Линки доступности

Протесты в России: новый смысл против старых репрессий 


Акция протеста в Санкт-Петербурге. 23 января 2021г.

Эксперты и политики считают, что нынешняя волна уличной активности граждан, недовольных Кремлем, существенно отличается от прежних 

Соратники оппозиционера Алексея Навального, задержанного и арестованного после прилета в Москву, говорят о том, что протесты против этого ареста не утихнут: они объявили в социальных сетях, что следующие уличные выступления произойдут 31 января, и призвали людей в Москве выйти на Лубянскую площадь – место, где расположена штаб-квартира Федеральной службы безопасности.

Эта служба, как говорится в расследовании самого Навального и нескольких медиа, прямо ответственна за отравление оппозиционного политика боевым отравляющим веществом.

Российские власти, ответившие на протесты прошлых выходных массовыми задержаниями, несколькими десятками арестов и уголовными делами, продолжают курс на сдерживание выступлений с помощью репрессий: были проведены массовые обыски у людей, близких к Навальному, и известных журналистов, задержаны брат политика Олег Навальный, юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь и участница группы Pussy Riot Мария Алехина.

На международных площадках Россия продолжает отрицать, что Алексей Навальный вообще был отравлен, а также дает отповеди тем, кто призывает Кремль не препятствовать закрепленным в российской Конституции правам граждан на мирные собрания.

Остановит ли такой ответ протесты в России?

На виртуальном круглом столе в организации «Атлантический Совет», состоявшемся в четверг, отрицательный ответ на этот вопрос дали другие российские оппозиционные политики – экономист Владимир Милов и председатель Фонда Бориса Немцова Владимир Кара-Мурза.

По словам Владимира Милова, основатель Фонда борьбы с коррупцией и возвращался в Россию для того, чтобы вести широкую кампанию против «партии власти»:

«Навальный стремился вернуться к той огромной сети сопротивления, которую он построил за годы, и которую Путин, как мы сейчас видим, боится настолько сильно, что пытается буквально всех посадить в тюрьму – чтобы не дать нам вывести людей на улицы и участвовать в кампании против его партии («Единой России» - Д.Г.) в ходе выборов… Навальный очень зол на Путина, который пытался его отравить. Он хочет на это ответить, и хочет сделать этот ответ быстрым и сильным. Вот почему он хотел вернуться как можно скорее, и его возвращение никогда не вызывало сомнений».

Милов считает, что воздействие расследования Навального о дворце на берегу Черного моря будет нарастать со временем: «Эти протесты можно назвать «полевым исследованием», которое разворачивается у нас на глазах… Реальный эффект фильма о «дворце Путина» может быть еще и отложенным, может понадобиться время, чтобы люди мобилизовались, но все равно – сейчас больше всего людей мобилизует именно этот фильм, даже не арест Навального, а его фильм. Потому что он разрушает один из основных пунктов путинской мифологии: Пути н всегда пытался подать себя как некоего аскета».

Владимир Кара-Мурза, в свою очередь, уверен, что применение Кремлем силы против протестующих говорит о скудости средств, оставшихся в распоряжении у российской власти: «Применение силы – это все, что осталось у Путина. Но только за счет применения силы режиму невозможно выживать долго».

Изменения общественного мнения в России выходят за пределы влияния на это мнение только самого Навального при всей эффективности его стратегии, уверен Кара-Мурза:

«Это происходит не из-за кого-то отдельно взятого, и это неостановимо, это движение неостановимо. Самая главная ошибка, которую допускали многие авторитарные режимы – это превращение их оппонента в символ нации, сажая его в тюрьму. Если Кремль думает, что, посадив его за решетку, он как-то сможет уменьшить его влияние или заглушить его голос, сократить эффективность его кампании «умного голосования» на парламентских выборах, предстоящих в сентябре этого года… то результат будет прямо противоположный».

Что нового в этом протесте?

В ходе другой дискуссии, организованной Школой славянских и восточно-европейских исследований Лондонского Университета, политологи подчеркивали новизну нынешней протестной волны в России. В частности, Клара Феррейра Маркес, обозреватель в издании Bloomberg Opinion, определила эти новые черты так:

«Протест носит «кумулятивный» характер. Нынешние демонстрации являются свидетельством недовольства политической и экономической ситуацией, накопившегося за последние несколько лет и усугубленного пандемией. Это продолжение прошлых демонстраций. Навальный рассматривается российской властью как единственный «спусковой крючок» для этого протеста, в то время как на самом деле общество выходит на улицы под влиянием многих других аспектов. Это означает, что власти сложно реагировать на протест эффективно».

Кроме того, по словам обозревателя Bloomberg, протест оперирует платформами вне досягаемости государства: «В отличие от Китая, Кремль не смог на раннем этапе установить эффективные ограничения для Интернета и, следовательно, изо всех сил пытается бороться с социальными сетями. У него нет монополии на это пространство… Социальные сети уже эффективно транслировали видео с маршей».

Почему Запад защищает Навального?

Профессор политологии Университета Лос-Анджелеса Дэниел Трейсман в интервью Русской службе «Голоса Америки» отвечает на этот вопрос так:

«Я думаю, что люди на Западе, политики и общественность, всерьез беспокоятся за его жизнь и здоровье. Очень многие были потрясены тем, что произошло летом прошлого года, когда он был отравлен, они были еще больше потрясены, когда появились подробности этого отравления. И также очень многие были серьезно впечатлены смелостью Навального и его способностью разговаривать с широкими слоями российского общества. Мы не знаем, насколько широкими, но ему удалось вывести более ста тысяч людей на неразрешенные акции в прошлые выходные. Это происходило не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах, более ста по всей стране».

«США и Европа реально беспокоятся по поводу того, что те, кто пытался убить его в первый раз, захотят сделать это повторно – в заключении или где-либо еще. До сих пор реакция Запада была в основном словесной – жесткие заявления, и нам еще предстоит увидеть, какие практические шаги будут предприняты, будут ли это дополнительные санкции, или что-то еще. Но видно, что накопилось сразу много всего, что происходило ранее, и сейчас мы, возможно, увидим большее единство Запада в вопросе воздействия на Москву» - предполагает политолог.

Дэниел Трейсман также видит серьезную роль фильма «Дворец Путина» в происходящем: «Мы видели, насколько сердиты были люди, вышедшие на протесты в прошлую субботу. Навальный укрепился политически, продемонстрировав этот фильм, который посмотрели более 100 миллионов пользователей YouTube. У Путина сейчас нет хороших вариантов: оставляя Навального в тюрьме, он делает из него мученика, а выпустив его, выглядит слабым и получает активного лидера протеста. Кремль попытался решить эту ситуацию и сделал это довольно плохо, только разозлив людей».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG