторых других сферах. Но, в общем, год заканчивается явно не на позитивной ноте, и главное – нет существенных оснований надеяться, что следующий год в этом плане станет лучше».

В то же время гендиректору Российского совета по международным делам кажется, что в каких-то областях при Байдене подвижки в ту или другую сторону в контексте двусторонних отношений все-таки возможны. В частности, на его взгляд, есть надежды на прогресс в области контроля над вооружениями.

«Стороны могут продлить договор СНВ-3, – уточнил он. – Думаю также, если говорить об отдельных региональных проблемах, здесь, вероятно, появятся новые дополнительные возможности, скажем, на Ближнем Востоке. Вместе с тем можно предположить, что Байден будет больше уделять внимания проблемам прав человека и оказывать поддержки некоторым ближайшим соседям России – таким, как Украина, Грузия, Молдова».

Однако объективных оснований для радикальных изменений российско-американских отношений нет, резюмировал Андрей Кортунов.

Валерий Гарбузов: «Пока что я нигде не вижу никаких признаков намечающегося сотрудничества»

В свою очередь директор Института США и Канады, профессор Валерий Гарбузов считает, что в последний год процесс выстраивания двусторонних отношений свелся исключительно к разговорам на эту тему. Хотя, по оценке профессора, то же самое можно сказать и обо всем периоде администрации Дональда Трампа.

«По существу Трамп стал первым президентом, который сочетал элементы пророссийской риторики с активной антироссийской политикой на практике, – подчеркнул собеседник «Голоса Америки». – Если отбросить в сторону слова, он последовательно продолжил ту линию, которая была заложена еще при Бараке Обаме на закручивание санкционной спирали. Это стало ответом США на изменение российского политического курса, который связан с приходом Путина к власти».

Валерий Гарбузов склоняется к мысли, что Байден и его администрация будут действовать в том же направлении. Во всяком случае, этого следует ожидать, прогнозирует он: «А поскольку внешнеполитический курс Москвы меняться не будет, то и политика США, которая строится на двухпартийной основе, в целом останется прежней. Задача состоит в том, чтобы по возможности наладить элементы диалога по некоторым конкретным проблемам. Большинство экспертов не исключают, что это удастся сделать в области контроля над вооружениями, антитеррористических усилий и борьбы с пандемией. Правда, пока что я нигде не вижу никаких признаков намечающегося сотрудничества».

Директор Института США и Канады также допустил, пусть и с оговорками, прогресс касательно иранской ядерной проблемы. По его словам, здесь многое зависит и от Ирана: «Потому что в нынешней ситуации вернуть Тегеран в лоно прежнего договора будет весьма сложно. Трамп действовал очень резко, нарушив то хрупкое равновесие, которое было достигнуто усилиями многих стран, участвовавших в подготовке ядерной сделки». Удастся хотя бы наладить диалог с Ираном, тоже большой вопрос, заключил американист.

Дмитрий Орешкин: «Для существования путинского режима просто необходим фактор внешней угрозы»

Политолог Дмитрий Орешкин согласен с тем, что всегда есть вероятность сделать двусторонние отношения хуже. По его словам, «при большом желании» можно перейти от гибридного противостояния уже до прямого.

«Например, вернуться к ситуации Карибского кризиса, когда приходилось балансировать на грани вооруженного конфликта, – заметил он в комментарии «Голосу Америки». – Так что Владимир Путин, как мне кажется, сознательно упрощает ситуацию. Финансовая пропасть, как говорил Остап Бендер, самая глубокая: в нее можно падать всю жизнь. Почти то же самое можно сказать и применительно к российско-американским отношениям».

Вот улучшить отношения действительно трудно, констатировал политолог. И такая задача, как ему видится, в повестке дня точно не стоит.

«Это прямая "заслуга" Путина, который ухудшил отношения отнюдь не только с США, – считает он. – Но скажите мне, с кем он их улучшил, особенно из стран западного мира? Для существования путинского режима просто необходим фактор внешней угрозы. Потому что чем еще объяснить такие огромные траты на военный и силовые блоки? Америка для путинского режима – вызов просто фактом своего существования, с ее могуществом, богатством и авторитетом. Присутствие такой альтернативы морально уничтожает смысл существования путинской вертикали. При том, что для США Россия мало чем интересна, если не считать её агрессивность в сочетании с атомным арсеналом».

Согласно опросу, проведенного Исследовательским Центром Пью в 14 странах с развитой экономикой, имидж России в мире, как и имидж ее президента Владимира Путина, ухудшается уже на протяжении нескольких лет. В среднем 66 процентов взрослого населения этих стран негативно относятся к России и лишь 29 процентов позитивно.

В лучшую сторону отношения двух стран смогут измениться, когда у путинского режима закончатся ресурсы, считает Дмитрий Орешкин. Как ему представляется, состояние российской экономики через два-три года станет еще хуже, и тогда, возможно, даже Путину придется искать варианты налаживания диалога с США.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG