Линки доступности

Медиа и протест в России: ценность независимой журналистики возрастает


Протестная акция в подержку Алексея Навального. Москва, Пушкинская площадь. Январь 2021 г. (архивное фото)

По мнению экспертов, роль социальных сетей во времена уличных акций увеличилась, но они еще не сделали работу традиционной прессы ненужной

18 февраля в Москве из заключения после 15 суток ареста вышел главный редактор интернет-издания «Медиазона» Сергей Смирнов. 3 февраля журналисту присудили 25 суток административного ареста по обвинению, которое многие сочли абсурдным: ему дали реальный срок заключения за репост шуточной картинки в «Твиттере».

Позже судом высшей инстанции срок был снижен до 15 суток, но эти 15 суток дались Смирнову нелегко: помещение центра временного содержания, где находился главный редактор «Медиазоны», было переполнено, и арестованные были вынуждены спать по очереди, а туалет был отгорожен от пространства, где люди, в том числе, принимали пищу, лишь занавеской, сделанной из веревки и простыни. Сергей Смирнов уже обратился с жалобой на целый ряд нарушений в Европейский суд по правам человека.

«Медиазона» была учреждена по инициативе участниц группы Pussy Riot в 2014 году для сообщений о судьбе тех, кто попал под каток политических репрессий в России. В дни протестов конца января – начала февраля этого года, когда людей в Москве и других городах задерживали тысячами, у «Медиазоны» было много работы. Многие коллеги Сергея Смирнова сочли его арест попыткой прямого давления силовиков на издание, которое много сообщает о полицейском, прокурорском и судебном произволе.

О роли «Медиазоны» и подобных ей медиа в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит главный редактор телеканала «Дождь» Тихон Дзядко:

«Медиазона», наверное, занимает первое место в российском медиа-пространстве среди СМИ, которые пишут о судах, силовиках, и о том, что происходит с российскими правоохранительными органами. Еще это делают, например, «МБХ-медиа» и проект ОВД-инфо. Мне кажется, что чем больше будет таких медиа, тем лучше. Они не являются очень крупными, если мы говорим про ОВД-инфо, но в этом нет ничего страшного: у них есть свой читатель. И то, что и ОВД-инфо, и «Медиазона» и другие подобные медийно-правозащитные инициативы получают поддержку от своих читателей, демонстрирует их нужность и востребованность».

Проект ОВД-инфо, упомянутый Тихоном Дзядко, – действительно нетипичное медиа: в нем источниками информации, появляющейся на сайте в виде новостной ленты, выступают свидетели задержаний. Первоначально целью проекта было отследить, сколько участников уличных протестных акций было задержано, и в какие отделы полиции они попали. Позже ОВД-инфо стало заниматься более широкой информацией о репрессиях и прямой правозащитой: под эгидой проекта работают юристы, оказывающие помощь политзаключенным в России.

Один авторов текстов и аналитических докладов ОВД-инфо, Александр Литой, рассказал Русской службе «Голоса Америки» о миссии своего медиа: «Мы – независимый некоммерческий проект, медийно-правозащитное объединение, которое занимается темой политических преследований. Понятно, что стопроцентное количество тех, кто участвует в ОВД-инфо, Путину не симпатизируют.Однако и к Навальному отношение разное, но не весь же протест вокруг Навального – он фигура значимая, но у протеста есть много других составляющих».

«Во время протестов наша роль очень важна – нам люди уже перевели финансовых пожертвований на 40 миллионов рублей; я думаю, это показатель. Есть похожие проекты – «Апология протеста», «Автозак-live», которые тоже занимаются судьбой задержанных, но мы, видимо, в этой работе основные. Сейчас в ОВД-инфо постоянно работает около 30 человек, но теперь, видимо, будет больше, потому что вряд ли протесты и задержания прекратятся», – считает Александр Литой.

Журналист ОВД-инфо рассказывает, что процесс проверки и обработки информации о задержанных огромен и что в ходе январско-февральских акций в России им помогали несколько сотен волонтеров: «Более 11 тысяч задержанных – колоссальное число, и мы подходили к этой цифре ответственно. Кроме того, мы публиковали списки задержанных, и люди получали возможность найти своих родственников. И юристы, которые сотрудничают с нами, отправляются в отделения, чтобы людей не очень мурыжили в полиции, и зафиксированный факт неправомерного задержания может потом помочь, если обращаешься в ЕСПЧ».

На фоне новых проектов, совмещающих медиа и правозащиту, работа традиционных средств информации может показаться менее нужной, но это не так: беспристрастный рассказ с места событий или съемку, сделанную профессионалом, нельзя заменить ничем.

Журналисты, придерживающиеся стандартов профессии и освещающие протесты, просто выполняют свою работу, они никому не подыгрывают – это подчеркивает в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Тихон Дзядко: «Дождь» и 23-го, и 31-го, и 2 февраля, и в день возвращения Навального работал абсолютно так же, как и всегда. Мы перешли на режим специального эфира, и этот эфир продолжался ровно столько, сколько это было необходимо для того, чтобы наши зрители знали о том, что происходит. Если события в их какой-то супер-острой фазе завершались, то завершался и наш эфир».

При этом журналистов «Дождя» на публичных акциях начала этого года полиция задерживала постоянно. 17 января корреспондент телеканала Эдуард Бурмистров на короткое время был задержан в аэропорту Внуково, куда должен был прилететь Алексей Навальный (в итоге самолет сел в Шереметьево), и в течение нескольких последующих дней полицейские задерживали Бурмистрова на различных акциях, попросту не давая работать.

В ходе своей работы в разные дни протестов были задержаны и другие корреспонденты «Дождя» – Денис Кабаков, Василий Полонский и Андрей Коростелев – а еще к одному корреспонденту канала, Владимиру Роменскому, полиция приходила домой, чтобы «вручить предостережение в связи с акцией 31 января».

Тихон Дзядко подчеркивает беспристрастный подход своего телеканала: «Телеканал «Дождь» занимается информированием. Ровно поэтому у нас действительно несколько корреспондентов работают на разных точках. У нас есть различные комментаторы. Но в равной степени, если будет большой митинг в поддержку Владимира Путина или партии «Единая Россия», точно так же мы будем это освещать в нашем эфире, как мы всегда и делали. В этом смысле за последние 11 лет мы своей роли не изменили».

Однако главный редактор «Дождя» подчеркивает, что так на российском информационном поле действуют не все.

«Российские государственные медиа тоже (в ходе последних протестов – Д.Г.) отработали, как всегда, – констатирует Тихон Дзядко. – Государственные медиа занимаются пропагандой, и их целью является донести определенное понимание, определенную точку зрения до своего зрителя. И для этого они занимаются сокрытием информации, демонстрацией только определенного ракурса, а не другого ракурса – на то или иное событие. Они показывают странных и неадекватных участников событий, и не показывают не странных и адекватных участников события. Т.е., государственные медиа занимаются пропагандой, как они это и делали все последние годы».

Независимым медиа пытаются помешать не только задержаниями или пропагандой: против них ведут войну в интернете, атакуя в соцсетях страницы изданий и каналов, освещающих протест. В частности, телеканалу «Дождь» пришлось закрыть свой аккаунт в Инстаграме после наплыва ботов. Однако именно в соцсетях информацию о протестах, ограничить труднее всего.

Как констатирует научный директор компании Graphika Владимир Бараш (Vladimir Barash), «российские власти используют множество медийных средств для подавления реальной информации и распространения пропаганды: есть традиционные медиа, выполняющие пропагандистскую функцию, со своими страницами в соцсетях, есть «фабрики троллей», о которых сейчас уже довольно широко известно, и которые связаны с российской разведкой».

«Некоторые из этих способов используются довольно долго, но я бы сказал, что это все идет, в основном, сверху – попытка подавить информацию о протестах это все же инициатива не рядовых пользователей сетей, даже если учесть, что кто-то из них настроен пропутински. 10 лет назад у Путина была реальная поддержка рядовых пользователей соцсетей, многие писали – да, для России такой лидер – это то, что надо, а теперь эта поддержка сильно снизилась», – полагает один из руководителей компании, занимающейся анализом соцсетей.

При этом, по мнению Владимира Бараша, социальные медиа играют в протестах иную роль, чем традиционные: «Роль социальных сетей в недавних протестах явно нетривиальна – соцсети, как всегда, открывают новые горизонты. Одна примечательная вещь – это сеть «TikTok», которая является очень новой платформой и которая была очень серьезно задействована в этих зимних протестах в России, связанных с арестом и приговором Алексею Навальному. На ней делились информацией, связанной с протестной активностью, и там не только было «бум-бум, Навальный, поддержка, бум-бум» – там были конкретные объяснения: что делать, если около тебя распылили слезоточивый газ, что делать, если полицейские тебя бьют, и так далее. Т.е., акцент был сделан на конкретных действиях в обстановке протеста».

«Есть большая дискуссия вокруг того, как активность людей онлайн трансформируется в реальный выход людей на улицы. И когда люди в соцсети прямо рассказывают о каких-то конкретно рекомендуемых действиях – это уже не просто злые сообщения в Twitter, это ясное общение людей, намеренных принимать в протестах действенное участие. Мы знаем, что российские власти пытаются предпринимать обширные усилия для того, чтобы цензурировать эту активность и отрубить доступ к таким каналам – ну, мы все видели историю с Telegram; она показала, что пока в успехе таких действий приходится сомневаться», – заявил Владимир Бараш, отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки».

Медиа-аналитик Анненбергской школы Университета Южной Калифорнии Василий Гатов также считает, что разница между ролью традиционных медиа и соцсетей в российских протестах очевидна: «Мы имеем дело с отличием традиционных вещательных медиаканалов от каналов, в которых, помимо передачи информации, возможна дискуссия или передача информации кем угодно».

Василий Гатов, как и Тихон Дзядко, видит однобокость и попытку достижения прямого эффекта при освещении событий вокруг Алексея Навального в работе российских медиа, подконтрольных власти.

«Если мы говорим про традиционные медиа, то видна странная и истерическая реакция СМИ, которые контролирует государство в России. Это, безусловно, требует более глубокого анализа, но, начиная с момента возвращения Навального в Москву, количество упоминаний его имени на федеральных каналах просто зашкаливает – пусть и в крайне негативном контексте, с проклятиями, но такого раньше не было, чтобы буквально в каждой передаче с политической повесткой шел разговор о том, какой плохой Навальный».

«Учитывая, что люди совершенно необязательно воспримут посыл этих передач так, как хотят их авторы, т.е. согласятся с тем, что Навальный – зло, это очень серьезное изменение, которое мы наблюдаем, пожалуй, первый раз в ситуации многолетнего противостояния власти и Навального», – отмечает медиа-аналитик в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

При этом в социальных сетях, продолжает эксперт, именно в ходе российских протестов этой зимы отчетливо проявилась их специфика: «Каждая из соцсетей подтвердила свои свойства: Facebook – как место, где проще всего выразить солидарность, но при этом ничего по большому счету не делать; Twitter обеспечил информирование в реальном времени, Telegram – помимо того, что донес информацию и мнение, еще оказался платформой, на которой люди объединились для того, чтобы помочь тем, кто пострадал от полицейского произвола и смог развить систему передач, развить систему правозащиты, заботы об арестованных, и так далее».

«Каждая из этих экосистем, безусловно, внесла свой вклад в то, как проходили эти протесты. Это, может быть, не абсолютная новация для России, но, безусловно, это некое новое качество», – делится наблюдением Василий Гатов.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG