Линки доступности

Мемориальные комплексы в Медном и Катыни под угрозой


Российские и польские историки и гражданские активисты упрекают Москву в попытках пересмотреть правду о преступлениях сталинизма

Государственный Мемориальный комплекс «Медное» в Тверской области был создан в результате подписания российско-польского межправительственного соглашения о захоронениях и местах памяти жертв войны и репрессий.

19 октября 1996 года председатель правительства РФ Виктор Черномырдин подписал Постановление «О создании мемориальных комплексов в местах захоронений советских и польских граждан – жертв тоталитарных репрессий в Катыни (Смоленская область) и Медном (Тверская область)». В документе содержатся ссылки на соответствующие предложения Министерства культуры РФ и администраций Смоленской и Тверской областей, а также на предложения польской стороны.

Кроме того, в Постановлении содержится следующее предписание: «Федеральной архивной службе России, Федеральной службе безопасности Российской Федерации, Министерству иностранных дел Российской Федерации, Генеральной прокуратуре Российской Федерации, Министерству обороны Российской Федерации, администрациям Смоленской и Тверской областей оказывать помощь мемориальным комплексам в выявлении захоронений советских и польских граждан, а также в подборе необходимых документов и музейных экспонатов».

На территории мемориального комплекса находятся как российские захоронения, так и Польское военное кладбище.

Однако по прошествии двадцати с небольшим лет после подписания этого документа и открытия мемориальных комплексов «Катынь» и «Медное», как у российских, так и у польских историков, правозащитников и гражданских активистов появилась тревога по поводу возможного понижения статуса, по крайней мере, второго комплекса. А также из-за все более отчетливой тенденции на пересмотр официальной российской точки зрения на трагические события 1940 года, связанные с расстрелом польских военнослужащих на территории СССР.

«Конечная цель действий отрицателей – переписывание истории»

Недавно на стайте Польского радио появилась небольшая заметка, где со ссылкой на тверского гражданского активиста Артема Важенкова говорилось: «под предлогом проверки исторических фактов прокремлевские круги проводят деятельность, подрывающую выводы о сталинских преступлениях». Кроме того, Важенков сообщил, что решение о снижении статуса мемориального комплекса «Медное» «принято, скорее всего, на самом высоком уровне».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» связалась с гражданским активистом и попросила его подробнее рассказать о том, что происходит с комплексом. Внешний вид «Медного», по его словам, в хорошем состоянии, и никаких актов вандализма отмечено не было. «Но если говорить о содержательном, о внутреннем состоянии, то там происходит серьезная эрозия. Потому что если раньше это было местом скорби, местом памяти, местом трагедии, то теперь оно, скорее, используется как место для развлечения “Юнармии”. Они сюда приезжают пострелять из пистолетов, им здесь читают псевдонаучные, псевдоисторические лекции, рассказывают, что никаких поляков здесь, на самом деле, не похоронено. А лежат здесь красноармейцы, которые умерли от ран, полученных во время проходивших неподалеку боев», – рассказал Артем Важенков.

Подтверждения этим словам можно найти на сайте самого Мемориального комплекса: «С 14 по 18 июня 2018 года на территории Мемориального комплекса “Медное” впервые пройдут военно-спортивные сборы “Юнармии” Калининского района Тверской области». А также на сайте всероссийского военно-патриотического общества «Юнармия». Например: «21 февраля 2019 года в Музейном комплексе “Медное” прошло торжественное открытие выставки - экспозиции “Дорогами Афгана”. Экскурсоводы музея провели экскурсию, приехавшие воины-интернационалисты рассказали детям о событиях тех лет, о своем участии в истории Афганской войны». Правда, непонятно, какое отношение имеет девятилетняя «операция Ограниченного контингента советских войск на территории Демократической республики Афганистан» (официозное советской наименование 80-х годов) к временам Большого террора.

Или сообщение Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» от 17 июня 2019 года: «На территории мемориального комплекса-музея «Медное» Калининского района Тверской области с 13 по 15 июня для школьников района была проведена программа военно-спортивной (патриотической) смены «Юнармеец»…

Игровая модель программы включает соревновательный элемент. Каждый юнармейский отряд зарабатывает «звезды», принимая активное участие в мероприятиях смены и выполняя задания. Юнармейцев, которые заработают максимальное количество «звезд», объявляют победителями смены».

При этом подчеркивается, что подобные мероприятия на территории Мемориального комплекса «Медное» проводятся не первый год.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратилась за комментариями по поводу мероприятий «юнармейцев» в Музейно-информационный центр Мемориального комплекса «Медное». Но там ей рекомендовали обратиться к руководству Государственного центрального музея современной истории России, филиалом которого мемориал «Медное» является с апреля 2012 года. Однако, письменное обращение с просьбой о комментарии осталось без ответа…

Артем Важенков добавляет, что в Тверской области часто проходят и различные конференции под эгидой Российского военно-исторического общества. И участники конференций, которых собеседник Русской службы «Голоса Америки» называет «отрицателями» трагедий в Медном и Катыни, «прямо говорят: наша цель заключается в пересмотре этого вопроса».

Важенков также напоминает: «Есть официально принятый Государственной Думой и Советом Федерации и подписанный президентом РФ документ, где Россия признает эти трагедии и просит прощения. И мне кажется, что конечная цель (действий отрицателей) – изменение этого документа. То есть – переписывание истории».

Одна из таких конференций проходила в Тверской области в середине ноября 2020 года. Ее участники, в частности говорили о том, что «Наряду с Постановлением Совета народных депутатов СССР 1989 года, которое осудило Советско-германские договоры 1939 года, историко-правовую оценку в России на государственном уровне должны получить и Заявление ТАСС от 13 апреля 1990 года, и Заявление Госдумы РФ от 26 ноября 2010 года, в соответствии с которыми вся ответственность за гибель польских военнопленных возложена на наше государство, на его руководство».

«В глубине души они хотели бы прославлять советское прошлое и самого Сталина»

В то самое время, когда участники организованной РВИО конференции говорили о необходимости пересмотра на государственном уровне отношения к событиям 1940 года, в Тверском суде рассматривался иск Международного «Мемориала», а также нескольких индивидуальных заявителей, как из России, так и из Польши.

Рассказывает руководитель Польской программы Международного общества «Мемориал» Александр Гурьянов: «Суд проходит с сентября прошлого года, а последнее заседание было 25 февраля. И на нем было вынесено решение об отказе в удовлетворении иска о восстановлении мемориальных досок, которые в прошлом году были варварски сняты со здания Тверского государственного медицинского университета. Там в 30-е, 40-е и 50-е годы находилось управление НКВД – КГБ. В цокольном этаже этого здания была тюрьма, и там же было обнаружено расстрельное помещение, где расстреляли всех польских военнопленных. Там же в 30-е и 40-е годы расстреливали и наших соотечественников».

Александр Гурьянов пояснил, что в 1991 году тверским обществом «Мемориал» там была установлена доска на русском языке: "В память о замученных. Здесь в 1930-е - 50е годы находилось управление НКВД - МГБ по Калининской области и внутренняя тюрьма". А годом позже, встык с первой, польским обществом «Катынская семья» была установлена доска на двух языках: "Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине. Ради предостережения мира".

«Пока эти отрицатели не имеют возможности ликвидировать кладбище в Медном, но взамен этого они сняли памятные доски. Но при этом они продолжают заявлять, что их цель – именно ликвидация кладбища польских военнослужащих», – подчеркивает собеседник «Голоса Америки».

На уточняющий вопрос, кого он относит к числу тех, кто выступает за пересмотр трагических событий после начала Второй мировой войны, Гурьянов ответил: «Там есть довольно известные люди, они же не прячутся. До сих пор они выступали как активисты общественных движений. Сейчас там оформилась группа, которая называет себя “Стражи победы”, которых возглавляет Максим Кормушкин. Есть также тверское отделение Российского фонда мира, местное отделение “Коммунистов России”, телеканал “Тверской проспект” – публика, в общем, самая разношерстная, но проявляют они себя довольно активно. Там наметился негласный, но довольно тесный союз между этими “общественниками” и органами городской, областной, региональной власти, включая местную прокуратуру».

Такой странный симбиоз руководитель Польской программы Международного «Мемориала» объясняет тем, что представители местных властей не решаются открыто дезавуировать сделанное на государственном уровне признание ответственности СССР за совершенные в отношении польских граждан преступления. «А с другой стороны, это признание, включая заявление Государственной думы от 26 ноября 2010 года “О Катынской трагедии и ее жертвах”. И в глубине души они хотели бы прославлять советское прошлое и самого Сталина. Но такие документы им мешают, поэтому они вынуждены делать это руками таких общественников. И это является определяющим фактором ситуации в Твери», – считает Александр Гурьянов. И заключает, что, по его мнению, федеральные власти также не заинтересованы в пресечении активности «отрицателей», и попустительствуют как им, так и администрации Тверской области.

«Для российской власти история – уже не наука, а такое же оружие, как танк, или подводная лодка»

Польскую точку зрения на данную проблему корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» представил доктор исторических наук, сотрудник Центра польско-российского диалога и согласия Мацей Вырва (Maciej Wyrwa). Прежде всего, он выразил надежду, что российские власти не будут пытаться понизить статус мемориальных комплексов в Медном и в Катыни и не будут их закрывать. «Важно напомнить, что там похоронены не только останки польских граждан, но и советские жертвы Большого террора. И я уверен, что в России еще найдутся люди, которые этого (закрытия мемориальных комплексов) не допустят», – подчеркнул доктор Вырва. И поблагодарил Артема Важенкова за то, что он привлекает внимание к данной проблеме.

«Катынь – это лакмусовая бумага для понимания того, что происходит в России с исторической памятью», – продолжил польский эксперт. «В нашем Центре польско-российского диалога и согласия мы несколько месяцев назад сделали доклад “Образ Польши в России сквозь призму исторических споров”. Он опирается на результаты опроса общественного мнения, который для нас сделал “Левада - центр”. В частности, задавался вопрос о катынском преступлении, и оказалось, что о нем слышали всего 54% россиян. И из тех, кто о нем знал, 43% возложили ответственность на немцев. Это означает, что каждый четвертый россиянин думает, что это сделали немцы. И это – просто ужасно», – убежден историк.

По мнению Мацея Вырвы, данные опросы выявили две тревожные тенденции: «Прежде всего, растет количество тех, кто возлагает ответственность (за расстрел польских военнослужащих на территории СССР) на немцев. Вторая опасность кроется в утверждении: “мы на самом деле не знаем, кто совершил эти преступления. Ученые спорят, но достаточных доказательств нет”, и так далее. И эти тенденции имеют последствия», – указывает собеседник Русской службы «Голоса Америки». И в качестве примера, упоминает снятие мемориальных досок с именами жертв Большого террора со здания Тверского государственного медицинского университета, о чем также рассказывал Александр Гурьянов. Кстати, российские СМИ не рассказывали о демонтаже этих мемориальных досок.

«Стоит напомнить, что все президенты России: Ельцин, Путин, Медведев и снова Путин, а также Государственная дума – подчеркнули ответственность Советского Союза за катынские преступления. И для нас в Польше очевидно, что решение о демонтаже досок является политическим. И принимали это решение не медицинский университет, не прокуратура и даже не суд в Твери. В России судебная система не является независимой, это – печальный факт. Как и то, что для российской власти история – уже не наука, а такое же оружие, как танк, или подводная лодка. А данном случае, это оружие в борьбе за, как они говорят – “восстановление исторической правды”. И как видно, в ней уже нет места памяти о сталинских репрессиях, и – что самое важное – об их жертвах», – сожалеет доктор Вырва.

И подытоживает: «Мы имеем дело не только с попранием исторической правды, но и с возвращением к тому нарративу, который, казалось, был побежден в 90-е годы. И, конечно, демонтаж мемориальных досок – это оскорбление не только памяти польских военнопленных, но также и советских граждан».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG