Линки доступности

Гражданские активисты Петербурга пишут письма поддержки российским политзаключенным


Значок с портретом Алексея Навального

«Цветные письма» и стихи для оказавшихся в «черно-белом» мире

Оказание моральной поддержки политическим заключенным в России – давняя традиция, зародившаяся еще в дореволюционные времена. В годы советской власти любое публичное сочувствие «социально чуждым элементам» считалось преступлением против «рабоче-крестьянского государства» и приравнивалось едва ли не к государственной измене.

Традиция возродилась в нулевые годы, когда лозунги «Свободу политзаключенным!» стали звучать на демонстрациях и митингах оппозиции, а популярные музыканты, актеры и писатели устраивали сводные концерты, сбор от которых шел в пользу «Pussy Riot», фигурантов «Болотного дела» и украинских патриотов, захваченных на российской территории.

Со временем возникла и инициатива написания писем политических заключенным, число которых с каждым годом увеличивалось.

В Санкт-Петербурге к этому начинанию активно подключилось местное отделение Либертарианской партии России и общественная организация «Открытка», которая предоставляет либертарианцам свое помещение в центре города неподалеку от Гостиного двора.

Процесс написания писем
Процесс написания писем

Как правило, организаторы рассылают информацию об очередном мероприятии через социальные сети и просят всех желающих зарегистрироваться для того, чтобы знать, сколько конвертов, ручек и листов бумаги нужно заготовить. Отправку писем организаторы берут на себя. Пришедшие в офис «Открытки» только пишут все, что хотят передать узникам режима. Правда, есть некоторые ограничения: в письмах нельзя использовать слова, запрещенные «Роскомнадзором», нельзя ругать действующую власть и использовать выражения, которые могут быть истолкованы, как призыв к революции.

Елена Скворцова: «Получив письма от нас, люди понимают, что они не одни»

Член петербургского отделения Либертарианской партии России, волонтер проекта «Узник online» Елена Скворцова в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» рассказала: «В Петербурге вечера писем политзаключенным организовывают достаточно давно, а я свой первый вечер организовала в августе прошлого года. В среднем они проходят раз в два-три месяца, так что для меня это пятый вечер».

По словам Скворцовой, минимальное количество участников этого мероприятия составляло 45 человек, максимальное – 98. На вечер 24 апреля зарегистрировалось около 80 желающих морально поддержать политзаключенных. Им на выбор было предложено 106 фигурантов наиболее громких политических дел последнего времени.

Список адресатов организаторы составляют на основе данных общества «Мемориал». Все пришедшие сами могут выбрать адресата: на столах разложены литовки с портретами фигурантов уголовных дел и адресом тюрьмы или колонии, где они отбывают назначенный судом срок.

Елена Скворцова
Елена Скворцова

Первым откликнувшимся на просьбу корреспондента Русской службы «Голоса Америки» стал молодой человек, представившийся как Давид Зудин.

Он участвовал в подобном мероприятии во второй раз. «Сегодня в России действительно есть категория граждан, которых принято называть политическими заключенными. И я думаю, очень важно, чтобы они знали, что на свободе о них помнят. И такие мероприятия очень важны, ведь получив письма от нас, эти люди понимают, что они не одни», – так Давид объяснил свое участие в вечере «Напиши политзаключенному».

Молодой человек решил написать слова поддержки Карине Цуркан, которая ранее занимала пост члена правления электроэнергетической компании Интер РАО, а ныне отбывает срок по обвинению в шпионаже.

«Когда я пишу политическим заключенным, я стараюсь не вызывать их на диалог, а просто выражаю им свою поддержку, чтобы подбодрить их», – пояснил Зудин.

События минувшей среду в Санкт-Петербурге, когда было задержано рекордное количество участников акции в поддержку Алексея Навального, Зудин расценивает так: «Меня просто поразило, что по сравнению с Москвой у нас задержали в 25 раз больше народу. Полиция Санкт-Петербурга действовала с особой жестокостью, что меня, конечно же, возмутило».

Давид Зудин
Давид Зудин

Сам Давид участвовал в этот вечер в проекте ОВД-Инфо. «Были звонки не только из Санкт-Петербурга, но и из других городов. Люди рассказывали о том, чему они были свидетелями. Но главное в том, что права граждан на мирные собрания, гарантированные 31-й статьей нашей Конституции, грубо нарушаются, и это – большая проблема для России», – говорит он.

Участница проекта: «Как известно, конституция у нас переломана»

Не все участники вечера «Напиши политзаключенному» охотно отвечали на вопросы журналиста. Некоторые из согласившихся поговорить были немногословны. Так, женщина, назвавшая только свое имя Юлия, сказала, что пишет редактору оппозиционного ингушского портала fortanga.org Рашиду Майсинову. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным, а официально ему вменяют в вину хранение наркотиков. Его адвокат Магомед Аушев заявил, что данное дело было сфабриковано, а следствие проводилось с грубыми нарушениями законодательства.

Юлия рассказала, что узнала об этом мероприятии случайно и решила: «Хорошее дело, надо поучаствовать». И добавила: «Если бы я сама сидела, я бы хотела, чтобы мне писали». Смысл мероприятия она видит в том, что письма политзаключенным «помогут людям остаться собой: и тем, кто пишет, и тем, кто эти письма получает».

Иногда Юлия принимает в протестных акциях: например, 23 января она выходила на марш в поддержку Алексея Навального, а 31 января «держала двери дома открытыми», чтобы в подъезде могли спрятаться убегавшие от омоновцев манифестанты. Но 21 апреля, по ее собственным словам, «смалодушничала».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратила внимание на то, что некоторые участники данного мероприятия носили на одежде значки с портретом Алексея Навального. Кроме того, на столах рядом с листовками с портретами политзаключенных были разложены информационные листка сайта free.navalny.com, где говорилось: «Вы против коррупции и репрессий? вы хотите жить в свободной и счастливой стране? Тогда давайте за это бороться».

Но письма адресовались не только бывшему «берлинскому пациенту».

Так, Нина Рябушкина сказала, что выбрала в качестве адресата ингушскую активистку Зарифу Саутиеву. «Она – член "Мемориала", музейщица, историк. Она – сторонница мирного протеста, и ее несправедливо обвиняют в том, что она якобы призывала к насилию. И она отстаивает права своего народа внутри России, которая, к сожалению, остается империей, хотя по Конституции должна быть федеративной республикой. Но, как известно, конституция у нас переломана», – констатирует Рябушкина.

Себя она называет человеком леволиберальных взглядов. Признается, что иногда голосует за партию «Яблоко», а иногда вообще не ходит на выборы. «Раньше я участвовала в антивоенных и экологических акциях, а сейчас пришла сюда, потому что уже давно одно из доступных проявлений общественной активности, и то, что немножко делает лучше нашу мерзкую жизнь, – это письма политзаключенным, которых у нас сейчас много. Положение в наших тюрьмах, к сожалению, напоминает или Гулаг, или… немецкие концлагеря нацистского времени; я еще в детстве читала книжку о Равенсбрюке и имею представление, о чем идет речь», – говорит Нина Рябушкина.

«Людям очень нужна помощь, они ждут писем и открыток. В российских тюрьмах запрещены яркие краски и цветные карандаши. Поэтому здесь вы видите и карандаши, и фломастеры, чтобы внести немного разнообразия в черно-белый мир лагерной зоны. Сейчас очень трудно посылать книги, а ведь в заключении люди очень тянутся к книгам, но в лагерных библиотеках книг не хватает. А некоторым хочется почитать и стихи», – так собеседница Русской службы «Голоса Америки» объяснила свое участие в мероприятии.

Александр Крылов: «Я считаю, что надо сопротивляться»

Стихи собственного сочинения содержались и в некоторых письмах, которые отправляли российским политзаключенным те, кто пришел 24 апреля в петербургский офис «Открытки». Так, гражданский активист Александр Крылов решил написать руководителю карельского отделения общества «Мемориал» Юрию Дмитриеву, которого суд приговорил к 13 годам заключения по обвинению в сексуальном насилии. Его адвокаты, правозащитники, а также коллеги из России и ряда европейских стран, считают дело Дмитриева полностью сфальсифицированным и полагают, что российские власти и руководство силовых структур мстит ему за то, что он раскрыл правду о расстрелах тысяч невинных людей в конце 30-х годов.

Александр Крылов выразил свои чувства в стихотворении, которое он назвал «Палачам»:

Не люблю полумеры и не в силах молчать

Мы поставим им памятник, чтобы каждый мог знать

Кто стрелял в его деда, кто пытал его мать,

Кто, прикрывшись победой, гнал в Гулаг погибать.

Мы помянем, запомним тех, кто лег в Сандармох

Их убийц не забудем, проклянем, видит Бог.

«Я решил, что настал момент решительных действий, – продолжает Александр. – Мы же видим, что в результате решительных действий в защиту Алексея Навального врачей к нему все же допустили. И войска от границы с Украиной тоже отвели. Но если мы задумаемся, то поймем, что стиль Путина – унижение лучших людей страны, и на этом фоне, он считает, что будет выглядеть героем. Поэтому я считаю, что надо сопротивляться, ведь это – все, что мы можем», – говорит объясняет Александр Крылов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG