Линки доступности

Началось восстановление дома Пола Робсона в Принстоне


Пол Робсон. AP Photo

Противоречивое наследие прославленного певца продолжает вызывать интерес

Его неповторимый голос любили и в Америке, и в Советском Союзе. Пола Робсона по праву называют «гигантом 20-го века». Ведь он прославился не только как талантливый певец, но и как актер театра и кино, профессиональный спортсмен и общественный деятель. Он был сложной фигурой: в Америке его обвиняли в поддержке «советского социализма» и в эпоху маккартизма подвергли преследованиям.

Как недавно сообщил Сэнди Кэньон, корреспондент WABC, группа активистов объявила о начале проекта по восстановлению дома в Принстоне, штат Нью-Джерси, где Пол Робсон родился и провел детские годы.

Наслоения времени

Дом, построенный в 40-е годы 19-го века, находится в районе Джексон-Уизерспун, где преобладает негритянское население. В непосредственной близости к нему расположена пресвитерианская церковь Уизерспун. В ней отец Пола Робсона, бывший раб, ставший пастором, вел службы более двадцати лет.

Сейчас, как пишет Сэнди Кэньон, конгрегацию возглавляет преподобный Луката Мжумбе. Пастор считает, что проект восстановления поможет афроамериканской общине Америки не забывать своих корней, своей культуры, поддерживать свою идентичность. По замыслу инициаторов проекта, восстановленный дом Робсона станет одним из центров притяжения для афроамериканской общины, которая стала обживать этот район Принстона сразу после войны за независимость США.

Идет реконструкция дома Робсона. YouTube. Фото с монитора. Courtesy photo
Идет реконструкция дома Робсона. YouTube. Фото с монитора. Courtesy photo

В качестве первых шагов активистам предстоит снять слои реноваций, проведенных в разные годы и существенно изменивших первоначальный облик дома. Они изъявляют желание работать без вознаграждения.

Один из этих энтузиастов – архитектор Кевин Уилкес, основатель Архитектурной гильдии Принстона (Princeton Design Guild).

«Это как будто история сама обратилась к нам, – сказал он в интервью WABC. – Когда дело дойдет до строительства, мы будем работать без какой-либо прибыли, только возместим расходы на материалы и найм рабочей силы».

Этот дом под номером 110 по Уизерспун-стрит при пересечении ее с Грин-Стрит за свою долгую историю перебывал и частным жильем, и продовольственным магазином, и студенческим хостелом.

Как рассказала местный историк Ширли Саттерфилд корреспонденту газеты The Daily Princetonian Эллен Батталья, вначале домом владел Айзек Стоктон, который открыл в нем продовольственную лавку. Затем владельцем стал Энтони Симмонс, который оставил этот дом местной пресвитерианской церкви. В 1887 году позицию пастора этой церкви получил преподобный Уильям Дрю Робсон. В 1898 году появился на свет его сын Пол.

По словам Бена Колберта, члена попечительского совета по управлению домом Пола Робсона, в 1901 году семья пастора Робсона была вынуждена сменить место жительства и переехать в Сомервилл (Нью-Джерси). Дом стал на долгие годы своего рода общежитием для чернокожих студентов Принстона, которые из-за политики сегрегации переживали трудности с выбором места для жилья на время учебы. Его называли домом Тейлор – в честь мисс Глэдис Тейлор, владевшей им до 2005 года, когда церковь Уизерспун выкупила его для своих нужд. Саттерфилд вспоминает, что им пришлось конкурировать со многими риэлторами Принстона, «положившими глаз» на эту недвижимость. Как рассказал Колберт, они убедили мисс Тейлор в том, насколько важно для афроамериканской общины, чтобы бывший дом пастора Робсона и его великого сына стал собственностью церкви.

Кевин Уилкес узнал о существовании дома Робсона, когда в начале 2000-х переехал в квартиру в этом районе Принстона. Выразив желание помочь активистам, он изучил нынешнюю планировку дома площадью 3290 кв. футов и пришел к выводу, что восстановить первоначальный облик будет нелегко.

Бывший дом семьи Робсона в Принстоне. YouTube. Фото с монитора. Courtesy photo
Бывший дом семьи Робсона в Принстоне. YouTube. Фото с монитора. Courtesy photo

«Когда возникала потребность что-то менять, – заметил Уилкес, – владельцы шли по самому легкому и дешевому пути. Они просто настилали новые полы поверх старых, красили стены поверх старого слоя краски, клеили новые обои поверх старых, и так во всем».

Процесс снятия наслоений полов, стен и потолков идет медленно. Уилкес тщательно просматривает весь мусор. «Мы нашли невероятные вещи, нет, вовсе не бриллиантовые кольца, – сказал он. – Предметы обихода чернокожих рабочих – предметы верхней одежды, носки, табакерки, игральные карты. А на чердаке нашли заточку и пули». Кроме того, были обнаружены письма, газетные вырезки и расписание поездов.

Церковные активисты не планируют отдать весь дом под музей Робсона. Они собираются выделить под мемориал певца часть первого этажа. Остальные помещения планируется использовать для нужд конгрегации, включая три спальни и общую кухню. Как объяснил Уилкес, темпы реконструкции целиком зависят от успешности фандрайзинга. Работы могут занять по меньшей мере еще два года.

Выбор карьеры

В 30-40-е годы голос Робсона гремел над планетой. Его знаковые песни «Ol' Man River», «Sometimes I Feel Like a Motherless Child», «Waterboy» и многие другие принесли ему поистине мировую славу. Как и его усилия в борьбе за гражданские права афроамериканцев и за права рабочих.

С детства Пол Робсон проявлял незаурядные способности. Он учился на «отлично» и пел в церковном хоре. В 27 лет получил стипендию для учебы в университете Ратгерс, став третьим студентом-афроамериканцем в этих стенах. Он добился высоких результатов в четырех видах спорта: американском футболе, баскетболе, бейсболе и легкой атлетике. Пол удостоился высших похвал за ораторское искусство и умение вести дискуссию. Его приняли в самое престижное студенческое братство. В качестве валедикториана он произнес прощальную речь на вручении дипломов.

С 1920 по 1923 год Робсон учился в юридической школе Колумбийского университета. Он учил латынь и играл в профессиональный футбол по уикендам, чтобы платить за обучение. Во время учебы в Нью-Йорке он встретил Эсланду Гуд, по профессии журналистку, также учившуюся в Колумбийском университете. Они поженились в 1921 году. Их сын, Пол Робсон-младший, родился в 1927 году. С Эсландой Робсон прожил более сорока лет.

С женой Эсландой. 1935 г. AP Photo
С женой Эсландой. 1935 г. AP Photo

Став адвокатом, Робсон впрямую столкнулся с вопиющими проявлениями расизма и решил сменить профессию. Его неудержимо влекла сцена, тем более что жена согласилась стать его менеджером. Он выступал как актер в театральных постановках в Нью-Йорке и Лондоне. Дебютировал в кино в немом фильме 1924 года «Тело и душа» (Body and Soul) режиссера-афроамериканца Оскара Мишо.

В лондонской постановке популярного бродвейского мюзикла «Плавучий театр» (Show Boat) Робсон впервые спел «Ol’ Man River», и его мягкий и насыщенный бас баритон отныне стал его «визитной карточкой». В 20-е годы он переехал с семьей в Европу, где быстро завоевал международное признание. Огромным успехом пользовался лондонский спектакль «Отелло», в котором он сыграл главную роль.

В фильме 1933 года «Император Джонс» (The Emperor Jones) по пьесе Юджина О'Нила он сыграл противоречивый характер – непутевого верзилу, бежавшего из тюрьмы, где сидел за убийство, и ставшего самовлюбленным правителем-тираном на далеком острове.

Пол Робсон в Лондоне, 1958 г. AP Photo
Пол Робсон в Лондоне, 1958 г. AP Photo

Недавно нью-йоркский артхаусный киноцентр Film Forum показал отреставрированную версию фильма Золтана Корды «Сандерс с реки» (Sanders of the River) 1935 года, где Робсон сыграл африканского вождя Босамбо. Это было откровенно имперское кино, где все чернокожие изображались как люди второго сорта, призванные во всем повиноваться мудрым белым господам. Фильму сопутствовал немалый коммерческий успех, но многие обозреватели посчитали его оскорбительным для темнокожих. Для актера это был важный урок: он стал более вдумчиво подходить к выбору ролей.

В экранной версии «Плавучего театра» он сыграл вместе с первой оскароносной актрисой-афроамериканкой Хэтти Макдэниел и Айрин Данн. Его последней киноработой стала эпизодическая роль мексиканского крестьянина в ленте Жюльена Дювивье «Сказки Манхэттена» (1942, Tales of Manhattan). Фильм Робсон счел фальшивым и унизительным для чернокожих и дал зарок больше не сниматься в кино.

В плену иллюзий

Робсон много ездил по свету, выступая с концертами и речами против расовой дискриминации, за социальную справедливость. Он принимал участие в антифашистских демонстрациях и митингах и во время Второй мировой войны, выступал в военных частях союзников. Известно, что он убеждал президента Трумэна принять закон, ужесточающий наказание за суд Линча.

Начиная с 1934 года, Робсон много раз приезжал в Советский Союз. Его сын, Пол Робсон младший, ребенком несколько лет жил с бабушкой под Москвой, где выучил русский язык. Его концерты и пластинки с песнями вызывали огромный интерес в Советском Союзе, где он всегда был желанным гостем. На знаменитом концерте в Москве 14 июня 1949 года он пел «Любимый город» по-русски, китайскую революционную песню – по-китайски, песню еврейского гетто Варшавы – на идиш. Он также исполнял гимн Советского Союза, что Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности не преминула добавить к списку его многочисленных прегрешений.

Одна из советских пластинок Пола Робсона. Фрагмент обложки. Courtesy photo
Одна из советских пластинок Пола Робсона. Фрагмент обложки. Courtesy photo

Действительно, Робсон был очарован Советским Союзом, как, впрочем, и ряд других западных интеллектуалов того времени. Когда он впервые ступил на советскую землю, то сказал: «Здесь я не негр, а впервые в жизни человеческое существо». Он восхвалял политику Сталина, конституцию СССР, противопоставляя их расовой дискриминации на его родине. При этом старался не замечать проявлений Большого террора и существования ГУЛАГа, а когда вопиющие факты стало невозможно игнорировать, фактически оправдывал Сталина и его подручных.

Он подружился с несколькими советскими деятелями культуры еврейской национальности, в частности с поэтом Ициком Фефером. Трагическая ирония заключалась в том, что он был удостоен Сталинской премии мира в 1952 году, тогда же, когда Фефера и других выдающихся еврейских интеллектуалов осудили и расстреляли по сфабрикованному делу Еврейского антифашистского комитета (ЕАК).

В годы маккартизма Робсона, как и многих других деятелей американской культуры радикальных взглядов, обвиняли в том, что он коммунист и занимается подрывной деятельностью. Певец неоднократно отказывался подписать аффидевит, подтверждавший, что он не является членом коммунистической партии. В 1950 году американские власти забрали у Робсона паспорт, фактически сделав его невыездным. Говоря сегодняшним языком, он стал токсичным и поэтому лишился возможности гастролировать, выступать с концертами, записывать пластинки, что резко ухудшило его материальное положение.

Певец переживал глубокую депрессию, усугубились проблемы со здоровьем. Пол Робсон умер в Филадельфии в 1976 году в возрасте 77 лет. Дом в Филадельфии, в районе Уолнат-Хилл, где он провел последние десять лет своей жизни вместе с сестрой Мариан Форсайт, в 2000 году был объявлен историческим памятником национального значения. Из-за проблем со здоровьем он жил в уединении, отказывался от интервью и встречался только с родственниками и близкими друзьями. Здесь, в доме-музее Робсона, читают лекции, проводят концерты и выставки, связанные с его наследием.

«Сегодня люди не столь хорошо знают о нем (Робсоне), – отметил Бен Колберт, – Он был очень активен в 30–40годы , и тогда его знали буквально все... Наш попечительский совет вдохновляется знанием того, как много энергии потратил Робсон, добиваясь равных прав для афроамериканцев».

Ширли Саттерфилд надеется, что туристы, приезжающие в Принстон, будут заглядывать в дом Пола Робсона. «Я вижу этот дом местом познания, гордости, размышлений, – сказала она. – Я вижу его важным местом для истории афроамериканцев и встречи с Полом Робсоном, который покорил весь мир».

XS
SM
MD
LG