Линки доступности

«Газовый разрыв» Германии с Россией


Ветряные генераторы на фоне угольной электростанции недалеко от немецкого города Джекерат.

Берлин намерен добиться энергетической независимости от Москвы

Министр иностранных дел Германии, находясь в Литве на этой неделе, в очередной раз выступила по вопросу грядущих изменений в энергетической политике своей страны. До войны в Украине главный экономический двигатель Евросоюза – Германия закупала 35% необходимых ей нефти и 55% газа у Российской Федерации.

«Мы допускали ошибки именно в этом вопросе – энергоснабжения, – заявила Анналена Бербок. – Но прошлое не вернуть, и сегодня нам необходимо как никогда ранее избавиться от импорта российских энергоносителей. Поэтому я четко и однозначно заявляю: ‘’Да, Германия намерена полностью отказаться от импорта энергоносителей из России''. К лету мы сократим закупки нефти вполовину, а к концу года полностью прекратим их».

Что касается планируемого «газового» разрыва с Россией, то против такого шага выступают не только германские профсоюзы и предприятия, указывая на сильный удар по производственным мощностям страны, но и экономисты.

«Неизбежное прекращение поставок природного газа и нефти из России в Европейский Союз, естественно, представляет собой особый риск для экономического прогноза Германии, – поясняет вице-президент Кильского института мировой экономики Стефан Куус. – Мы рассмотрели альтернативные сценарии – с учетом прекращения поставок с какой-либо стороны – и в таком случае немецкая экономика, скорее всего, столкнется с серьезной рецессией в следующем году», – резюмирует он.

Государственный министр МИД ФРГ Тобиас Линднер в дискуссии, организованной Университетом Джорджа Вашингтона на этой неделе, подчеркнул, что правительство Германии отмечает, что готово нести бремя финансовых потерь ради поддержки Украины:

«Берлин – один из главных двигателей санкционного давления на Москву. Мы разработали и предложили критически важные элементы в целом ряде санкций, включая широкомасштабные ограничения российского финансового сектора, импорта и экспорта, и нескольких сотен позиций в санкционный списках, включающих российские физические и юридические лица. Эти меры оказали значительное влияние на экономику Германии и Европейского Союза. Германия – крупнейшая экономика Европы, и мы понимаем, что мы будем нести значительную ношу – и готовы это делать. Тем не менее, мы должны стремиться реализовать такие меры, которые нанесут больший ущерб режиму Путина, чем нам самим».

Однако в условиях, когда доля природного газа в энергетическом секторе страны составляет 25 процентов, и 55 процентов от этих необходимых объемов закупается у России, Германии предстоит напряженный поиск альтернатив. В стране остались лишь три ядерных реактора: после трагедии на японской «Фукусиме» в 2011-м году Германия планомерно отходит от использования мощностей своих АЭС. Уран для них закупался в России. У Германии достаточного своего природного газа, добыча которого доступна с помощью технологии фрекинга, однако Берлин запретил эту практику пять лет назад по экологическим соображениям. Уголь обеспечивает 25% энергопотребления, но Германия давно запланировала полный отказ от его сжигания в ближайшие десятилетия. В рамках существующих ограничений в развитии технологии, энергия солнца и ветра сегодня доступна лишь при соответствующих погодных условиях.

«Тем не менее мы готовы прекратить закупки российского газа в 2024-м году – в том числе за счет мощного наращивания импорта сниженного природного газа – или СПГ – и необходимых для его приема сетей, – заявил Линднер. – Подчеркну, Германии предстоит не спринт, а марафон, и у нас есть возможность нанести урон России в долгосрочной перспективе. Теперь моя партия Зеленых – а еще год назад это было немыслимо – согласилась на импорт СПГ по морю. Мы готовы строить мобильные терминалы на кораблях для его приема в Северном и Балтийском морях ради диверсификации поставок – с тем, чтобы мы никогда не зависели ни от одной страны так, как мы сейчас зависим от России в вопросе газа».

«Газовый разрыв» Германии с Россией
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:03 0:00

Нелегкий выбор отказа от политики экономической дружбы с Россией, объявленный Германией после российского вторжения в Украину, опровергает распространенное мнение о том, что у стран нет друзей, но есть лишь свои интересы, считает историк Хоуп Хэррисон.

«Немцы до глубины души потрясены тем, что происходит в Украине. Как и их правительство, они шокированы увиденным, и считают своей обязанностью помочь Украине – в том числе и потому, что собственная роль во Второй мировой ими не забыта, – отмечает профессор Университета Джорджа Вашингтона Хэрристон. – Но Германия не может это делать в ущерб собственной экономике, поскольку тогда она не сможет продолжать помогать Украине. Германия однозначно хочет помочь Украине восстановиться, когда эта ужасная война закончится».

На сегодняшний день Германия приняла более трети миллиона украинских беженцев и выделила сотни миллионов долларов на гуманитарную и военную поддержку Украины. Также, Берлин уже добился сокращения объемов поставок энергоносителей из России – нефти на 10 процентов и газа – на 15. Через несколько дней после вторжения российских войск Канцлер Олаф Шольц провозгласил наступление «Zeitenwende» – или исторического поворота Германии, которая до российской агрессии в Украине потратила более 30 лет на диалог и развитие партнерства с Россией. Новая эра в сфере безопасности в Европе, по словам Шольца, означает пересмотр Германии своей роли, что будет отражено в ближайшие месяцы в поправках к Конституции и новом военном бюджете страны.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG