Линки доступности

Вашингтон и Москва: между конфликтом и саммитом 


Эксперты в США размышляют о том, насколько верной является политика Джо Байдена в отношении России на фоне напряженности между Кремлем и Западом 

Две новости, несколько разрядившие обстановку в отношениях Запада и России, появились в минувший четверг: министр обороны России Сергей Шойгу заявил об «окончании учений» около границ Украины, а соратники Алексея Навального сообщили о том, что российского оппозиционера обследовали гражданские врачи, рекомендовавшие основателю ФБК прекратить голодовку.

Однако, остается масса других причин, по которым эта обстановка не может по-настоящему разрядиться. Среди них - разведывательно-дипломатический скандал между Прагой и Москвой, в котором Чехию поддержал весь Евросоюз и США, высылки российских дипломатов из других стран, послание Владимира Путина Федеральному Собранию с угрозами и «красными линиями», а также продолжающееся заключение Навального, которого требуют освободить многие страны и международные организации.

При этом сам Владимир Путин в своем обращении к российскому парламенту нарисовал картину мира, в которой Россия обороняется от несправедливых нападок и лидирует в разработках вооружений, действия суверенных стран являются лишь «подвыванием» некоему «Шер-Хану», а якобы готовившееся покушение на белорусского диктатора Александра Лукашенко выглядит правдоподобно.

Верит ли сам российский президент в эту картину? Какие опасности несут эти представления Путина о ситуации в мире? Что могут предпринять США для защиты себя, своих союзников и партнеров, и возможна ли при таком уровне напряженности встреча лидеров США и России?

Убежденность, цинизм и обещание жестких действий

Профессор Международного университета Флориды, бывший заместитель госсекретаря США Дэвид Крамер (David Kramer) в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что Путин во что-то из сказанного действительно верит, а чем-то просто пользуется:

«Я вспоминаю, что он говорил после захвата заложников в Беслане в 2004-м году, когда он обвинял некие внешние силы в том, что они хотят отхватить большой кусок России, и как он развивал это в своей «мюнхенской речи» 2007-го года. Он, похоже, действительно верит в то, что США и западные страны ответственны за революционные движения, и, наоборот, вообще не верит в то, что грузины, украинцы или сами россияне могут что-то предпринимать по собственной инициативе. Но еще больше он верит в то, что все эти обвинения можно использовать как прием для сохранения популярности: мол, это не у меня нет никакого понимания экономики, это не я довел все до серьезной экономической изоляции, это не я милитаризирую страну – это все Запад с его санкциями и происками. Такая смесь убежденности и цинизма».

Эта смесь может быть вполне опасна, считает другой эксперт по России, исполнительный директор Института современных мировых проблем Грегори Файфер (Gregory Feifer):

«Он говорит о «красных линиях», о том, что это Москва будет решать, пересек ли Запад эти линии, и это – явное предупреждение. В то же время он обвиняет США в попытке организации переворота в Беларуси. Путин дает понять, что будет действовать, когда и как ему угодно, и в то же время знает, что его слова повысят у россиян ожидание, что он предпримет что-либо из того, о чем говорит».

«Это очень опасно и для России, и для западных стран. Я думаю, что лето этого года перед выборами в Госдуму будет тревожным, потому что Путин повышает у населения России убежденность в том, что случится нечто экстраординарное, как это было летом 2008-го года перед войной России с Грузией. Точно так же постепенно повышалась напряженность, а потом произошел военный конфликт» - предупреждает Грегори Файфер.

«Нужно добиваться реалистичных целей»

Можно ли при таком подходе Путина к мировой политике влиять на его поведение? Автор книг о России, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Дэниел Трэйсман (Daniel Treisman) в своем комментарии для «Голоса Америки» утверждает, что уже принятые Вашингтоном меры работают, а с течением времени дадут еще больший эффект:

«Мы должны продолжать применение точечных санкций – я не согласен с теми, кто говорит, что они неэффективны, и полагаю, что они влияют на ситуацию. Но реалистичной целью было бы не добиваться того, чтобы Путин пожал руку Навальному, вступил в переговоры с оппозицией или изменил полностью свой внешнеполитический курс».

«Целью, – продолжает Дэниел Трейсман, - должно быть ясное послание, что наша реакция будет гораздо жестче, если ситуация усугубится, и также сигнал другим странам о том, что действия Путина – это путь в никуда, что такие действия приводят к изоляции. И что в долгосрочной перспективе такая политика не защищает вас от мировых угроз, а наоборот, делает режим в стране более хрупким по мере того, как население все больше реагирует на экономические последствия изоляции».

По мнению Дэниела Трейсмана, ситуацию усугубляет то, что, похоже, Владимир Путин не понимает, насколько серьезным для Запада является вопрос о жизни и здоровье Алексея Навального: «Путин не учитывает, по-моему, насколько сильно в долгой перспективе возможная гибель Навального скажется на отношении к нему Запада. Такая открытая жестокость обязательно вызовет ответ в виде увеличивающейся изоляции, настолько серьезной, что он ее обязательно почувствует».

Саммит США-Россия: за и против

При всей напряженности ситуации – взаимная высылка дипломатов, отъезд послов для консультаций, взаимные упреки в разогреве ситуации военными средствами – Вашингтон и Москва не прекращают общения. Президент России по приглашению лидера Соединенных Штатов выступил на мировом климатическом саммите, и идея личной встречи двух глав государств, предложенная Джо Байденом, не снята с повестки дня.

Эксперт «Атлантического Совета» Александр Вершбоу (Alexander Vershbow), в прошлом посол России в США и заместитель генсека НАТО, считает, что возможная встреча Байдена с Путиным остается для Белого дома сильным рычагом влияния:

«Путин не просто хочет поговорить о стратегической стабильности из военных соображений – ему важен престижный факт самого диалога на высшем уровне с президентом США. И хотя Байден не поставил никаких условий для того, чтобы саммит состоялся, Путину нужно понимать, что это от его поведения зависит, состоится ли этот саммит вообще, и как именно с Россией будут общаться – как с серьезной мировой державой или как со страной-изгоем».

При этом Александр Вершбоу говорит о необходимости для США быть готовым к решительным действиям:

«Я думаю, администрация Байдена разыграла это все достаточно умело, но я беспокоюсь, что они делают недостаточно для того, чтобы продемонстрировать, какую цену Путин заплатит в случае вторжения в Украину или гибели Навального. Я надеюсь, что в закрытом общении они это делают более откровенно, чем на публике, но они должны быть готовы спешно нарастить военную помощь Украине, а также повысить вовлеченность НАТО. Речь не идет членстве в НАТО, но Альянс должен показать, что ему небезразлична безопасность Украины, и разместить военнослужащих НАТО, включая и корабли, рядом с украинскими силами. И таким образом, дать понять России, что ей было бы лучше сдать назад».

С мнением о полезности встречи Джо Байдена и Владимира Путина не согласен Дэвид Крамер: «На мой взгляд, не должно быть каких-либо приглашений на саммит, вроде того, что сделал недавно президент Байден. Я думаю, что это не было мудрым шагом по многим причинам – неужели президент Байден готов, стоя с Путиным на совместной пресс-конференции, услышать от журналистов вопрос, – а такой вопрос обязательно будет задан, - считает ли он по-прежнему Путина убийцей? Какой ответ даст на это Байден, и какова будет реакция Путина?»

«Есть и другие причины для того, чтобы не проводить эту встречу – ужасная ситуация с Алексеем Навальным, военные угрозы в отношении Украины, этот список можно продолжить… Я также считаю, что нельзя посылать неверные сигналы вроде откладывания санкций за строительство «Северного потока-2». Я знаю, что нам нужны ровные отношения с Германией, но это срочный вопрос: мы должны разобраться с угрозой, которую для нас представляет Путин, предполагая, что отношения с Германией мы потом сможем сбалансировать» - убежден профессор Университета Флориды.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG