Линки доступности

Зачем Кремлю напряженность вокруг Украины?


Российско-украинская граница, 30 ноября 2021 г.

Эксперты – о том, есть ли дипломатический выход из кризиса

Российская военная активность у границ Украины по-прежнему вызывает у Соединенных Штатов серьезную озабоченность, а риторика Москвы становится все более резкой, сообщает агентство Рейтер со ссылкой на заявление председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Марка Милли.

Напомним, накануне Государственный секретарь США Энтони Блинкен в ходе встречи на полях саммита ОБСЕ в Стокгольме с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым предупредил его о последствиях, которые наступят для России в случае вторжения на Украину, и призвал Кремль к поиску дипломатического выхода из кризиса.

Встреча Блинкена и Лаврова прошла на фоне участившегося в последнее время обмена Запада и Москвы взаимными озабоченностями в связи с напряженной ситуацией вокруг Украины. Вашингтон неоднократно заявлял о своей готовности решительно отреагировать, если России решится на агрессию против соседней страны. Союзники США высказались в том же духе.

В Кремле отрицают всякое желание эскалировать события. По словам главы российского МИДа, Москва не хочет конфликта и выступает за диалог с Киевом, однако одновременно Владимир Путин заявляет о необходимости получить юридические гарантии от Запада относительно того, что Североатлантический альянс не будет расширяться за счет соседних с Россией ст

Константин Эггерт: «Путин очень не любит выглядеть смешным или слабым»

Кажется, в Кремле за этот год пришли к выводу, что коллективный Запад настолько слаб, что ему можно выдвинуть новый ультиматум, касающийся украинской проблемы, заметил в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» журналист-политолог Константин Эггерт. Как ему представляется, на общую ситуацию также накладывается очевидный политический кризис в самой Украине. «По-моему, сегодня в отличие от весенней ситуации, когда войска вначале были сконцентрированы по периметру границы с Украиной, а потом отведены, Кремль, вполне вероятно, будет вынужден действовать, – уточнил он. – Потому что, если вновь повторить трюк, это будет выглядеть смешно. А Путин очень не любит выглядеть смешным или слабым. Как я понимаю, его надежды сейчас связаны с тем, что в администрации Байдена победит крыло, которое агитирует за передачу “украинского досье” европейцам. Таким образом, Путин сможет договариваться с Байденом о разоружении, урегулировании последствий вывода американских войск из Афганистана и другим актуальным проблемам».

Судя по всему, Путин и предпринял концентрацию войск у границ с Украиной ради того, что вызвать Байдена на саммит, считает Константин Эггерт. «Правда, у меня есть серьезные сомнения, что администрация американского президента пойдет на такую сделку с Москвой, – добавил он. – А в том случае, если Путин не получит от Байдена того, чего хочет, он, на мой взгляд, и будет вынужден действовать. Предполагаю, что в этой ситуации он, скорее всего, легитимирует российское военное присутствие на территории так называемых ДНР-ЛНР по, конечно же, «гуманитарным» соображениям и попробует заставить Запад нажать на Украину с тем, чтобы добиться подписания некого нового соглашения под условным названием “Минск-3”. На российских, естественно, условиях, в соответствии с которыми первые шаги по отводу войск и предоставлению особого статуса этим фактически оккупированным Москвой районам Украины будет должен сделать Киев».

Вместе с тем журналист уверен, что российский Генштаб написал и план полномасштабного вторжения в Украину. Но пока его претворение в жизнь на неопределенный срок отложено из-за очевидных для Кремля рисков, резюмировал Константин Эггерт.

Глеб Павловский: «Москва хочет разговаривать с Вашингтоном, и я не вижу в том большой беды»

В свою очередь президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский не усматривает за взаимными обвинениями Запада и Москвы каких-либо проявлений холодной войны или ее угрозы. По его мнению, между сторонами происходит «обмен коммуникационными пакетами». «Это форма диалога, хотя слабая и малопродуктивная, – утверждает собеседник «Голоса Америки». – И это именно то, к чему стороны на сегодня готовы, поэтому они и обмениваются своими озабоченностями. Москва хочет разговаривать с Вашингтоном, и я не вижу в том большой беды».

В то же время Глеб Павловский затруднился сказать, ускорят ли диалог по деэскалации обстановки на Украине итоги встречи Блинкена с Лавровым на полях саммита ОБСЕ: «Но если общение такого рода будет продолжено и материализуется регулярные встречи и переговоры, то, дай бог, это нормально, – подчеркнул он. – Хотя я не вижу в этом большой пользы для Украины, однако для России и США – это та самая форма диалога, которая сейчас, видимо, возможна на минимальном уровне».

Всеми своими действиями в отношении Украины Путин добивался именно саммита с Байденом, полагает президент Фонда эффективной политики. «Ведь Кремль вряд ли рассчитывает сегодня реально модерировать украинскую политику. Предсказать поведение (Владимира) Зеленского так же трудно, как и поведение (Владимира) Путина. Поэтому на самом деле речь изначально шла не об Украине, а о российско-американском стратегическом диалоге. Украина здесь является как бы предметом приложения к этому», – заключил политолог.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG