Линки доступности

Вашингтонские эксперты: США нужен дипломатический контакт с Россией


По мнению американских политологов, поведение Кремля в ближайшее время не изменится, и санкциями американо-российские отношения изменить не удастся

До президентских выборов в США остается меньше месяца, и политические аналитики в Вашингтоне пытаются прогнозировать, как после этих выборов будут развиваться отношения Соединенных Штатов с Россией - страной, ставшей за четыре года фактором американской внутренней политики.

Москва не дает о себе забыть буквально ни на один день: накануне Министерство внутренней безопасности США выпустило заявление, в котором говорится, что Россия, вместе с Китаем и Ираном, может «стремиться к использованию своих кибервозможностей для подрыва или нарушить работу критически важной инфраструктуры, используемой в обеспечении выборов 2020 года, а также может использовать меры влияния в попытке поколебать предпочтения и взгляды избирателей в США».

Вместе с прогнозами эксперты дают и рекомендации, как именно Вашингтон должен подходить к общению с Москвой, чего стоит и чего не стоит ждать от этих контактов, и что нужно изменить для того, чтобы такие контакты были продуктивными.

6 октября программа PONARS Университета Джорджа Вашингтона собрала на виртуальный «круглый стол» известных политологов и аналитиков для обсуждения того, какими отношения США и России могут и должны быть, если смотреть на них реалистично.

Томас Пикеринг: для дипломатии нужна воля лидеров

Открывая дискуссию, известный американский дипломат Томас Пикеринг (Thomas Pickering), занимавший должности посла США в России, Индии и других странах, а также представлявший Соединенные Штаты в ООН, сказал, что для Вашингтона в отношениях с Москвой есть два пути:

«Один – повысить давление с помощью санкций в ожидании того, что с течением времени это настолько воздействует на Россию в негативном плане, в том числе и в смысле ее интересов в наших отношениях, что, в конце концов, Россия начнет двигаться в том направлении, в котором США хотели бы, чтобы она двигалась. Более часто использовался подход – начиная еще с Карибского кризиса во времена «холодной войны» – когда для решения проблем, связанных с самим существованием человечества, были предприняты поиски путей коммуникации путем дипломатии, переговоров и различных контактов. Первый подход был более выгоден для США – в случае, когда они могли его применить успешно – тем, что никаких переговоров не требовалось».

«Дипломатия, с другой стороны, вполне работает, – продолжил Томас Пикеринг, – однако она требует четко выраженного лидерства, чтобы ее осуществлять. Руководство же обеих стран сейчас, по-видимому, застряло во внутренней повестке: Путин, как мы видим, проводит националистическую политику, призванную сохранить его у власти, а в США мы видим явное расхождение между личными контактами президента Трампа с президентом Путиным и подходом большинства его однопартийцев, а также демократов к политике США по отношению к России, которые склонились к демонизации и первому варианту».

По мнению дипломата, этот первый вариант – давление с помощью санкций без переговоров – «может привести к войне, развязанной из-за ошибки или просчета при отсутствии коммуникации». Томас Пикеринг, признавая недопустимость вмешательства России в американские выборы, считает, что разговаривать с Россией все равно надо, особенно в сферах, связанных с международной безопасностью.

Томас Грэм: Нужно искать пути вовлечения Китая в контакты России и США

О возможности «случайной войны» говорил и Томас Грэм (Thomas Graham) – директор компании Kissinger Associates и бывший директор по России в Совете национальной безопасности США. Он считает, что противоречия между двумя странами «являются системными, и не зависят от временного недопонимания: при самых разных лидерах проявлялись глубоко различные взгляды на мир, сложившиеся под влиянием географии, исторического опыта и социально-политических традиций».

Сосуществование сейчас так же важно, как важно оно было и во времена «холодной войны», говорит Томас Грэм, отмечая, что рост влияния Китая в мире меняет условия игры: «Если соперничество в мире более не является биполярным, то и дипломатия не может оставаться полностью или по преимуществу двусторонней».

«Несмотря на то, что в настоящее время Китай эту идею отвергает, трехсторонние переговоры США, России и Китая по стратегической стабильности необходимы – так же, как недавние трехсторонние переговоры США, России и Саудовской Аравии по ценам на нефть должны стать постоянно действующими в контактах энергетических сверхдержав», – рисует эксперт желательную схему взаимодействия США с Россией и другими государствами через построение временных коалиций для решения региональных или стратегических задач.

Томас Грэм уверен, что многие из таких договоренностей могут быть непубличными, и даже осуществляться негосударственными игроками – при безусловной государственной поддержке таких контактов.

Три шага эксперт считает первоочередными: восстановление «нормальных» дипломатических отношений, продление договора СНВ-3 и выработку новых правил, предотвращающих взаимное вмешательство в дела друг друга через киберпространство и другие возможности.

Анджела Стент: спор о России не должен становиться жертвой политизации

Коллег-экспертов отчасти поддержала и Анджела Стент (Angela Stent), директор Центра изучения Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета. По ее словам, о России в Вашингтоне сейчас говорить тяжело в принципе, и такого быть не должно:

«Россия стала настолько токсичной проблемой внутри США, что практически невозможно дискутировать по этой проблеме разумно и цивилизованно даже среди экспертов… Мы не должны делать спор о России и политику в отношении России жертвой поляризации в нашем собственном обществе, когда темы Трампа и России постоянно перемешиваются теми, кто находится в оппозиции к Трампу».

Отметив отсутствие цельности в политике США в отношении России во время президентства Дональда Трампа, профессор Стент напомнила слова недавно покинувшего свой пост посла США в Москве Джона Хантсмана о том, что «там, где у России нет с нами пересекающихся интересов, она не будет тратить свое время, и мы тоже не должны».

Эксперт, как и ее коллеги, заявила, что в отношении Москвы необходимо использовать смешанный подход, а прогресс в налаживании контактов можно обеспечить успехом переговоров по ядерным вооружениям.

Таким образом, большинство специалистов по России, созванных на «круглый стол» Университетом Джорджа Вашингтона, выступили за «прагматический» подход к отношениям с Москвой, фактически оставив за скобками вопросы прав человека и международные обязательства России в этой сфере – а ведь именно несоблюдение прав человека официальной Москвой, наряду с ее вмешательством во внутреннюю политику США является предметом критики Конгресса США и европейских союзников Вашингтона.

Даже во времена «холодной войны» Запад настоял на «третьей корзине» в ходе заключения Хельсинкских соглашений, а одним из самых важных законов США времен Владимира Путина стал «Закон Магнитского» – документ, основанный на ценности прав человека. Означает ли это, что США и Россия сейчас фактически вернулись во времена до Хельсинкского акта, и «мирное сосуществование» стало основной задачей? На этот вопрос Русской службы «Голоса Америки» ответила Анджела Стент:

«Западные попытки в построении демократии в России были не очень успешными. Сейчас мы живем при администрации, которая даже заявляла, что она не заинтересована в продвижении демократии, но даже до этого, при администрации Обамы было заявлено, что подобное будет крайне трудным. Я даже не уверена, что мы сейчас на уровне “мирного сосуществования” – на самом деле, мирное сосуществование было бы не таким уж плохим вариантом, учитывая существующую напряженность и соответствующую риторику с обеих сторон. Запад осознал, что многие надежды из тех, которые он испытывал в связи с развалом СССР по поводу того, в какую сторону будет развиваться Россия, не реализовались – и, возможно, мы ошибались с самого начала, предполагая эти возможности».

Улучшение отношений на основе экономики: шансы ничтожны

В дискуссии, организованной программой PONARS, отдельная часть была посвящена тому, какую роль в улучшении отношений США и России может сыграть экономика. Вывод экспертов: эта роль совсем невелика и точно недостаточна для оказания поворотного влияния в этих отношениях.

Российский экономист, профессор экономики Школы политических наук в Париже Сергей Гуриев говорит, что несмотря на повышение цены на нефть до 40-45 долларов за баррель на мировом рынке, российский бюджет в этом году, и с большой вероятностью в следующем, столкнется с дефицитом. Это связано с сокращением добычи нефти, согласно сделке ОПЕК+, а также общим падением мировой экономики из-за пандемии коронавируса.

Экономист добавляет, что и до пандемии коронавируса российская экономика находилась в стагнации, поэтому реализация ранее объявленных российским президентом национальных программ, которые, в частности должны были оживить российскую экономику, значительно затруднена. Российское правительство прибегает к увеличению налогов, что, по мнению Сергея Гуриева, еще больше осложнит восстановление экономики.

На экономическое развитие в России негативно влияют и политические потрясения, в том числе ситуация в Беларуси и отравление Алексея Навального. «Ничто из этого не помогает российской экономике больше интегрироваться с экономикой мировой», – говорит экономист.

Профессор Висконсинского университета в Мадисоне Йосико Эррера (Yoshiko Herrera) отметила, что общие экономические интересы могут быть источником американо-российского сотрудничества, однако сегодня для их развития существуют значительные препятствия. «Недоверие между США и Россией чрезвычайно велико. Невозможно построить доверительные отношения с партнерами, которым вы не доверяете, – подчеркивает профессор. – Я думаю, что в настоящее время это важный вопрос в отношении обеих сторон: и администрации Трампа, и правительства Путина».

Другим важным аспектом, по мнению Йосико Эрреры, являются разногласия сторон по поводу ряда событий, как прошлого, например, политического и экономического развития России в 1990-е годы и расширения НАТО, так и настоящего, в первую очередь, по Украине и другим постсоветским странам: «Я думаю, текущие события в Беларуси, Азербайджане, Армении и Кыргызстане станут дополнительными областями, в которых мы, вероятно, не сможем прийти к согласию по поводу того, что произошло, кто вовлечен и виноват».

Также ситуацию осложняет и крайняя внутренняя политизация экономических отношений в обеих странах, а санкции со стороны США осложняют сотрудничество и в других областях: технологической, кибербезопасности, борьбы с терроризмом, деятельности Интерпола, полагает адъюнкт-профессор Университета Джорджа Вашингтона.

Адъюнкт-профессор Университета Джорджа Вашингтона Вадим Гришин отмечает, что в американо-российских отношениях доля экономического сотрудничества всегда была мала: «Даже в лучшие времена Россия никогда не входила в топ-20 и сейчас занимает 31-е место среди торговых партнеров США».

Экономические отношения России с США практически не коррелируют с экономическим ростом ни в одной из стран, а основными факторами, оказывающими влияние на двустороннюю торговлю, являются геополитика и колебания цен на сырье, говорит Вадим Гришин. Само же экономическое сотрудничество и торговля в основном сводятся к нефтегазовой сфере.

Сырая нефть и нефтепродукты были столпами двусторонней торговли за последние 20 лет и составляли от 50 до 70 процентов экспорта России в США, рассказывает эксперт. Однако он ожидает существенного снижения импорта российской нефти в США с развитием внутренней американской сланцевой индустрии, все большей доступности энергоресурсов и поставщиков.

Новые перспективы двусторонних экономических отношений могут возникнуть только с модернизацией, технологическими инновациями и структурной трансформацией российской экономики. Это, в свою очередь, требует существенных реформ политической, правовой и экономической системы России, подчеркивает Вадим Гришин.

Юджин Румер: если Путин останется до 2036 года, это будет обузой для отношений

Директор российской и евразийской программы Фонда Карнеги в Вашингтоне Юджин Румер (Eugene Rumer), соглашаясь с коллегами, что надежды Запада на демократическое развитие России не оправдались, отмечает важную особенность текущего периода отношений Вашингтона и Москвы. По его словам, если США попробуют наладить контакт с нынешним Кремлем, то у такого контакта есть одно существенное препятствие: Владимир Путин.

«Я думаю, что отравление Навального и утверждение о том, что его отравили германские спецслужбы – все это трудно оставить побоку при утверждениях, что двусторонние отношения нужно вернуть в русло стратегического видения. Это все будет отравлять отношения двух стран в обозримом будущем, и если Владимир Путин останется у власти до 2036 года, то все это будет серьезной обузой. Это будет ограничивать наши возможности относительно того, что можно будет делать – например, я не могу себе представить, что лидеры США и Европы ожидают встречи с Путиным, приговаривая “Это может быть началом прекрасной дружбы».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG