Линки доступности

Украинские беженцы в Европе: вызовы и новые возможности


Весь вильнюсский транспорт ходит с весны с такими лозунгами

Парламентарии европейских стран рассказывают о том, как местное общество помогает вынужденным переселенцам из разных областей Украины

После начала полномасштабного вторжения российской армии на территорию Украины эту страну были вынуждены покинуть более десяти миллионов человек. Из них порядка трех миллионов были принудительно вывезены в Россию, где после пребывания в фильтрационных лагерях их распределяли по разным регионам РФ, включая Дальний Восток. А свыше восьми миллионов перебрались в страны Европейского Союза и в бывшие советские республики.

Среди вынужденных украинских переселенцев преобладают люди пожилого возраста, женщины и дети. Российские пропагандистские СМИ заполнены утверждениями (часто из анонимных источников), что жители западных стран, поначалу относившиеся к украинским беженцам весьма радушно, теперь якобы мечтают о том, чтобы те поскорее вернулись к себе на родину. Кроме того, многие европейцы, согласно материалам российской прессы, “страстно желают”, чтобы их правительства поскорее помирились с Кремлем и вернулись бы с Россией к «business as usual».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовала с политиками трех европейских стран, принявших большое количество украинских беженцев, и выяснила, как обстоят дела на самом деле.

«Любой поляк чувствует. что если россияне победят в Украине, то рано или поздно они придут и к нам»

Заместитель маршала Сейма Польши Михал Каминьски (Michał Kamiński) считает, что прибытие большого количества украинских беженцев в Польшу стало для страны и вызовом, и открытием новых экономических возможностей. «Практически, нет такой области в жизни моей страны, на которую не повлияла бы война в Украине и прибытие большого количества наших украинских братьев и сестер к нам на временное проживание. Но я считаю, что в целом Польша справилась с этим вызовом отлично. И я имею в виду не только технический аспект данной проблемы, но и то, что сейчас каждый поляк почувствовал. что он обязан помочь другому человеку, и это изменило очень многое в жизни Польши», - свидетельствует пан Камински.

По его словам, после прибытия, примерно, двух с половиной миллионов украинских беженцев, в Польше оживилась торговля, а в промышленном секторе работает довольно много украинцев, в том числе - из восточных областей своей страны: «И я думаю, что тот факт, что после 2014 года для украинцев закрылся российский рынок труда, но открылся рынок западный, в том числе - польский, откуда они привозили и деньги, и новые идеи - это очень сильно повлияло на настроения людей на востоке Украины. Потому что после 2014 году миллионы украинцев могли убедиться. как живут люди в Польше, и как живут в России. Эти люди выучили польский язык и поняли, что выбор, который сделали поляки в 1989 году, был правильным».

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Михал Каминьски подчеркнул, что среди его знакомых нет ни одного человека. который не помогал бы украинским беженцам «принимая их под своей крышей, как я, или организуя волонтерскую помощь в школах или в других местах. Можно сказать, что весь польский народ мобилизовался для помощи украинцам».

По словам заместителя председателя польского Сейма, весь народ его страны был готов к тому, что развязанная Россией война тем или иным способом затронет его лично. «Вы знаете, мне дедушка еще в детстве говорил: "Миша, они все равно когда-то придут, они всегда к нам приходили и убивали нас".

Я жил в стране, где была коммунистическая диктатура, но нам в семьях говорили о Катыни, о разделах Польши. У меня в семье традиция сражений против России с XVII века. И то же самое - во многих других семьях Польши, поэтому эту войну мы считаем своей, и только по техническим причинам она сейчас происходит на территории Украины. И любой поляк чувствует. что если они (россияне - А.П.) победят в Украине, то рано или поздно они придут и к нам», - объясняет польский политик поддержку, которую его соотечественники оказывают Украине.

По словам Михала Каминьского, очень многие поляки убеждены. что независимость их собственной страны может быть обеспечена только при условии полной независимости Украины и Литвы. Поэтому наша помощь Украине имеет христианский, гуманитарный характер. Но также она имеет глубочайший смысл, который обусловлен нашей историей. Я был в Буче и Ирпене, видел последствия пребывания там российских солдат. И когда я после этого встречался со своими избирателями вблизи Варшавы, они, выслушав меня, говорили: "Пан Каминьски, мой дедушка рассказывал. что в 1944 году, когда советская армия пришла к нам, у нас было то же самое - изнасилования и грабежи!". Вы понимаете - люди в моем избирательном округе, послушав мои рассказы о том, что я видел в Буче, говорят: "За 80 лет ничего не изменилось!". И поэтому человек, который сегодня помогает украинцам, считает, что помогает, в том числе и самому себе!», - подчеркивает заместитель председателя Сейма Польши.

И резюмирует: «Поляки будут проявлять солидарность с украинцами, потому что чувство, что это - наши братья и сестры - перевешивает все возможные бытовые проблемы, которые всегда возникают с появлением в обществе миллионов новых людей. Но мое личное ощущение - сейчас этих проблем нет вообще!».

«Русский язык вновь зазвучал у нас активнее, но немало украинцев сейчас обучаются литовскому языку»

Депутат Сейма Литвы от либералов, председатель Комитета будущего Раймунас Лопата (Raimundas Lopata) Лопата считает, что прибытие в страну украинских беженцев, конечно, стало вызовом, но Литва справилась с ним достойно. «Никуда не деться от таких бытовых деталей, как обучение детей. Но эти вызовы принесли и немало успехов. Например, именно из-за того, что нам нужно было организовывать обучение и образование детей, мы обратили внимание на учебники», - упомянул литовский политик в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Дело в том, что, как оказалось, большинство русскоязычных учебников по истории было напечатано в Москве, и там был представлен весьма однобокий взгляд на события прошлых десятилетий. «И нам надо было предоставить учебники объективные, а не пропагандистские», - подчеркнул Раймундас Лопата.

Были и чисто бытовые сложности. Сейчас довольно много украинцев работает кассирами в супермаркетах литовских городов, и они в большинстве своем владеют русским, а не литовским или английским языками. «Поэтому русский язык вновь зазвучал у нас активнее. Но и это будет преодолено, потому что немало украинцев сейчас обучаются литовскому языку, есть бесплатные курсы. Кроме супермаркетов украинцы работают водителями в муниципальном транспорте и в службе такси, в сфере услуг. Некоторые приходят работать на производство, потому что в Литве есть проблема с нехваткой квалифицированных рабочих. Жизнь идет своим чередом», - констатирует литовский парламентарий.

По словам Раймундаса Лопаты, в Литве сейчас проживают 65 тысяч украинцев. «Мы все время слышим от них: как только в Украине станет поспокойнее мы сразу вернемся домой. И этот процесс уже начинался – летом немалое число украинцев возвращалось. Но сейчас обстановка опять накалилась, идет разрушение инфраструктуры и люди пока остаются в Литве», - подытоживает депутат Сейма Литвы.

«Молдавское общество достаточно цивилизованно отнеслось к проблеме беженцев»

Депутат парламента Республики Молдова Оазу Нантой (Oazu Nantoi) напомнил, что еще в конце 2021 года руководство страны проанализировало ситуацию на российско-украинской границе и начало подготовку к различным вариантам развития событий. «Учитывая, в том числе энергетическую безопасность, продовольственную безопасность и возможные проблемы, связанные с приемом беженцев. Поэтому после 24 февраля мы, при всей ограниченности наших ресурсов, все-таки справились с потоком беженцев», - отметил молдавский политик в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Большая часть украинских беженцев рассматривали Молдову как транзитную территорию на пути в страны Европейского Союза. На территории самой республики осталось порядка 90 тысяч украинцев, из которых примерно половину составляют дети. Их сопровождают женщины и пожилые люди, у которых нет родственников на Западе, они не владеют иностранными языками и понимают, что в Евросоюзе им будет обустроиться весьма трудно. А в Молдове и население, и политики сделали все возможное, чтобы они чувствовали себя в безопасности. «Конечно, не стоит ожидать, что эти люди дадут такой же импульс развитию нашей экономики, какой могут дать российские ай-тишники, не пожелавшие стать “пушечным мясом” и спешно удравшие в страны с безвизовым режимом. Но тот факт, что наше общество достаточно цивилизованно отнеслось к проблеме беженцев, послужил еще одним аргументом в пользу того, что Молдова получила статус страны-кандидата на вступление в Евросоюз» - подчеркивает депутат молдавского парламента.

И добавляет, что в октябре в республике был проведен социологический опрос, результаты которого подтвердили, что население Молдовы настроено и в дальнейшем оказывать всяческую поддержку украинским беженцам.

По словам Оазу Нантоя, в Молдове действует упрощенная процедура приема украинских беженцев на работу, а детей – в образовательные учреждения. «Конечно, буквально по пальцам можно перечислить школы, где обучение проводится на украинском языке, но жизнь берет свое, и, насколько я знаю, дети могут обучаться и на русском языке. И никто не делает из этого политических и геополитических проблем – главное, чтобы дети чувствовали себя интегрированными в наше общество», - замечает собеседник «Голоса Америки».

И добавляет, что и сама Молдова страдает от российской агрессии против Украины. «23 ноября у нас из-за этого был местный блэкаут, постоянно “моргает” свет, из-за того, что мы находимся в бывшей единой энергосистеме СССР. Мы, конечно, допускаем, что будет новая волна беженцев, особенно если зима будет суровой, а усилия по восстановлению энергоструктуры и элементарных условий для жизни будут сталкиваться с трудностями», - заключил Оазу Нантой.

Форум

XS
SM
MD
LG