Линки доступности

Франак Вячорка: мы получили основу для построения нового белорусского общества после Лукашенко 


Франак Вячорка. Архивное фото

В окружении лидера белорусских протестов Светланы Тихановской в 2021 году намерены продолжать борьбу и создавать дополнительные точки давления на режим Лукашенко внутри и за пределами Беларуси 

Советник Светланы Тихановской – одного из лидеров белорусских протестов, Франак Вячорка рассказал в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки», почему революция в Беларуси стала сюрпризом для Кремля, кто главные герои на улицах Минска и других городов, и что в борьбе с режимом Лукашенко получилось лучше всего, а что – не очень.

Тарас Бурнос: С какими планами входит белорусская оппозиция в новый 2021 год? Какие первоочередные задачи?

Франак Вячорка: В 2020 году мы многого достигли. Лукашенко не признается в мире, выборы не признаны, система барахлит, огромное количество перебежчиков, люди понимают, что его время ушло. В преддверии 2021 года мы получили абсолютно новое качество гражданского общества в Беларуси. И первоочередная задача – каким образом сохранить это качество, приумножить, присоединить новых людей, помочь тем, кого репрессируют. Лукашенковская система тоже изменилась – теперь это не просто авторитарный режим, а режим с элементами военной хунты. И соответственно формы борьбы и самоорганизации должны быть другими. Теперь уже легальные формы самоорганизации в общественные объединения, созывы депутатов, сборы подписей – не работают. Теперь работают только уличный протест, низовой и подпольный. Очень важно не давать покоя этой системе. Чем больше будет раздражителей и точек давления, тем больше ошибок будет делать Лукашенко и окружение, разрушая систему изнутри.

Т.Б.: Есть ли план у Светланы Тихановской, как провести изменения в стране и повернуть Беларусь на путь демократии?

Ф.В.: План, стратегия не меняются – с самого начала мы говорили про три точки. Первое – давление. Второе – переговоры. Третье – новые выборы. В повестке революции не было планов реформ, вступления в ЕС или наоборот в Россию. Повестка – это переход к демократии, и те, кто выходит на улицу или сидит в тюрьмах, сидят за желание демократической трансформации. Что мы будет делать? Наш план создавать дополнительные точки давления. Внутри страны и извне. Внутри – это стачки и протесты рабочих, саботаж, неподчинение, бойкот финансовой системы или государственных банков и предприятий. Многие люди, которые раньше были в стороне, теперь понимают, что другого пути нет и только переформатирование системы поможет выйти из этого затяжного кризиса. Внешние точки давления – это изоляция Лукашенко, приостановка программ помощи лукашенковскому государству. Это аресты счетов лукашенковских пособников. Когда давление будет максимальным с разных точек, режим начнет делать уступки и идти на переговоры, и тогда главной целью будет договариваться, каким образом пройдут новые выборы, на каких условиях, чтобы все было честно.

Самое трудное будет в транзитный период и период после. Поэтому мы уже работаем над поиском помощи, макропомощи, инвестиционных планов – всего того, что поможет быстро вывести страну из кризиса в постлукашенковский период.

Т.Б.: Похоже, что в борьбу за Беларусь включился и Кремль – в прессе появилась информация о некоем “плане Б для Беларуси”. Есть ли свой план у оппозиции, и понимание, что в борьбе за Беларусь нужно противостоять новому плану Москвы?

Ф.В.: Я не думаю, что в Кремле появился какой-то новый план. Для Кремля наша революция была таким же сюрпризом, как и для Лукашенко, как и для самих белорусов. Никто не мог поверить, что сами белорусы так быстро и четко объединятся и организуются. Выстроят структуры, смело будут выходить на митинги, несмотря на репрессии. И у Кремля, кажется, нет никаких планов до сих пор – они удерживают статус-кво и продолжают пассивно поддерживать Лукашенко. Конечно, мы понимаем, что у Кремля интерес, чтобы Беларусь не развернулась на Запад, у белорусов интерес – чтобы их страна стала независимой, свободной и демократической, провести честные и независимые выборы. У Лукашенко – интерес остаться у власти любой ценой. Успех белорусского протеста может привести к эффекту домино и похожим протестам в России. Возможно, это главная причина, почему Кремль так рьяно заступается за Лукашенко – они не хотят создавать прецедент.

Что касается пророссийской партии, то скорее всего это инициатива каких-то активистов в Беларуси, которые предлагают Кремлю свой вариант решения. Это не значит, что сам Кремль этот проект инициирует. Мне кажется, что в Кремле не работают так кондово, если бы у них была стратегия, это не было в форме таких слитых в сеть гугл-документов.

Т.Б.: Протесты в Беларуси продолжаются с 9 августа. Какие главные результаты борьбы вы могли бы назвать и почему?

Ф.В.: Первое, это непризнание Лукашенко, полная его делегитимизация. Второе – раскол внутри силового блока. Огромное количество силовиков переходит или перешло на сторону людей. Мы видим мобилизацию местных сообществ на самом «низовом» уровне – появились дворы, появились локальные сообщества, инициативы, группы, которые проводят флэш-мобы, типа Вольного хора, которые поют белорусские песни в самых необычных местах в центре города. Мы видим самоорганизацию людей, сплоченность вокруг идеи перемен, мы видим единство – это большое достижение. Есть лидеры, есть Тихановская, как символический лидер и другие организации, которые это лидерство признают, создана огромная медийная сеть, с которой лукашенковская пропаганда не способна конкурировать – это, в первую очередь, Телеграм-каналы, мы получили основу для построения нового белорусского общества после Лукашенко.

И даже если лукашенковская вертикаль развалится, мы очень быстро сможем построить новую Беларусь.

Т.Б.: Откровенно – что не получилось, а что получилось лучше всего?

Ф.В.: Возможно, у нас не получилось перетянуть большее количество высших чиновников на нашу сторону, и здесь главная причина – они не знают, как уходить, потому что система так построена – в нее попасть возможно, а выйти нельзя. Лукашенко угрожает и дает понять, что любой переход или протест – это сразу тюрьма, выезда нет, граница перекрыта и поэтому, возможно, мы не нашли вариант, как обеспечить переход высшего эшелона власти на нашу строну. Возможно, мы были недостаточно настойчивы в какие-то критические моменты, не смогли добиться освобождения политзаключенных, а нужно было смелее этого требовать, и не смогли помочь тем, кто нуждался в этой помощи.

Разные были причины – не было ни денег, ни средств, ни каналов коммуникации, интернет выключен. Не получилось сохранить Координационный совет в Беларуси – его председателя, президиум – в самой республике. Многим пришлось выехать, или сесть в тюрьму. Было много ошибок, и можно было сделать лучше.

Что получилось лучше всего? Удалось сохранить протестный мобилизационный потенциал.

Наверное, это главное достижение – мирный характер протестов. Конечно, были идеи сделать протесты более агрессивными, с силовым противостоянием, но у нас объективно не было предпосылок.

Протест остается мирным и настойчивым, массовым – это огромное достижение тех, кто борется в Беларуси. Главные герои – это не те, кто в Вильнюсе или Варшаве, а те, кто в Беларуси – на свободе или в тюрьме, кто продолжает борьбу каждый день. И все, что мы должны теперь делать, – помогать им.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG