Линки доступности

Дмитрий Кулеба: Позиция Украины для переговоров на высшем уровне готова


Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба

Украина работает над укреплением своих позиций на переговорах, Россия – продолжает надеяться на капитуляцию Киева на условиях Москвы

КИЕВ – Если Владимир Путин проявит готовность к встрече с Владимиром Зеленским, то встреча может быть буквально завтра или послезавтра. Об этом в интервью, опубликованном «Украинской правдой» 18 марта, заявил министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба.

«Президент Зеленский к этой встрече готов. Его позиция четкая, она сформулирована по всем вопросам и Украина к этому разговору готова», – сказал глава МИД Украины.

Он также отметил, «сейчас есть вопросы, которые не могут решить переговорщики», в контексте подготовки к встрече.

«То есть они могут еще 25 часов в сутки сидеть, смотреть друг на друга, что-то рассказывать, но у них просто нет мандата на решение всех вопросов», – сказал Дмитрий Кулеба.

По его словам, «поэтому сейчас как раз другая была бы логика полезна: то есть встретились, договорились о ключевых параметрах, переговорщики сели и все отшлифовали».

«А пока этого нет, мы продолжаем делать свою работу, то есть делать все для того, чтобы на переговорах позиция Украины была как можно сильнее. А для этого, как я уже говорил, Вооруженные силы и все силы обороны наносят урон врагу, дипломаты организуют дополнительные санкции и совместно с Министерством обороны дипломаты работают над поставкой необходимого оружия для укрепления нашей обороноспособности», – заявил «Украинкой правде» глава внешнеполитического ведомства Украины.

Министр иностранных дел Украины отметил также, что «сейчас переговоры на белорусском треке – это окопная война».

«Они сидят в своем окопе, мы сидим в своем окопе и перестреливаемся доводами. Поэтому утверждать, что мы пошли на все эти вещи и обо всем договорились – это неправда. Не надо делать никакой драмы, но мы все должны помнить, что у любой войны есть два финала», – заявил Дмитрий Кулеба.

Один из финалов, по его словам, – это «безусловное тотальное поражение одной из сторон». Другой – это сделка, соглашение – поиск и фиксация взаимоприемлемых решений.

Российское мнение о процессе переговоров

Напомним, что широкомасштабное российское вторжение на территорию Украины началось 24 февраля. Участники конфликта на уровне утвержденных делегаций с 28 февраля проводят переговоры для урегулирования ситуации. Первые встречи делегаций прошли на территории Беларуси.

По итогам встречи на территории Турции с Дмитрием Кулебой 10 марта министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что нынешние переговоры не должны подменить «главный переговорный трек, который развивается в Беларуси на уровне двух делегаций».

Глава российской делегации на переговорах, помощник президента Владимир Мединский отметил 18 марта в интервью российской прессе, что говорить о встрече Путина и Зеленского можно будет только тогда, когда РФ и Украина подготовят и утвердят договор.

Он также подчеркнул, что Москва и Киев находятся «где-то на полпути» по вопросу демилитаризации Украины в рамках идущего переговорного процесса, «представители России и Украины максимально сблизились в обсуждении нейтрального статуса Украины и ее невступления в НАТО», сообщает 18 марта ТАСС.

Украина на капитуляцию не пойдет

Управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний отмечет, что на тактика России на переговорах понятна – надежда на капитуляцию Украины на ее условиях.

«В подобных переговорах есть несколько уровней, которые нужно пройти, чтобы достичь результатов. Встречаются эксперты и аналитики в рамках переговорах групп, потом –предварительный первый уровень диалога, чтобы понять позиции. Мы видели эти переговоры украинской и российской делегаций. Прощупывалась почва, россияне хотели понять, готова ли Украина капитулировать на их условиях или нет? Не получилось. Дальше была встреча Лаврова и Кулебы в Турции», – говорит Тарас Загородний корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Он подчеркивает, что первые лица государств выходят на переговоры с подготовленной позицией, чтобы на месте были решены принципиальные вопросы, которые также могут зависеть и от «психологии лидера той или иной страны».

«В данном случае, я не уверен, что такая встреча может быть. По тону диалога Российской Федерации – нет у нее желания ее проводить. Перечень претензий Кремля такой же, как и был: признание Крыма, теперь – пуска воды на полуостров, признание Донбасса, статус русского языка, денацификация, демилитаризация, нейтральный статус Украины. Украина не готова сдаваться и руководство Украины понимает, что народ готов биться до конца, на капитуляцию никто не пойдет», – подчеркивает Тарас Загородний.

Политтехнолог также отмечает, что оценка в любом формате нынешних требований России для Украины – это документы про капитуляцию.

«По крайней мере, их так могут интерпретировать, и это плохо закончится для правительства. Из позитива я вижу, что Россия сама инициирует переговоры, они понимают, что резервов немного, находиться под жесточайшими санкциями никто не хочет», – считает Тарас Загородний.

Мнение: переговоры затягиваются

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник отмечет, что переговоры двух делегаций по факту превращаются в еще одни «Минские переговоры»: они растягиваются во времени, дробятся от стратегически важных до нишевых вопросов.

«При этом обе стороны заявляют о приверженности диалогу, дают надежды на мирное урегулирование, потому что общество ждет мира, но вся эта история может растягиваться во времени на очень длительный период», – говорит Руслан Бортник корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Он считает, что может также складываться впечатление, что стороны тянут время в надежде, что поменяется военный баланс, или что кто-то вооруженным путем достигнет тактического преимущества, или произойдет какая-то временная дестабилизация.

«В любом случае, я с Кулебой согласен в том, что на переговорах есть много вопросов, которые несут политическую ответственность. А носителями этой политической ответственности являются те люди, которые избирались. Условно говоря, только президенты Украины или России могут принимать решение по Крыму и территориальной целостности, по Донбассу, по тем вопросам, за которые нужно будет нести политическую ответственность», – подчеркивает Руслан Бортник.

Он считает, что, если мирные переговоры будут успешными, то они обязательно закончатся встречей президентов, и, возможно, при международном посредничестве глав других государств.

XS
SM
MD
LG