Линки доступности

Светлана Тихановская: не думаю, что жители Донбасса и Луганска хотят быть присоединенными к РФ


Светлана Тихановская: Лукашенко везде ищет врагов
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:26 0:00

Светлана Тихановская: Лукашенко везде ищет врагов

По мнению лидера белорусской оппозиции, давшей интервью Русской службе «Голоса Америки» на полях Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, белорусы не сдались и не раскололись, а это – главное в стремлении к свободе

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская, приехавшая на Генассамблею ООН, встретилась в Нью-Йорке с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» и согласилась ответить на наши вопросы в эксклюзивном интервью.
Голос Америки: Светлана Георгиевна, какова ваша реакция на предполагаемое проведение «референдумов» на оккупированных украинских территориях о присоединении к России?

Светлана Тихановская: Когда люди, живущие на такой территории, не хотят быть присоединенными к территории другой страны, то этого не может случиться в сердцах людей. Конечно, это можно обыграть, конечно, можно заставить людей явиться на этот референдум, но это все не имеет никакой силы, если жители будут бороться против этого. Я не думаю, что жители Донбасса и Луганска хотят быть присоединенными. Конечно, есть пропаганда, конечно, есть коллаборационисты, скажем так, но это – украинские территории, и украинцы будут отстаивать свои земли до конца.

Г.А: Александр Лукашенко заявил, что его страна находится в опасности, что он не допустит удара в спину России через белорусскую территорию, и в то же время сказал, что нужно быть готовым к мобилизации военных формирований. Означает ли это, что Беларусь будет втянута в эту войну с Украиной?

С.Т: Ну, во-первых, начнем с того, что никто не собирается наносить никакие удары. Сейчас украинцы защищают свою землю, а не нападают на чужие земли. Но Лукашенко в очередной раз показал лояльность Путину, что он готов его прикрывать, если надо, хотя никакой опасности нет. То есть сейчас Лукашенко ищет врагов везде, ищет врагов среди украинцев, наших западных соседей. Это его такая риторика, что у нас везде вокруг враги, а мы защищаем свои территории, и он – единственный гарант суверенитета и «охраняет» нас от этой войны. Ну, это у него такая тактика, но никто никому не угрожает, и это – ложь, которая распространяется, что они готовы нанести удар и все такое. По крайней мере, белорусы понимают суть вопроса и знают, какое отношение украинцев к нам: никто не хотел бы навредить нашей нации, это очевидно.
Г.А: Три года назад на сессии Генеральной ассамблеи я брал интервью у министра иностранных дел Беларуси Макея, и то, что он озвучивал тогда, и тот факт, что он давал интервью «Голосу Америки», свидетельствовало о том, что официальный Минск надеялся наладить отношения с Западом. Как вы думаете, сейчас у Лукашенко сохраняется такая возможность многовекторной политики, или этот момент уже упущен?

С.Т: Я думаю, что это невозможно, потому что демократические страны – США и так далее – увидели, что собой представляет этот режим. Увидели всю изнанку: что они готовы избивать, насиловать, пытать белорусский народ, только чтобы остаться у власти. Конечно, будущая Беларусь нацелена на многовекторность. Мы позиционируем себя как открытое общество, готовое к контактам, к хорошим отношениям с нашими странами-соседями. Но сейчас демократические страны понимают, что, пока не произойдут основательные изменения в Беларуси, пока будут продолжаться репрессии в нашей стране, пока за неправильный, скажем так, цвет носков или комментарий людей бросают в тюрьму на реальные сроки, то ни о каких отношениях речи быть не может. И это наша задача – быть голосом свободных белорусов и объяснять, и еще раз показывать, что белорусы не оставили борьбу, что борьба идет подпольно, борьба идет из других стран. Люди, которые вынуждены были выехать из-за репрессий, продолжают эту борьбу, и мы везде говорим: пожалуйста, не возвращайтесь к прошлым годам, когда шла торговля политзаключенными.
Нельзя этого допустить. Сейчас надо всю эту систему менять, и, пока Лукашенко у власти, на самом деле – это угроза не только белорусам, это угроза региональная, потому что, пока Лукашенко лоялен Путину, пока он выполняет все его требования, угроза существует и нашим западным соседям, Украине и так далее. То есть надо кардинально менять систему в Беларуси.

Г.А: Значительная часть международного сообщества не признает легитимность Александра Лукашенко, и, тем не менее, его министр иностранных дел вновь представляет Беларусь здесь на сессии Генеральной ассамблеи ООН. А каковы ваши задачи здесь, в Нью-Йорке? Пытались ли вы лишить полномочий белорусскую делегацию?

С.Т: Мы понимаем, что ООН – это очень сложная структура, и добиваться недопуска, либо непризнания, это такая, наверное, сверхзадача. У них установка: мы работаем с правительствами, вы физически не находитесь в стране, но наша задача – забирать остатки легитимности у режима Лукашенко и давать голос белорусам. Такое уже произошло с Советом Европы, откуда выгнали представителей режима. И сейчас мы организовали там контактную группу, куда будут входить политики и демократические НГО, для того, чтобы продолжать выполнять функции в Совете Европы. Такую практику надо, конечно, распространять. Это требует времени. Мы сейчас будем работать с ОБСЕ, с Парламентской ассамблеей Совета Европы, то есть потихонечку, шаг за шагом. И это очень важная работа, и мы понимаем, что здесь у Беларуси есть Россия, которая обладает правом вето, и очень сложно разбить эту структуру, лишить права голоса, но, чтобы голос свободных белорусов был услышан, мы это можем сделать.

Г.А: В 2010 году весь мир видел масштаб протестов белорусов, и казалось, что режим Лукашенко падет, однако этого не произошло. Прошло два года. Чего удалось сделать добиться белорусской оппозиции, и чего сделать не удалось?

С.Т: Будучи в ООН, мы понимаем, что в 2020 году ООН могла сделать намного больше. ООН могла остановить террор, это их первостепенная задача. Но нехватка политической воли, недостаточное внимание тоже сыграли свою роль. В 2020 году все думали: ну вот, восстание, оно потихонечку заглохнет, и многие страны не особо старались помочь. Потом, когда стало понятно, что это носит массовый характер, что белорусы не сдадутся, что репрессии увеличиваются, тогда уже стали обращать больше внимания. Если в 2020 году все было бы серьезнее, сильнее и громче, то все могло бы пойти по другому сценарию. На самом деле, за эти два года самое главное – то, что белорусы не разъединились, не сдались. Мы все также работаем вместе, внутри страны и за рубежом. Работаем подпольно, но мы показали свою мощь, когда началась война, когда начался саботаж на железной дороге, когда останавливали поезда. Рядовые белорусы отправляли информацию по передвижению российских войск в Украину. Нам удалось добиться, что коалиция демократических стран, которые сейчас выступают за Беларусь, является нашим мощным голосом на международной арене.
Также многие организации, медиа, которые были просто уничтожены в Беларуси, смогли возобновить работу за рубежом, они работают на Беларусь. Конечно, мы не достигли самой главной цели: наши политзаключенные не освобождены, и более того, их количество увеличивается с каждым днем. Не удалась рабочая забастовка. Мы не смогли на данный момент расколоть элиты либо силовиков, но это тоже процесс, и я уверена, что люди, которые сейчас окружают Лукашенко, и люди в этом режиме понимают, что Лукашенко ведет нашу страну в пропасть, что сейчас над нами висит угроза потери независимости и суверенитета, и это намного выше цель, чем просто смена власти. Для большинства белорусов независимость – это наивысшая ценность, и они готовы противостоять действиям режима, чтобы спасать нашу страну.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG