Линки доступности

Энергетическая безопасность США: новые подходы


Трубопровод Транс-Аляска

Эксперты американского нефтегазового сектора экономики провели масштабную дискуссионную панель, на которой обсудили важнейшие вопросы, связанные с экономической и экологической безопасностью отрасли

Последствия пандемии, война в Украине, изменение климата, а также разнонаправленное геополитическое давление на нефтегазовую отрасль, сделали вопрос энергетической безопасности ключевой экономической и политической проблемой США.

В рамках серии бесед и докладов на базе Центра стратегических и международных исследований (CSIS) лидеры отрасли рассказали о будущей энергетической безопасности США, о том, на что ориентируются компании во время «энергетического перехода», о роли современных методов добычи нефти и газа, и о том, как ESG (требования «экологического, социального и корпоративного управления» для компаний) влияет на нефтегазовый сектор.

Основной доклад прошедшей дискуссии был посвящен перспективам энергетической безопасности США в ближайшем будущем. Конгрессмен Скотт Питерс (демократ от штата Калифорния), член Комитета Палаты представителей по энергетике и торговле (Rep. Scott Peters (D-CA), Member, House of Committee on Energy and Commerce), обозначил главное направление полемики специалистов - «обеспечение Соединенных Штатов энергетическими ресурсами - в избытке».

«Какими бы ни были сроки перехода к возобновляемой энергетике в мире, и каким бы “полным” он не был, мы будем использовать нефть и газ еще в течение длительного времени. Поэтому, я пытаюсь сделать приоритетным в краткосрочной и среднесрочной перспективе, следующий вопрос: насколько максимально “чисто” мы используем эту отрасль энергетики», - заявил Скотт Питерс

Будучи прежде всего политиком, Скотт Питерс поделился своими достижениями в совместной «двухпартийной» работе с республиканскими конгрессменами из Техаса, в частности, с конгрессменом от этого штата Джоди Аррингтоном.

Одной из отправных точек совместной работы против изменения климата Питерс назвал тему сокращения выбросов метана. «Двадцать пять процентов [в процессе потепления] сегодня зависят от уровня выбросов метана. Значительная часть этого - сельскохозяйственные отходы, большая часть - из-за утечек метана в системах производства и распределения в нефтегазовой промышленности. Мы восстановили правила по ограничению выбросов метана “эпохи Обамы” 2016 года, которые хороши, но могли бы быть намного лучше. В результате, администрация Байдена работает над новыми, своими "правилами по метану". Так что я бы предпочел, чтобы мы собрались вместе в Комитете по энергетике и торговле и достигли законодательного соглашения о том, как всем вместе двигаться дальше в этом деле», - сказал Скотт Питерс.

Говоря о проблемах экономической безопасности в связи с заявленной темой, Скотт Питерс констатировал в своем вступлении, что «это одна из проблем США - выяснить все цепочки поставок [нефтепродуктов]».

«Мы находимся в трудном положении, потому что не можем обойтись без Саудовской Аравии, [полностью] без России, Венесуэлы и даже Ирана. Я не уверен, как это послужит нашей безопасности в долгосрочной перспективе», - подчеркнул Скотт Питерс.

Старший научный сотрудник Центра (CSIS) по вопросам энергетической безопасности и изменению климата Бен Кэхилл, (Ben Cahill, Senior Fellow, Energy Security and Climate Change Program, CSIS), обрисовал свои главные «наблюдения» стратегического развития США в части энергетической безопасности. Он сказал:

«Соединенные Штаты являются крупнейшим в мире производителем нефти и природного газа. Однако в последние недели, мы стали свидетелями того, что цены на бензин и дизельное топливо в нашей стране оказались неразрывно связаны с конъюнктурой мирового рынка. Мы не можем “пробурить” себе путь к энергетической независимости. Цены здесь отражают то, что происходит в остальном мире, будь то Россия, Украина, события на Ближнем Востоке или где-либо еще. Мы должны думать о том, как использовать наши ресурсы, помогать европейским союзникам в [поддержании] энергетической безопасности, думать о стратегическом влиянии экспорта нефти и газа из США на остальной мир, особенно, если мы сможем сократить выбросы. Управление энергетической информации докладывает, что у нас сегодня около 11,6 миллионов баррелей в день [добычи нефти] в США. Это огромная цифра. С 2020 года в Соединенных Штатах произошло действительно резкое падение добычи нефти, но мы прошли через эту невероятную волатильность. Добыча газа в США составляет где-то около 96 миллиардов кубических футов в сутки. Это рекордно высокий уровень. Существует очень широкая “золотая середина”, которую нужно зафиксировать в энергетике Соединенных Штатов. Средний американец считает, что мы должны быть конкурентоспособными в отраслях промышленности будущего. Это означает, что мы должны не сосредотачиваться исключительно на ископаемом топливе, а “не спускать глаз с горизонта”, сделав упор на таких вещах, как энергия ветра, солнечная энергия, аккумуляторные технологии, производство водорода, "зеленая" промышленная политика».

Поиску равновесия и согласия между сланцевыми компаниями, инвесторами и правительством был посвящен спор трех других известных экспертов - участников дискуссии. Артем Абрамов, партнер и руководитель отдела исследований сланцев, Rystad Energy (Artem Abramov, Partner and Head of Shale Research, Rystad Energy), в своем докладе указал на то, что «вся бизнес-модель нефтегазовой отрасли кардинально изменилась с 2017 года».

«Отрасль перешла к более устойчивой, а также более прибыльной операционной модели. Это произошло на фоне требований со стороны сообщества инвесторов, а также комментариев со стороны средств массовой информации. Сейчас мы находимся в ситуации, когда нам приходится искать выход из глобального энергетического кризиса. США по-прежнему рассматриваются, как один из потенциальных источников поставок углеводородов другим странам. Исторически мы наблюдаем постепенное восстановление отрасли с конца 2020 года, но мы все еще довольно далеки от того уровня производства, который был до COVID-19, в конце 2019-го - начале 2020-го года. Если посмотреть на разные прогнозы, то большинство сходятся во мнении, что восстановление продолжится еще в ближайшие два-три года», - описал ситуацию Артем Абрамов. Он также подчеркнул, что, с точки зрения мирового рынка, в США «не высокие цены на нефть, а высокие цены на газ».

Рауль Леблан, вице-президент по энергетике, S&P Global Commodity Insights (Raoul LeBlanc, Vice President, Energy, S&P Global Commodity Insights), сконцентрировал свой доклад на инвестиционной политике в нефтегазовой промышленности страны, подчеркнув значительное падение доходности отрасли, произошедшее с середины 1970-х годов.

«Энергетические системы – это наши гигантские активы. Говоря о политике по борьбе с изменением климата, не думайте о простых решениях, вроде «о, мы просто собираемся сделать общественный транспорт». США давно вложили десятки триллионов долларов в “пространственную” дорожную структуру. Экономика США зависит от автомобиля. Благодаря этому, вы можете переехать, купить дом здесь, вместо дома в 30 милях отсюда, и вы сэкономите сотни тысяч долларов», - объяснил сложность перехода к “зеленой энергетике” Рауль Леблан.

В спор с ним и с другими участниками панели вступила Эми Майерс Джаффе, управляющий директор лаборатории климатической политики Университета Тафтса (Amy Myers Jaffe, Managing Director, Climate Policy Lab, Tufts University), известная своими статьями, посвященными внедрению решений и технологий, замещающих добычу углеводородов. Она подчеркнула инертность рынка и отдельных бизнесменов в переходе на электрический транспорт, приведя в пример решения группы производителей электрических аккумуляторных батарей, включая «Теслу», по обеспечению штата Калифорния дополнительными источниками электроэнергии.

Настоящим информационным «взрывом», вызвавшим как споры, так и восторженные оценки присутствующих, стал доклад Тоби Райса, президента и главного исполнительного директора EQT (Toby Rice, President and CEO, EQT), одной из лидирующих компаний в области разработки и добычи СПГ (сжиженного природного газа).

«Высшей целью для меня всегда было - повлиять на мир. Я начал искать разные способы, которыми мы можем это сделать. Чем больше энергии люди потребляют, тем лучше качество их жизни. Проще говоря, чем больше энергии люди используют, тем дольше они живут. Поэтому, если вы хотите повлиять на этот мир, найдите способ предоставить людям доступ к дешевой, чистой и надежной энергии. Итак, мы нашли самое большое газовое месторождение в мире в Аппалачах», - рассказал о своем проекте Тоби Райс.

«Выбросы от сжигания углеводородов по всему миру продолжают расти. США сделали удивительные вещи. За последние 15 лет мы сократили выбросы во много раз. Но за тот же период времени, в мире увеличились выбросы углеводорода более, чем на 4 миллиарда тонн. Крупнейшим источником выбросов в мире является сжигаемый уголь - более 45%. Наш проект - строительство трубопроводов для транспортировки СПГ в порты на Восточном побережье США, для дальнейшей перевозки и продажи его в те страны мира (Китай, Индия, страны Юго-Восточной Азии), которые продолжают пользоваться углем», - пояснил Тоби Райс.

Его проект, по сути, является чем-то вроде «переходного», для периода между углеводородной и «зеленой» энергетикой. Тоби Райс обещает отпускную цену в Европе за СПГ не более 25 долларов за куб., при том, что по его словам, реальной ценой может оказаться и 9 долларов. Он видит в этом сразу два достижения: полная энергетическая безопасность США и внедрение почти экологически «безвредных» технологий СПГ по всем миру, вместо использования угля и нефтепродуктов.

Бетти Цзян, исследователь ESG, Credit Suisse (Ceres Betty Jiang, Head of U.S. ESG Research, Credit Suisse), Трейси Кэмерон, директор по корпоративному климату, (Tracey Cameron, Director, Corporate Climate Engagement, Ceres) и Бен Ратнер, исполнительный директор по устойчивому развитию, JPMorgan Chase ( Ben Ratner, Executive Director, Sustainability, JPMorgan Chase) представили, присутствующим в зале Центра стратегических и международных исследований (CSIS), отчеты для инвестиционных компаний по соблюдению «климатических» и иных экологических требований к современным бизнес-проектам, представляемых компаниями в поисках свободного капитала для развития. Требование «экологической устойчивости» стало обязательным при привлечении инвестиций в энергетические проекты.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG