Линки доступности

Светлана Тихановская в Конгрессе: стратегия и месседж белорусской оппозиции 


Светлана Тихановская. Архивное фото.

Эксперты комментируют выступление Светланы Тихановской на слушаниях в Палате представителей Конгресса США

В среду одна из лидеров белорусской оппозиции Светлана Тихановская выступила в Комитете по международным отношениям Палаты представителей Конгресса США перед участниками слушания по вопросу о демократическом движении в Беларуси и лидерству женщин.

Слушания проходили в режиме онлайн, и Тихановская выступала в качестве свидетеля.

Конгрессмен-демократ от штата Массачусетс Билл Китинг (Bill Keating), который вел слушания, напомнил участникам о главных событиях вокгруг прошлогодней президентской кампании в Республике Беларусь. В частности, он отметил, что Александр Лукашенко явно проиграл выборы, и чтобы удержать власть применил жесткие репрессии в отношении участников массовых протестов. Китинг также отметил роль белорусских женщин в протестном движении, в том числе – Светлану Тихановскую.

Сама Тихановская подчеркнула, что хочет, чтобы голос выступающих против режима Лукашенко был услышан, и призвала к усилению санкций, упомянув, прежде всего, нефтеперерабатывающие и калийные предприятия, а также к персональным санкциям против представителей белорусского бизнеса из окружения Лукашенко. Кроме того, она отметила необходимость дипломатического давления на власти и призвала Соединенные Штаты разработать программу экономической помощи для Беларуси (аналог «Плана Маршалла»), на которую белорусский народ сможет рассчитывать после падения нынешнего режима.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила белорусских экспертов прокомментировать некоторые моменты из выступления Светланы Тихановской.

«Смена режима может быть обусловлена готовностью общества протестовать против авторитаризма»

Политолог Валерий Карбалевич отметил два главных момента слушаний. «Первый тезис: в Беларуси осуществляются грубые нарушения прав человека и массовые политические репрессии. Второй тезис: Соединенные Штаты должны предпринять жесткие меры, чтобы предотвратить дальнейшее попрание демократии», – начал он.

Карбалевич сравнил две основные стратегии протеста. Первую стратегию олицетворяет Мария Колесникова, которая отказалась подчиняться властям Беларуси, пытавшимся выдворить ее из страны, и предпочла тюремное заключение, став, таким образом, символом оппозиции внутри страны. Вторую стратегию олицетворяет Светлана Тихановская, которая после депортации в Литву, стала использовать внешнеполитические контакты, встречаться с ведущими западными политиками и призывать к более жесткому давлению на режим Лукашенко извне.

По мнению политолога, обе стратегии не противоречат друг другу. «Если бы Колесникова, ее коллеги, и вообще все политзаключенные, которых в Беларуси насчитывается порядка трехсот человек, не были в тюрьме, то у Тихановской не было бы фактов, которые она упоминала бы, апеллируя к западным политикам. Что же касается эффективности стратегий, то она, мне кажется, лежит в другой плоскости. Потому что садиться в тюрьму или быть на свободе и призывать к усилению санкций – ни одна из этих стратегий не ведет к смене политического режима в Беларуси. Смена режима может быть обусловлена готовностью белорусского общества протестовать против авторитаризма», – убежден Валерий Карбалевич. И подчеркивает, что на эту готовность и стратегия Тихановской, и стратегия Колесниковой не влияют в решающей степени.

По мнению собеседника Русской службы «Голоса Америки», готовность продолжать протесты в белорусском обществе сейчас ниже, чем осенью прошлого года, и протесты минимизировались. «Это является главным фактором, которые дает Лукашенко основания говорить о победе и понижает политический вес всех оппозиционных эмигрантских центров. Поскольку этот вес прямо пропорционален накалу протестного движения внутри страны», – заключает Валерий Карбалевич.

«Для режима Лукашенко международная реакция имеет значение»

Руководитель Центра политического анализа и прогнозов, доктор политических наук Павел Усов также считает, что время сейчас играет на руку Лукашенко. «Чем дальше от тех кровавых событий, которые имели место в Беларуси в прошлом году, тем меньше заинтересованности (будут проявлять к стране во внешнем мире). Тем более на фоне событий в Бирме, где мы тоже видим кровавое подавление протестов и возвращение к власти военной хунты. То же самое мы наблюдаем в Боливии, где арестованы практически все участники революции против Эво Моралеса», – комментирует он внешнеполитическую обстановку на фоне угасания протестов в Беларуси. Вместе с тем, по его мнению, политика США в отношении Минска увязана с политикой в отношении Москвы. «Беларусь имеет для США приоритетное значение в том плане, что это часть противостояния с Россией, и это противостояние будет отражаться на том, какие меры предпримут США в отношении режима Лукашенко», – считает Павел Усов.

Вслед за Валерием Карбалевичем, он тоже считает «стратегию Тихановской» и «стратегию Колесниковой» взаимосвязанными: «Без внутренних раздражителей: социально-политического и общественного движения, проявления солидарности и саботажа решений, что приведет к подрыву системы, внешняя стратегия не будет иметь никакого значения. Потому что только то, что происходит в Беларуси, привлекает внимание внешних игроков. И когда на улицы выходило по двести – триста тысяч человек, Беларусь не сходила с первых полос европейских изданий», – отмечает он. И констатирует, что в настоящее время интерес к Беларуси у западных медиаресурсов практически пропал.

Что же касается выступления Светланы Тихановской перед американскими конгрессменами в части призыва к усилению санкций, то Павел Усов отмечает: «Для режима Лукашенко – несмотря на то, что он находится “под крылом Путина”, международная реакция имеет значение. Давление и изоляция являются очень важными раздражителями, потому что Беларусь экономически и социально связана с Европой, и отрезать ее от Запада – даже если Лукашенко “рассосется в России” – практически невозможно. Поэтому солидарное и максимально жесткое давление, даже в плане моральных аспектах, например – визовые санкции в отношении судей, прокуроров, политических деятелей, провластных журналистов и прочих “верных слуг режима” – производят огромный психологический эффект. Не говоря уже об экономически санкциях против государственных или частных белорусских предприятий».

И, подытоживая свой комментарий для Русской службы «Голоса Америки», руководитель Центра политического анализа и прогнозов сказал, что он надеется, что выступление Светланы Тихановской перед участниками слушаний в Конгрессе США усилит внимание американских политиков к событиям в Беларуси. «Но насколько это (выступление) будет иметь практическое значение, насколько оно оформится в политических механизмах и инструментах воздействия на режим, мне сказать крайне трудно. Но важно помнить, что никакие заигрывания с диктаторами никогда не приносили пользы для общества, а наоборот, приводили к более серьезным кризисам. В отличие от принципиального подхода к таким режимам», – подчеркнул Павел Усов.

«Пока призывы к усилению санкций не были услышаны»

Белорусский политический аналитик Артем Шрайбман затруднился с ответом на вопрос, какая из двух стратегий в настоящее время эффективнее: «Колесникова и Тихановская все-таки находятся в разных амплуа. Тихановская изначально позиционировала себя как символ этого протеста, как компромиссный кандидат, как человек, который не видит себя в политике, а Колесникова, в принципе – политик. Поэтому для нее имело и продолжает иметь огромный смысл оставаться в стране и бороться. Что она и сделала, и показала свою силу характера.

В случае же с Тихановской мы имеем дело с другим амплуа. И мне кажется, что она его эффективнее использует, будучи на свободе, по сравнению с тем, если бы она была в тюрьме. И для нее лучше быть за границей – по-моему, это очевидно. Она это понимает, так же, как и люди вокруг нее».

Перейдя к сути выступления Светланы Тихановской, Артем Шрайбман отмечает: «На мой взгляд, это было напоминание Конгрессу США о гуманитарной катастрофе в Беларуси с точки зрения прав человека, потому что количество политзаключенных у нас приближается к трем сотням. А количество задержанных с начала событий в августе, я думаю, к сорока тысячам. И, соответственно, напоминать об этом нужно, что и делает Тихановская. Мне кажется, что это был один из главных месседжей ее выступления.

А второй главный месседж – расширение санкций. Белорусская оппозиция недовольна тем, что санкции пока довольно символические, и они никак не влияют на политику белорусской власти. И оппозиционеры призывают Запад на всевозможных форумах усиливать эти санкции, но пока серьезных результатов не было. Я имею в виду, что пока призывы к усилению санкций не были услышаны», – резюмирует Артем Шрайбман.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG