Линки доступности

Беларусь – в пятерке «лидеров» по репрессиям против журналистов


Катерина Андреева (справа) и Дарья Шульцова (слева). Архивное фото

Режим Лукашенко наращивает преследования неподконтрольных властям СМИ

В уходящем году поставлен печальный рекорд по числу журналистов, против которых были возбуждены уголовные дела. В докладе Комитета защиты журналистов (The Committee to Protect Journalists), опубликованном в середине декабря, сообщается, что во всем мире были арестованы 363 журналиста, что на 20% превышает показатель 2021 года. В пятерку стран, где против сотрудников медиа применяются наиболее жесткие меры, Иран, Китай, Мьянма, Турция и Беларусь.

В докладе отмечается, что заключение журналистов под стражу является лишь одной из мер, применяемой авторитарными правительствами против свободы прессы. Во многих странах мира издаются законы о «фейковых новостях» и о «клевете», используются расплывчатые формулировки с целью криминализации журналистики, имеют место злоупотребления судебной системой и используются различные технологии для слежки за журналистами и членами их семей.

В разделе, посвященном Беларуси, особо упоминаются корреспондент телеканала Belsat Катерина Андреева и один из основателей телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич, находящиеся в лукашенковских застенках.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с представителями независимых белорусских СМИ, чтобы получить более полную картину о происходящем в этой стране.

Пять лет за комментарий под публикацией в Facebook

Заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Борис Горецкий рассказал, что в последние дни ему и его коллегам неоднократно приходилось подводить итоги года по ситуации с прессой в Беларуси. «Смысл публикуемых на Западе данных в том, что, несмотря на то, что еще в прошлом году из страны вынуждены были выехать основные общественно-политические медиа, количество репрессий против журналистов в Беларуси существенно не уменьшилось. Например, было более 40 задержаний и более 50 обысков, около 20 коллег отбывали административный арест, но все это мелочи по сравнению с уголовными сроками. По нашим подсчетам, 32 сотрудника белорусских медиа находятся за решеткой», – рассказал Горецкий в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Заместитель председателя БАЖ обращает особое внимание на то, что минские власти преследуют не только самих журналистов, но и всех, кто так или иначе имеет отношение к неподконтрольной прессе, которая за последние два года была квалифицирована как «экстремистские формирования». «И даже если ты всего лишь написал комментарий под постом в Facebook любого оппозиционного медиа, например, "Белсат", или «Зеркала», или Радио Свобода, ты можешь получить срок до 5 лет за содействие "экстремистской деятельности". Пока я не знаю случаев ареста за комментарии под постами, но было много случаев, когда люди отправляли в редакции текстовую информацию или фотографии, и получали за это сроки», – говорит Горецкий.

И уточняет, что особенно много подобных случаев было в самом начале полномасштабного вторжения российской армии в Украину с территории Беларуси.

«В самом начале войны появился паблик под названием "Белорусский гаюн". Его концепт заключался в том, чтобы белорусы в тех городах, откуда запускаются ракеты и взлетают самолеты, сообщали об этих событиях. Белорусы массово это делали, и военное командование Украины серьезно опиралось на эти данные, потому что они были достоверными. И такие же сведения получали многие независимые белорусские издания», – рассказывает зампред БАЖ.

(В марте этого года минские власти внесли «Белорусский гаюн» в список «экстремистских формирований»).

Горецкий напомнил, что в конце 2021 года за решеткой в Беларуси также находились 32 журналиста: «Но год назад эти люди, в основном, сидели в следственных изоляторах, ожидая процессы, и было непонятно, что будет. Сейчас власть уже включила судебную машину, и половина коллег уже отбывает тюремные сроки, вынесенные в этом году. И если власть выносила приговор в три-четыре года заключения, то, можно сказать, что этим журналистам еще повезло. Потому что сроки, в основном, дают драконовские: по пятнадцать - шестнадцать лет. А когда человек оказывается в колонии, это, как правило, означает, что он полностью отрезан от внешнего мира, потому что в колонии не допускают адвокатов, туда не доходят письма, и родные узника могут месяцами не знать, что с ним происходит».

Собеседник Русской службы «Голоса Америки» подчеркивает, что такие сроки получают журналисты-расследователи и медиа-менеджеры, которым власть хочет отомстить. «А ловят власти их очень изощренно: просто останавливают людей на улицах и проверяют у них мобильные телефоны, или расследуя появление того или иного текста или снимка в медиа. И даже известны случаи, когда людей задерживали, анализируя объем отправленных данных», – поясняет Борис Горецкий.

В эмиграцию - с маленьким рюкзачком

Заместитель директора телеканала «Белсат» Алексей Дзикавицкий оценивает ситуацию со свободой слова в Беларуси как ужасную, свидетельством чему является количество арестованных журналистов. «Только наших ребят с "Белсат" за решеткой 9 человек. А в отношении некоторых мы воздерживаемся от того, чтобы говорить, что это наши журналисты, потому что еще не было процессов над ними, и мы не хотим таким образом навредить. Потому что мы считаемся "экстремистской организацией". Выглядит все ужасно, журналисты сидят в тюрьмах, многие без приговора уже более года», - рассказал Дзикавицкий в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Вслед за Борисом Горецким он отметил, что практически все крупные белорусские СМИ были вынуждены прекратить официально свое существование внутри Беларуси, эмигрировать и начинать работать из заграницы. По данным Белорусской ассоциации журналистов, за последние 18 месяцев из страны выехало более 400 независимых журналистов.

«А если учесть, что независимые белорусские СМИ, за исключением TUT.BY, никогда не были огромными корпорациями, это очень много. Журналистике нанесен огромный удар и каждый боится даже сделать какое-то фото и переслать независимым СМИ, потому что за это можно сесть в тюрьму "за содействие экстремистской группировке"», – подчеркивает Алексей Дзиковицкий.

И продолжает: «Что касается войны, то я могу здесь говорить о "Белсат", и для нас всех выделю два момента. Первое, что с 24 февраля мы сразу начали вещать по 16 часов в сутки, освободили эфир от всех запланированных программ и все закрыли живым эфиром. Понимаете, когда редакция рассчитана на вещание в прямом эфире 3 часа в день, а надо вещать 16, то это огромная нагрузка для всей команды. Мы полностью мобилизовались, спали прямо в офисе, пришли на помощь коллеги из других редакций. Потом мы сократили вещание до 8 часов, но все равно – это вещание без выходных. Раньше у нас не было прямого эфира в субботу и воскресенье. И мы продолжаем работать в этом режиме. Сейчас уже привыкли, подстроились, не говоря уже о том, что в нашей команде работают белорусы, украинцы, русские, поляки, даже гражданин Казахстана! И в ситуации воюющих сторон это не так просто, но все прошло без эксцессов, потому что все на одной стороне».

В тех условиях, в которых оказались многие неподконтрольные властям белорусские СМИ, многие их сотрудники были вынуждены срочно эвакуироваться, имея в руках только паспорт и маленький рюкзачок. В полной мере это коcнулось и сотрудников «Белсата».

«Часть их выехала в Украину, потому что это было сделать довольно просто: если, например, не было шенгенской визы. Таких было около 40 человек. Когда началась война, то у них были заблокированы банковские карточки, белорусский паспорт сразу стал подозрительным. И этих людей нам надо было эвакуировать теперь уже в Польшу или Литву», – продолжает Алексей Дзикавицкий.

По его словам, сделать это было непросто: их не пропускали через границу, у них не было денег, иногда – документов, потому что они отдали их на оформление ВНЖ в Украине.

Как отмечает Дзикавицкий, после начала полномасштабного вторжения России в Украину появилась еще одна дополнительная статья уголовного кодекса Республики Беларусь, еще один пункт обвинения, по которому можно арестовывать людей. А именно – фотографии российской военной техники, опубликованные или переданные телеграм-каналам, которые находятся за границей. Собеседник Русской службы «Голоса Америки» подчеркивает, что это обстоятельство необходимо учитывать при анализе ситуации: ведь за это власти могут привлекать к уголовной ответственности и журналистов, и блогеров, и пользователей соцсетей.

Политические журналисты «бывшими» не бывают

Журналистка издания «Новая газета. Европа» Ирина Халип начала свой комментарий для Русской службы «Голоса Америки» несколько неожиданно:
«Насчет "почетного" пятого места Беларуси я бы здорово поспорила. Мне непонятны критерии, которые здесь используются. Журналист — это кто? Кто его признает журналистом? Например, почему-то блогеров к журналистам не относят. Хотя по степени воздействия на аудиторию, многие из них могут поспорить с теми, кто имеет пресс-карту и состоит в штате некоего медиа».
Ирина Халип поясняет, что в нынешней Беларуси, помимо известных журналистов, есть очень много известных блогеров с большими аудиториями, которые сидят в тюрьмах. В том числе – Сергей Тихановский, который был арестован 29 мая 2020 года во время предвыборного пикета. Именно с этого момента принято отсчитывать начало нынешнего этапа репрессий белорусских властей против своих оппонентов. «Так что я полагаю, что в реальности Беларусь "бронзу", если не "серебро" в этом рейтинге может взять точно», – убеждена журналистка.

По мнению Халип, в уходящем году в Беларуси в этом плане ничего не менялось, за исключением того, что репрессии не просто продолжаются, но усиливаются. «Буквально несколько дней назад в Гомеле арестовали журналистку Ларису Щирякову. Это очень известная гомельская журналистка, которая еще полтора года назад после отсидки административного ареста (полагаю, что с ней хорошо поработали и очень сильно угрожали), публично заявила, что она уходит из журналистики, – все! То есть она себя из журналистов вычеркнула, она не писала ничего, даже постов "о текущем моменте" не публиковала в соцсетях. Она занялась фотографией национальных костюмов. Ниша, к которой с какой стороны не подойди – все равно ничего не получится, к чему придраться. Она даже поступила на факультет психологии, чтобы полностью сменить квалификацию. Так вот ее несколько дней назад арестовали по статье "дискредитация Республики Беларусь", а ее сына-подростка забрали в приют», – рассказывает собеседница «Голоса Америки».

И резюмирует: «Получается, что даже если журналист в Беларуси публично уходит из профессии и говорит – все, ребята, меня здесь нет, забудьте! – даже это его не защитит. А "дискредитация Республики Беларусь" явно связана с какими-то публикациями Ларисы еще раньше. Если у нас арестовывают за селфи, сделанное в августе 2020 года, значит, каждый журналист, который физически присутствует в Беларуси, по-прежнему находится под прицелом, и история Ларисы Щиряковой – лучшее тому подтверждение».

Форум

XS
SM
MD
LG