Линки доступности

Война в Украине и потери России на нефтяном фронте


Вид на нефтеналивной терминал в поселке Козьмино. Приморский край. Россия. Архивное фото.

Эксперты оценивают перспективы российской нефти на мировых рынках

Нефть марки Urals в декабре, после введения Европейским Союзом эмбарго на импорт российской нефти и ценового потолка, продавалась с большими скидками. Об это сообщает агентство Reuters со ссылкой на свои источники. Так основной покупатель Москвы, Индия, приобретала баррель Urals по цене значительно ниже искусственного ограничителя в 60 долларов.

По данным Reuters, действия Евросоюза заставляют Россию искать альтернативные пути сбыта примерно миллиона баррелей в день и вести острую конкуренцию с поставщиками из Азии и Ближнего Востока.

При этом ставки фрахта также выросли (до 11-19 долларов). В результате российская нефть в ряде случаев продается ниже себестоимости добычи.

«За войну заплатит население»

Ситуацию, которая сегодня сложилась на нефтяном рынке, не стоит целиком и полностью списывать на западные санкции, как и не стоит утверждать, что они до этого действовали, заметил в интервью Русской службе «Голоса Америки» экономический обозреватель, публицист Максим Блант. Он напомнил, что начиная с марта российская нефть торговалась с беспрецедентной скидкой к сорту Brent – до 30-35 долларов за баррель.

«То, что сейчас произошло, прогнозировалось, поскольку был установлен потолок цен, к которому все стали готовиться с августа, когда о решение о его введении было принято, – добавил он. – Это оказывало влияние на цены на всю остальную (помимо транспортируемой морскими путями) нефть. И тут всё логично. Если можно её купить у России дешево, зачем покупать дорого? Ровно этим с успехом пользовались Китай и Индия».

Но общая тенденция к снижению цен на нефть, которая обозначилась еще летом, связана не только с санкциями, сколько вообще под влиянием войны в Украине на общее состояние мировой экономики, уточнил Максим Блант.

«Когда экономика замедляет рост, потребность в энергоресурсах тоже заметно снижается. Так было всегда, - говорит эксперт - И это особенно касалось китайской экономики, а Китай до сих пор остается главным драйвером нефтяного рынка. Поэтому здесь сработал комплекс проблем».

Безусловно, общее влияние международных санкций на российскую экономику есть, и тут действует накопленный эффект по принципу: чем дальше, тем хуже, подчеркнул Максим Блант: «Экономика России постепенно, но неуклонно сползает в «болото», но пока демонстрирует менее катастрофичные цифры, чем ожидалось. Страна лишилась большой части своих финансовых возможностей, однако на способности продолжать войну, к сожалению, это отразилось недостаточно. Словом, если кто-то и страдает, то, скорее, это потребительский сектор».

За войну заплатит население – прежде всего, имея в виду высокую инфляцию со всеми её «прелестями», констатировал аналитик.

«Ну, а Путин живет в абсолютно ирреальном пространстве, куда тянет за собой и всех остальных. Если послушать одно из недавних его выступлений, то никакой войны с Украиной и не было и нет, была ничем не спровоцированная вероломная агрессии со стороны коллективного Запада, который захотел разрушить российскую экономику. Более того, оказывается, его сильнее всего волнует положение со строительством на оккупированных территориях…» – резюмировал Максим Блант.

«Все деньги бросаются в военную топку»

Санкции и западное нефтяное эмбарго, безусловно, действуют, полагает аналитик нефтегазового сектора Михаил Крутихин. По его данным, российская нефть уже идет другим потребителям по цене ниже введенного ЕС, странами «Большой семерки» и Австралии потолка в 60 долларов за баррель.

«Да, в контрактах о потолке ничего не говорится, просто вписывают другую ценовую формулу, вот и всё, но сути дела это не меняет, – говорит собеседник «Голоса Америки». – Мало того, покатился вниз индекс цен и на других сорта нефти, не попавшие под действие ограничителя. Теперь какая-то часть российской нефти идет по другим направлениям, в основном, кстати, это Индия. Немного увеличились поставки в Турцию, а в Китай – нет. Потому что из Балтики и Черного моря гнать нефть в Китай – коммерчески невыгодно: очень длинный маршрут плюс высокие ставки фрахта. Нефть отпускается по весьма низкой цене, едва ли себе не в убыток. Словом, замену рынков на часть нефти, попавшей под эмбарго, в России нашли, но это не адекватная замена. Она не компенсирует понесенные Москвой потери».

Разумеется, продавать нефть ниже себестоимости – нонсенс, согласен Михаил Крутихин: «Это может продолжаться еще какое-то время. Но нефтяные компании, думаю, очень скоро потребуют компенсации за понесенные потери. А боком такая с позволения сказать экономическая политика выльется рядовым гражданам. Минэкономразвития уже предсказывает, что в следующем году доходная часть федерального бюджета России потеряет примерно 23%. По нашим подсчетам, выходит даже больше – около 30%. А если так резко сокращаются доходы бюджета, то, естественно, остается меньше денег на потребности населения: здравоохранение, образование, пенсии и так далее».

Кто тут ничего не проиграет – это «каратели, защищающие режим от населения», утверждает аналитик.

«Их будут по-прежнему усиленно финансировать, не пострадает и армия, поскольку Москва ведет войну, все деньги бросаются в военную топку. Зато с 1 декабря повышены тарифы на газ и ЖКХ. Скорее всего, повысят цены на топливо. Так что всё бремя потерь ляжет на плечи российских налогоплательщиков – и на корпоративных, и на граждан», – заключил Михаил Крутихин.

Форум

XS
SM
MD
LG