Линки доступности

Архивы «Мемориала» представляют собой мировую ценность


Эстонский институт выразил готовность принять архивы одной из старейших российских правозащитных организаций

Страны Запада продолжают выражать несогласие с ликвидацией в России Международного «Мемориала» и Правозащитного центра «Мемориал».

Госдепартамент США и представительство Европейского Союза в России распространили совместное заявление стран ЕС, США, Австралии, Канады и Великобритании, где, в частности, говорится: «Более трёх десятилетий “Мемориал” выполняет исключительную функцию по документированию исторических преступлений и возвращению потомкам памяти о десятках миллионов жертв политических репрессий в стране. Кроме того, “Мемориал” неустанно выступает за защиту прав человека в России, разоблачая ужасающие нарушения, в том числе на Северном Кавказе, и ведет все более многочисленный список лиц, которых он считает политическими заключенными...

Мы призываем Россию придерживаться своих международных обязательств в области прав человека и продолжаем осуждать российское законодательство об “иностранных агентах”, которое еще больше подавляет независимые голоса и сужает пространство для гражданского общества».

«Нынешний российский режим не хочет вглядеться в советское репрессивное прошлое»

Председатель общества “Gulag.cz” и чешского отделения «Мемориала» Штепан Черноушек (Stepan Cernousek) в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» отметил, что обсуждаемое событие имеет большое значение не только для самой России, поскольку накопленные «Мемориалом» архивы представляют собой мировую ценность. «Чехи понимают, что это касается и нас, и что всё, чего сумел добиться "Мемориал" за тридцать лет своей работы, очень важно и для нас, и мои соотечественники очень высоко её оценивают», – сказал он.

Решение Верховного суда РФ от 28 декабря 2021 года и Мосгорсуда от 29 декабря 2021 году Штепан Черноушек назвал «позором сегодняшнего российского режима».

«Это доказательство того, что во-первых, независимого суда в России не существует, и что процесс (о ликвидации "Мемориала") был политизирован. А во-вторых, это свидетельство того, что нынешний российский режим не хочет вглядеться в советское репрессивное прошлое. И это – очень плохой сигнал не только для России, но и для всего мира», – убеждён чешский историк.

«В ближайшей перспективе Россию ждёт повторение того, что произошло в Беларуси»

Впрочем, негативное отношение к ликвидации правозащитной организации, основанной академиком Андреем Сахаровым, выражают не только страны, входящие в Евросоюз. Белорусский коллега Штепана Черноушека – кандидат исторических наук, исследователь советских репрессий, сотрудник БИП (Белорусского университета права и социально-информационных технологий) Игорь Кузнецов в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» вспомнил проходившую в 2010 году в Москве отчётно-выборную конференцию «Мемориала». «Я тогда возглавлял белорусское отделение общества "Мемориал", которое не было зарегистрировано в течение 15 лет, а сейчас продолжает работать в подпольных условиях. И как раз в то время в Беларуси проходили очередные "выборы". И у меня возникла дискуссия с покойным ныне Арсением Рогинским. Я тогда сказал: "А вы не обратили внимание, что всё, что происходит в Беларуси, повторяется потом в России? В том числе репрессии, разгоны, закрытия организаций, преследования СМИ? Беларусь – опытная площадка для апробирования того, что в перспективе будет в России". Российские коллеги тогда с усмешкой возразили: "Вы слишком преувеличиваете". Короче, мне тогда не поверили.

Но то, что произошло в конце декабря прошлого года, когда Верховный суд России запретил "Мемориал", даже для меня было несколько неожиданным, хотя я видел, что происходит. И, кстати, в течение нескольких предыдущих месяцев в Беларуси было ликвидировано порядка четырёхсот общественных организаций, вплоть до тех, которые занимались вопросами экологии, истории, и даже умудрились ликвидировать организацию, которая занималась восстановлением Брестской крепости, не занимаясь никакой политической деятельностью, не получая никакого финансирования извне!».

Белорусский историк добавил, что он участвовал в учредительной конференции «Мемориала» в 1989 году и до сих пор считает себя членом этого общества, даже несмотря на то, что в России объявлено о его ликвидации. «Это – печальное событие, в ближайшей перспективе Россию ждёт повторение того, что произошло в Беларуси. То есть, дело "Мемориалом" не ограничится. Но, учитывая, что две трети его деятельности приходилось на историко-просветительскую работу, то перечеркнуть всю деятельность, которой организация занималась на протяжение тридцати лет, не удастся», – убеждён Игорь Кузнецов.

Решение российских властей ликвидировать независимое общество «Мемориал» осудил Эстонский институт исторической памяти. В специальном заявлении говорится, что сотрудники института убеждены: «В сложившейся ситуации международное сообщество морально обязано сделать все возможное для того, чтобы не имеющие срока давности преступления против человечности, совершенные советским режимом, были расследованы по аналогии с нюрнбергским трибуналом и получили четкую юридическую оценку, а собранные "Мемориалом" данные имеют для такого расследования большую ценность...

В ситуации, когда изучение преступлений коммунистических режимов становится в России невозможным, наш долг – продолжать эту работу. Мы готовы искать возможности для привлечения к работе по созданию музея научных сотрудников из России, которые на родине лишаются возможности продолжить свою научную деятельность».

«Сведения о системе советского террора и его жертвах – достояние всего человечества»

Более развёрнутую информацию «Голосу Америки» предоставил член правления Эстонского института исторической памяти Сергей Метлев.

Прежде всего он сообщил о работе по созданию Международного музея памяти жертв коммунизма в Таллинне, которая будет включать в себя несколько этапов. «В этом году мы переходим к тематическому планированию музея и начинаем готовить многочисленные материалы, которые лягут в основу экспозиции. Для этого нужно проделать серьезную исследовательскую работу, которая будет продолжаться еще несколько лет. У нас более 4000 квадратных метров в историческом здании бывшей Батарейной тюрьмы. Так что работы для специалистов много и сейчас. Если мы найдем подходящий формат и средства, то коллеги из "Мемориала" могли бы принять участие в разработке той части музея, которая посвящена коммунистическому режиму СССР».

С учётом того, что Эстония граничит с Российской Федерацией, а расстояние от Таллинна до Санкт-Петербурга составляет всего 317 километров, не удивительно, что русский язык будет одним из основных в экспозиции будущего музея. А это подразумевает внушительный объем работы для редакторов-историков. Впрочем, деятельность Эстонского института исторической памяти не ограничивается лишь составлением музейной экспозиции.

Сергей Метлев продолжает: «Мы уже много занимаемся международными исследованиями истории коммунистических режимов и их преступлений, сбором и сохранением так называемой устной субъективной памяти и просветительской работой, развиваем портал communistcrimes.org на трёх языках. Вся эта работа продолжится и после открытия музея. В заявлении мы выразили принципиальную готовность пригласить представителей "Мемориала" в Эстонию, но в каком объеме и с каким содержанием – это пока не ясно, ибо важна позиция и готовность самих наших российских коллег, а также ресурсы, которые для этого можно привлечь».

В Эстонии весьма развит сектор информационных технологий. Может ли это обстоятельство помочь перемещению документальной базы «Мемориала» на эстонские сервера?

Собеседник «Голоса Америки» в ответ замечает: «Мы не получали сообщений о том, что ценнейшие базы данных "Мемориала" могут быть под угрозой или что есть намерение их перевести в более надежное место. Если такого рода просьба к нам поступит, то мы постараемся помочь провести трансфер данных. Это не должно быть сложно».

Вместе с тем член правления Эстонского института исторической памяти выражает надежду, что посягательств на архив «Мемориала» всё же не будет: «Эти собранные огромным трудом сведения о системе советского террора и его жертвах – достояние науки и всего человечества, они должны оставаться доступными и сохраняться вечно».

Как и две другие балтийские страны – Латвия и Литва – Эстонская Республика подверглась сталинским репрессиям вследствие Пакта Молотова - Риббентропа. В 1941-м, а затем в период с 1945 по 1951 год только по официальным данным депортациям было подвергнуто свыше 33 000 жителей страны. И это без учёта того, что этнические эстонцы, проживавшие в Ленинградской области, почувствовали на себе репрессии с 1935 года.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» спросила Сергея Метлева, что в настоящее время делается в Эстонской Республике для сохранения памяти о преступлениях советских властей? И как к этому относится так называемое «русскоязычное население» страны?

По мнению члена правления Эстонского института исторической памяти, эта тема не стоит в стране остро, и каких-либо активных конфликтов несколько лет не наблюдается в течение нескольких лет.

«Это надо записать в заслугу всему нашему обществу – взаимопонимания стало больше. Восстановление независимости Эстонии в 1991 году после 50 лет советской оккупации означало переход к долгой и глубокой общественной дискуссии на тему советских репрессий и, шире, культурно-экономического следа советского правления в Эстонии. Что важно, эта тема никогда не замалчивалась и усилиями государства, историков и гражданского общества удалось сделать очень многое для глубокого осмысления травмы тоталитаризма», – отмечает Метлев.

Историк также подчёркивает, что среди эстонцев, существует консенсус – оккупация Эстонии СССР была незаконной и его репрессивная политика достойна жесточайшего осуждения. Забывать этого жители республики не собираются и полны решимости не допустить повторения событий начала 40-х годов прошлого века. «За 30 лет приняты политические декларации, осуждающие советский режим, и под суд отданы некоторые исполнители массовых репрессий (депортации в Сибирь); написана масса качественных исследований, особенно о периоде с 1940 по 1953 г.; по всей стране открыты десятки памятников, многие из них по инициативе местных жителей, а в 2018 в Таллинне открыт национальный мемориал памяти всех жертв коммунизма в Эстонии; физический мемориал дополнен большой базой данных жертв коммунизма из числа граждан Эстонии (э-мемориал с более чем 100 000 личных записей: создана традиция дней памяти, к которой имеют отношения многие гражданские объединения», – конкретизирует Сергей Метлев.

И добавляет, что будущий музей памяти жертв коммунизма станет крупнейшим проектом подобного рода.

«Что же касается русского меньшинства – в основном, старшего поколения – то здесь все сложнее, потому что история большинства русских семей в Эстонии началась после 1950-х годов, когда по Эстонии уже успели прокатиться большие волны репрессий и советский режим укоренился. А о том, что Советы сотворили с их родными после революции – затерялось, память прервалась или же об этом боялись говорить. Таким образом, оккупация и массовый террор Эстонии в 1940–1953 гг. остаются для многих местных русскоязычных, к сожалению, в категории "что-то слышал", а образ ностальгии по молодости и детству в 1960–1980 годах одолевает жесткую правду о деяниях этой власти в Эстонии».

Необходимо также учитывать, что для подавляющего большинства эстонцев вся Вторая мировая война, это большая трагедия потери свободы и независимости без побед или поражений, а весь советский опыт – чужая и навязанная извне жизнь.

В этой связи, считает Сергей Метлев, всё это растворяется в концепции «великой победы», которая имеет больше отношения к настоящему, чем к прошлому, а дальнейшее изучение советского периода было и остаётся важным делом, которое «не может не вызвать сострадания и не заставить задуматься, если у человека есть сердце».

«Люди спрашивают, как можно поддержать "Мемориал"»

Инициативу Эстонского института исторической памяти Игорь Кузнецов оценивает положительно. И при этом поясняет: «С моей точки зрения, дело до уничтожения музейной экспозиции, до огромного архива "Мемориала" может дойти, но должно хватить какого-то ума, чтобы пойти на физическое уничтожение и привлечение к ответственности лиц, которые действуют, якобы, от имени незарегистрированной организации. Поэтому я думаю, что этот шаг (ликвидацию "Мемориала" - А.П.) исправить трудно - решение уже принято, но есть Европейский суд по правам человека и международные структуры, которые этот вопрос будут рассматривать. Поэтому я бы пока не спешил с решением о перемещении архива, тем более, что мои коллеги по "Мемориалу" сдаваться не собираются и предпринимают необходимые меры для того, чтобы это беззаконие дальше не развивалось».

Со своей стороны, Штепан Черноушек уверен, что Чехия готова стать приютом для российских «мемориальцев». «У нас очень много различных институтов и организаций, которые в любой момент готовы предложить то же самое, что и Эстонский институт исторической памяти. И я очень рад, что реакция чешской общественности, чешских политиков и организаций по поводу решения Верховного суда России в отношении "Мемориала" была очень громкой, и много людей высказалось в поддержку "Мемориала". Около ста восьмидесяти депутатов и сенаторов подписали открытое письмо, и хотя Верховный суд России принял соответствующее решение 28 декабря, то есть, когда в Европе продолжаются праздники, и сама Россия готовится к праздникам, очень многие СМИ написали об этом, и многие политики также выразили своё отношение к этому, то есть, я бы сказал, В Чехии поднялась большая волна поддержки "Мемориала". Люди спрашивают, как можно поддержать "Мемориал", они готовы жертвовать деньги, организации готовы принимать "мемориальцев". В общем, Чехия готова помогать любым образом, но, конечно, нужно посмотреть, как будет дальше развиваться эта ситуация и что можно будет сделать», – подытоживает председатель общества “Gulag.cz” и чешского отделения «Мемориала».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG