Линки доступности

Кремль перекладывает вину за военные преступления в Украине на ЕС


Заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин (архивное фото)

На фоне огромного числа задокументированных преступлений российских военных в Украине, МИД РФ назвал идею создания международного трибунала - «абсурдным замыслом»

В конце ноября Европейский союз предложил создать трибунал, при поддержке Организации Объединенных Наций, по делам, связанным с вторжением России в Украину.

Сторонники этого шага утверждают, что война России против Украины представляет собой «беспрецедентный акт агрессии», из чего следует необходимость создания такого трибунала.

20 декабря заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин заявил, что создание такого трибунала без участия России было бы «юридическим нонсенсом».

«Эти страны в своем русофобском запале готовы пойти на открытое нарушение Устава ООН, закрепленных в нем полномочий главных органов этой всемирной организации, на вмешательство во внутренние дела суверенных государств», - заявил Вершинин.

«Евросоюз, который участвует в многомиллиардном финансировании и поставках вооружений на Украину, таким образом пытается прикрыть собственную причастность к массовым случаям совершаемых ВСУ военных преступлений», - добавил он.

Об этом вводящем в заблуждение утверждении Вершинина рассказывает исследовательский материал проекта «Полиграф», интернет-ресурса, созданного «Голосом Америки», с целью препятствовать распространению лжи и пропаганды в мировых СМИ и социальных сетях (Polygraph.info).

Заявление Вершинина вписывается в давно используемую Кремлем тактику дезинформации, называемую «проекцией» - когда сторона обвиняет других в том, что делает сама, чтобы отвлечь внимание от собственных действий.

Факты чудовищных преступлений ждут своего часа

Правозащитные группы и украинские следователи задокументировали многочисленные преступления, направленные гражданских лиц и инфраструктуры, [предположительно] совершенные Россией в Украине с момента начала ее вторжения 24 февраля.

Организация Объединенных Наций, международные наблюдатели, правозащитные группы и другие представители мирового сообщества обвиняют Россию в неизбирательных обстрелах и бомбардировках населенных пунктов, гибели мирных жителей, разрушении больниц, школ и жилых домов.

Сообщается также, что российские силы систематически атакуют электро- и водоснабжение Украины, лишая украинцев тепла, электричества и воды, «чтобы посеять страх и отчаяние» с наступлением зимы.

Организация Объединенных Наций также зафиксировала неоднократные нападения на украинские культурные объекты.

В недавнем отчете ООН утверждается, что российские вооруженные силы «расстреливали без суда и следствия и совершали нападения на безоружных людей, что привело к гибели сотен мирных жителей» в городах и селах на севере Украины с 24 февраля по 6 апреля.

Братские могилы и свидетельства зверств были обнаружены в опустошенных украинских городах, из которых были вытеснены российские войска.

Расследование Ассошиэйтед Пресс (АР) в значительной степени подтвердило заявления Украины о том, что Москва насильно переселила тысячи украинских детей в Россию, что, по мнению аналитиков, [может] нарушать Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

В прошлом месяце Европарламент назвал Россию «государством-спонсором терроризма».

В то время, как обе стороны в войне нарушили международное гуманитарное право, «российские вооруженные силы несут ответственность за подавляющее большинство выявленных нарушений, включая военные преступления», - заявила в сентябре Независимая международная комиссия по расследованию событий в Украине, созданная Советом по правам человека ООН (UNHRC).

Именно в этом контексте Украина защищается от внешней агрессии при поддержке ЕС и других союзников.

Действительно, согласно международному праву члены ЕС могут быть привлечены к ответственности за преступления, совершенные с оружием, которое они передали Украине, но только при определенных условий. Нет никаких доказательств наличия этих условий.

Исследование юристов-международников

В статье для журнала «Международные гуманитарно-правовые исследования» Кевин Джон Хеллер, профессор международного права и безопасности Центра военных исследований Копенгагенского университета, и Лена Трабукко, научный сотрудник центра, так комментируют вопросы, связанные с законностью поставок оружия в Украину согласно международному праву.

Хеллер и Трабукко убеждены:

«Шок и ужас от не спровоцированного вторжения России побудили многие западные государства оказать Украине военную поддержку, невиданную со времен американской программы ленд-лиза 1941 года».

Авторы добавляют, что поддержка Украины «оправдана как морально, так и политически».

Однако поддержка Запада влечет за собой потенциальные юридические ловушки.

Хотя анализ авторов сосредоточен на пяти областях международного права, перейдем сразу к разделам, имеющим отношение к утверждениям Вершинина: что ЕС «причастен к военным преступлениям, предоставляя миллиарды долларов военной помощи вооруженным силам Украины».

Хеллер и Трабукко ссылаются на общую Статью 1 «Женевских конвенций», которая «налагает негативное обязательство на государства избегать поощрение, пособничество или содействие конкретному нарушению [международного гуманитарного права] стороной в вооруженном конфликте».

Это обязательство запрещает западным государствам поставлять оружие Украине, «если есть основания полагать, что это оружие будет использовано для нарушения [Женевских] конвенций, основанных на фактах или знании прошлого».

Хеллер и Трабукко отмечают, что нет никаких доказательств того, что украинские вооруженные силы систематически занимались военными преступлениями, однако есть сообщения о том, что некоторые подразделения украинской армии могли совершать военные преступления.

Это включает, по их мнению, «незаконные казни российских военнопленных возле села Дмитровка к западу от Киева» и широкое применение «кассетных боеприпасов в Гусаровке при попытке вернуть город».

Хеллер и Трабукко утверждают, что ничто не указывает на то, что западное оружие, поставленное после российского вторжения, использовалось для совершения этих [предполагаемых] военных преступлений, «или, что Украина регулярно совершает военные преступления».

«Поэтому очень маловероятно, что обязательство по Статье 1 ограничивает способность любого западного государства предоставить Украине определенный вид оружия, а тем более оружие вообще», - утверждают они.

Хеллер и Трабукко также ссылаются на Статью 16 «Закона об ответственности государств за международно-противоправные деяния» (ARSIWA), принятого Комиссией по международному праву ООН в 2001 году.

Статья 16 касается «помощи или содействия в совершении международно-противоправного деяния».

Согласно Статье 16, государство несет «международную ответственность» за совершение международно-противоправного деяния, если оно «делает это, зная об обстоятельствах международно-противоправного деяния».

Однако авторы утверждают, что Статья 16 «с меньшей вероятностью ограничит способность государств продолжать поставлять оружие Украине, чем общая Статья 1», поскольку она требует, чтобы эти государства знали с «практической уверенностью», что Украина намеревается использовать это оружие для совершения военных преступлений.

«Даже признавая, что Украина совершала военные преступления во время конфликта с Россией, редкость их совершения означает, что в настоящее время западные государства не могут быть ни практически уверены, что Украина намерена совершать военные преступления в будущем, ни практически уверены, что Украина совершит эти преступления с применением их оружия. Для применения [Статьи] 16 требуются гораздо более настойчивые и систематические преступления».

Хеллер и Трабукко ссылаются на Статью 25 «Римского статута», договора, учреждающего Международный уголовный суд (МУС).

Юрисдикция МУС ограничивается наиболее тяжкими преступлениями: преступлением геноцида; преступлениями против человечества; военными преступлениями; и преступлением агрессии.

Статья 25(3)(d) устанавливает уголовную ответственность и ответственность в виде наказания для лица, которое умышленно способствует «каким-либо образом» «совершению или покушению на совершение такого преступления группой лиц, действующих с общей целью».

Затем Хеллер и Трабукко повторяют, что нет никаких доказательств применения ВСУ западных вооружений в военных преступлениях, добавляя, что государствам «необходимо будет пересмотреть будущие планы по поставке оружия Украине», если такие доказательства когда-либо обнаружатся.

Если государства продолжат поставлять оружие, после того, как узнают, что предыдущие поставки «способствовали преступным действиям, правительственные чиновники, стоящие за поставками, рискуют быть привлеченными к уголовной ответственности в соответствии со [статьей] 25(3)(d) за любые военные преступления, совершенные Украиной с использованием оружия».

А что же Международный уголовный суд?

Тем временем, главный прокурор МУС в Гааге выступил против предложенного трибунала ЕС, утверждая, что заниматься военными преступлениями, совершенными в Украине, может заниматься МУС.

Москва приостановила процесс своего присоединения к МУС в 2016 году (и, таким образом, не признает юрисдикцию суда), после решения МУС, в котором действия России на украинском Крымском полуострове были признаны оккупацией. Россия аннексировала полуостров в 2014 году.

Европейский союз предложил создать либо «специальный независимый международный суд на основе многостороннего договора, либо специализированный суд, интегрированный в национальную систему правосудия с международными судьями - гибридный суд», чтобы привлечь Россию к ответственности за ее преступления.

В данной статье намеренно выделены «оговорки», отражающие юридическую сторону ситуации с военными преступлениями в Украине, так как, хотя и было собрано множество доказательств таких преступлений, ни одно из них пока не было доказано в суде.

Форум

XS
SM
MD
LG