Линки доступности

Кого из российских политэмигрантов возьмут в «Ковчег»


Массовая акция в Берлине в поддержку Украины.

Представители правозащитных и гуманитарных организаций Европы пытаются выработать общую стратегию для противников путинского режима за рубежом

9 и 10 декабря в Берлине состоялась конференция «Российское гражданское общество внутри и за пределами страны против войны и за права человека».

Организаторами мероприятия выступили Германо-российский диалог по правам человека, проект «Поддержка политзаключенных. Мемориал» и ассоциация «O wolną Rosję» при поддержке Федерального министерства иностранных дел Германии.

Предваряя начало дискуссии, руководитель проекта «Европейский диалог по правам человека», политолог, социолог Игорь Эйдман заметил, что это - четвертая конференция на данную тему. И каждый раз ее участники отмечали дальнейшее ухудшение с правами человека в России. Однако со времени окончания предыдущей конференции в мире произошли трагические изменения – Россия развязала полномасштабную агрессивную войну против Украины, и это стало основным вызовом для всего мира.

В своем приветствии участникам конференции советник по сотрудничеству гражданского общества со странами Восточного партнерства и Россией при Федеральном министерстве иностранных дел Германии Даниэль Дамеле сказал о продолжающемся разрушении российской армией гражданской инфраструктуры в Украине. «Мы помогаем российскому гражданскому обществу и в России, и за рубежом. Помогаем людям покинуть Россию и Беларусь», - заверил он собравшихся.

В обзорном докладе «Ситуация с правами человека в России и Беларуси в 2022 году» руководитель проекта «Поддержка политзаключенных. Мемориал» Сергей Давидис подчеркнул, что репрессии, осуществлявшиеся в России много лет, и стали фундаментом нынешней агрессии России против Украины. А продолжение войны является условием и продолжения репрессий в самой России. «В прошлом году казалось, что репрессии против оппозиции – избыточны, что российские власти либо идут по белорусскому варианту, либо готовится внешняя агрессия. Оправдалось второе предположение», - считает правозащитник.

Сергей Давидис также перечислил некоторые «новации» уходящего года: введение уголовной ответственности за «дискредитацию российской армии», за призыв к санкциям, за участие в нежелательных организациях, ответственность за использование «экстремистской символики» («умное голосование»). Также произошло ужесточение закона об «иностранных агентах» и ужесточение закона о собраниях, а движение «Весна» признано экстремистским.

«Илья и те, кто находится в российских тюрьмах за свою антивоенную позицию, платят за это наивысшую цену»

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Сергей Давидис остановился на некоторых моментах будущего ежегодного доклада о положении дел с правами человека в России.

Прежде всего, он отметил, что ключевыми в таких обзорных докладах, как правило, являются политически мотивированные уголовные репрессии и то, что им сопутствует. Но в этом году по совершенно естественным причинам, к этому добавляются репрессивные усилия власти по подавлению антивоенного движения.

«Трудно даже что-то сказать, настолько абсурдна эта ситуация», - считает Давидис. И поясняет: «сама по себе эта статья прямо противоречит и Конституции и обязательствам Российской Федерации по международным договорам. После выхода из Европейской конвенции эти обязательства никуда не пропали - есть международный пакт о гражданских и политических правах, другие обязательства».

Упомянув приговор Илье Яшину, руководитель проекта «Поддержка политзаключенных. Мемориал» отметил, что оппозиционный политик имел полное право обличать убийц Бучи.

«Преступления там со всей очевидностью задокументированы, а он всего лишь сослался наряду с Министерством обороны РФ и на Би-би-си, то есть просто представил "иную точку зрения". Он не просто рассказал правду, а еще дал информацию о том, какую ложь сообщает российское Минобороны, и предложил зрителям своего ролика выбрать самим между правдой и ложью. И при этом получает 8,5 лет, больше, чем люди получают за убийство. Это полная деградация!» - возмущается Сергей Давидис.

При этом особенно драматическим данный приговор делает то, что у Ильи Яшина был выбор остаться в России и наряду с Алексеем Навальным и Владимиром Кара-Мурзой делать то, что он считает своим долгом. «Он также имел возможность уехать, но не сделал этого. Если говорить пафосно - это крест, который несут и он, и другие люди, которые оказались в аналогичной ситуации и в каком-то смысле спасают честь России. Это не только они, это и те, кто помогает беженцам, только Илья и те, кто находится в российских тюрьмах за свою антивоенную позицию, платят за это наивысшую цену. Но когда мы говорим о сроке в 3 года, еще непонятно, просидит ли человек весь этот срок или общественные изменения освободят его раньше, а когда речь идет о восьми с половиной годах, то в нынешней ситуации рукотворной турбулентности, которую создал Путин, конечно, Илья этого срока там не пробудет», - убежден участник берлинской конференции.

Тему продолжил юрист и аналитик правозащитного проекта ОВД-Инфо, член правления Правозащитного центра «Мемориал», приглашенный исследователь Свободного университета Берлина Денис Шведов. Он рассказал, что с началом полномасштабной войны в Украине работы у его прибавилось. 19,5 тысяч человек задержаны на акциях протеста за последние девять с лишним месяцев. Шведов отметил два всплеска силового разгона протестующих: после 24 февраля и после 21 сентября. «В России создана инфраструктура репрессий», - констатировал аналитик ОВД-Инфо.

Руководитель и управляющий директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский сообщил, что на данный момент для проекта «Трибунал для Путина» зафиксировано больше 27 тысяч преступлений, совершенных российскими военнослужащими в Украине – убийства, похищения, пытки. По данным ООН, 8 млн украинцев выехали на Запад, и 3 млн уехали в Россию.

О своем личном опыте помощи украинским беженцам и о том, как на эту инициативу отреагировали местные силовые структуры рассказала Ирина Гурская, которая до конца апреля жила в Пензе. По ее словам, сразу после 24 февраля она почувствовала, что не может оставаться в стороне, и стала помогала беженцам из Мариуполя. Власти обвинили Ирину в том, то она «укронацистка», вызвали в полицию. После часовой беседы в отделении Гурская вышла на улицу, где двое мужчин в балаклавах затолкали ее в автомобиль и увезли в лес на 5 часов. Похитители отобрали у женщины телефон, сожгли паспорт, угрожали покалечить детей. Придя домой, Ирина Гурская приняла решение уехать с семьей в Германию. «Меня спасло то, что после того, как мне стали поступать угрозы, ко мне приехали журналисты двух зарубежных изданий и рассказали о моей ситуации», - подчеркнула она. Сейчас Ирина вместе с немецкими волонтерскими организациями продолжает помогать украинцам.

«Пока рано говорить о двусторонних отношениях между гражданскими обществами Украины и России»

Координатор основанного в марте этого года в Польше проекта «Ковчег» Алексей Садомовский сказал, что его организация считает своей главной целью налаживание связей между Россией, которая уехала, и Россией, которая осталась. «Мы работаем для того, чтобы люди не боялись уезжать. Мы помогаем тем, кто, уехав, продолжает работать над строительством гражданского общества в России. Наша работа должна приблизить конец войны и демократизацию в России», - считает он.

Позже, во время разговора с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», Алексей Садомовский конкретизировал: «Мы предоставляем помощь людям, которые сейчас активно участвуют в антивоенных акциях. Мы в Польше недавно проводили мероприятие, где собрали несколько антивоенных и медиа-инициатив, которые занимаются контрпропагандой, информированием и гражданским сопротивлением внутри России. Они принадлежат к небольшим антивоенным группам, имеют свои блоги. И мы помогаем этим активистам с жильем, изучением языка, чтобы им не надо было думать о бытовых проблемах, а могли бы свободно заниматься антивоенной деятельностью, общественной деятельностью, журналистикой и другими общественно-полезными вещами».

По свидетельству координатора польского «Ковчега», они плотно работали и с белорусами, и с украинцами. «Мы, конечно, очень осторожно относимся к совместным проектам с Украиной, потому что это может быть болезненно для украинской стороны. Пока, как мне кажется, рано говорить о двусторонних отношениях между гражданскими обществами Украины и России. Мы общаемся, но совместные публичные мероприятия проводить сложно. Наверно, это когда-то можно будет преодолеть, когда эмоции будут не настолько свежи и болезненны, постепенно сможем более конструктивно друг с другом разговаривать», - надеется собеседник «Голоса Америки».

По его словам, белорусское гражданское общество в Польше хорошо развито, и россиянам есть чему у него поучиться. «Мы готовы и хорошо с ними взаимодействуем, общаемся, изучаем их опыт. Потому что вот такой массовый исход активистов произошел после 2020 года, а начался еще раньше. Белорусы уже прошли этот этап, который россияне проходят сейчас - с перестроением гражданского общества, которое было в России, на гражданское общество вне России», - подытожил координатор польского «Ковчега».

Руководителя проекта Фонд Freedom House Витиса Юркониса модератор дискуссии с его участием назвал «добрым ангелом» для тех, кто ищет политического убежища в Литве, поскольку он занимается оформлением гуманитарных виз категории «D». Прежде всего, он поздравил всех собравшихся с Днем прав человека и с присуждением Нобелевской премии мира правозащитникам из Украины, Беларуси и России.

А потенциальных соискателей гуманитарных виз он предупредил: «Эмиграция – не “сладкий шоколад”. Многие эмигранты поначалу думали, что приехали на 3 месяца, а оказалось, что надо задержаться дольше».

Также он сказал, что бежать нужно в конкретную страну, которую выбираешь заранее, а не куда попало, лишь бы уехать. «Средства, выделяемые на обустройство российским беженцам, не должны быть оторваны от Украины и от помощи тем, кто остался в России», - предупредил Витис Юрконис.

«Наша задача каким-то образом институализироваться, а европейские и американские представители сами придумают, как им нас называть»

Соучредитель Русского антивоенного комитета в Праге Денис Билунов отметил, российская диаспора за рубежом – третья по величине в мире, речь идет о миллионах человек. Сравнивая эмигрантские потоки трех последних десятилетий, Билунов подчеркнул, что в 1990-е годы удельный вес тех, кто уезжал из страны по политическим мотивам был нулевым. Политэмигранты появились с приходом Путина к власти и сначала основными центрами оппозиционной эмиграции стали Лондон и Киев.

В столицу Соединенного королевства перебирались богатые люди, такие, как Борис Березовский, который надеялся, что будет влиять на политическую жизнь в России. А в Киев уезжали гражданские активисты, которым грозило преследование в России, и среди них было много нацболов. Затем поехали те, кто участвовал в «белоленточных протестах». После аннексии Крыма этот поток усилился, и новые эмигранты занимали подчеркнуто прокраинскую позицию. Затем одним из центров политэмиграции становится Вильнюс, где появляются такие заметные структуры, как Форум свободной России.

После отравления Навального карта эмиграции «стала очень пестрой», - демонстрации в его поддержку, устраиваемые российскими активистами проходили по всему миру - от Новой Зеландии до Сиэтла. Наконец, после начала полномасштабной войны и мобилизации, потоки беженцев направились в безвизовые страны - Грузию, Армению, Казахстан, Турцию, Монголию. Многие люди уезжали наспех, надеясь скоро вернуться.

Во время обсуждения проблем российской политической эмиграции последнего времени неоднократно высказывались сетования, что среди активной части диаспоры много различных группировок, и в результате даже сочувствующие российской оппозиции западные политики не знают, с кем им говорить.

В этой связи Денис Билунов считает, что в Европе нужно создать некое сообщество, которое придаст русской оппозиционной диаспоре субъектность, и которое сможет объединить эмиграцию. Проблема еще в том, что ни у американцев, ни у европейцев, ни у украинцев нет непротиворечивой картины будущего России. У украинцев в настоящее время два основных варианта. Военная победа над Москвой, после чего Россию нужно огородить «рвом с крокодилами», чтобы эта страна больше никому не причиняла страданий. Либо разделение России на несколько частей.

Независимый политолог, член Пражского антивоенного комитета Иван Преображенский констатировал, что российское общество инфантильно, не способно к эмпатии и к взаимодействию друг с другом.

Правда, недавно была предпринята попытка создать секретариат при Европейском Союзе с участием представителей таких организаций, как «Ковчег», «Free Russia Foundation» и «Форум свободной России». «Зарубежные россияне могут давать Западу экспертное мнение о России. Это нужно и самой России, потому что там нет независимой экспертизы и независимых СМИ. Те, кто решил уехать из России на Запад, должны быть уверены, что диаспора их примет», - считает Иван Преображенский.

Во время этой дискуссионной панели вскользь была затронута тема «хороших» и «плохих» русских. Так, Денис Билунов сказал, что формулировка «хорошие русские» многим кажется неудачной.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовалась у Ивана Преображенского, какой, по его мнению, может быть дефиниция для выделения тех представителей диаспоры, с которыми западным политикам и западному обществу можно иметь дело?

В ответ эксперт заметил, что «хорошие русские» - чудовищный термин, который возник случайно и про него надо давно забыть.

«Что же касается того, какая может быть формулировка, то ее должны определить те, кто общаются, с кем они готовы общаться, и это не наша задача. Наша задача - формировать институты, каким-то образом институализироваться, а вот европейские, американские представители сами придумают, как им нас называть», - пояснил он. И продолжил: «Возможно всплывет тоже не очень удачное название, но это уже не важно, главное чтобы это название было удобно им самим. Наиболее распространенное "демократические", оно появилось довольно давно, и, наверное, к нему надо постепенно возвращаться. Мне же кажется, что “российское гражданское общество” - это достаточная формулировка».

Белорусской политической эмиграции в этом плане несколько легче - у нее есть Светлана Тихановская, которая обладает хоть и ограниченной, но все-таки легитимностью. «У россиян не может такой легитимности сейчас возникнуть, потому что до того пока война не закончится, тут даже не о чем говорить. Пока возможно широкое представительство, институализация сетевой организации. Российское общество - что очень важно - было достаточно развито до войны, хотя и не смогло ее предотвратить, и оно должно приблизительно в этой роли и выступать как общество или сообщество - единый организм, но не единая структура», - считает политолог.

«Мы приложили максимум усилий, но трудно ждать каких-то серьезных и быстрых практических результатов»

Подвести итоги IV берлинской правозащитной конференции корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила Игоря Эйдмана. Прежде всего, он сказал, что ему, как организатору мероприятия, трудно быть абсолютно объективным.

«Безусловно, когда мы провели прошлую конференцию год назад, наши планы были другие. Изначально планировалось, что и на этот раз она в большей степени будет посвящена правам человека и нарушению этих прав в России и Беларуси. Но трагические события, начавшиеся 24 февраля этого года - варварское вторжение России в Украину, конечно, поменяло наши планы. И большая часть наших дискуссий и попыток найти какие-то решения были посвящены тому, как остановить войну, как обеспечить победу Украины над преступным путинским режимом. Мы приложили максимум усилий, но здесь трудно ждать каких-то серьезных и быстрых практических результатов. Это - одно из движений российской диаспоры, которые направлены на самоорганизацию поддержки Украины против путинского режима, и это наряду с другими движениями, встраивается в общую работу по созданию антипутинского проукраинского фронта выходцев из России в Европе и мире», - подчеркнул Игорь Эйдман.

Он также отметил, что из непосредственно из России в этом году по понятным причинам никто не смог приехать, а некоторые из тех, кто в прошлом году приезжал из России, сейчас уже находятся вне ее пределов, например Сергей Давидис. «Были и русскоязычные, приехавшие из Литвы, Польши, Украины, других стран Европы, были немецкие эксперты и наши немецкие друзья и коллеги», - подытожил руководитель проекта «Европейский диалог по правам человека».

Форум

XS
SM
MD
LG