Линки доступности

Польша ответила на провокации белорусских спецслужб режимом ЧП в приграничных районах 


Польские пограничники проводят работы по обустройству польско-белорусской границы. 26 августа 2021

Эксперты считают провалом попытки белорусского режима оказать давление на ЕС путем создания миграционного кризиса на границах 

В понедельник 6 октября Сейм Польши обсуждал Указ президента Анджея Дуды о введении чрезвычайного положения на границе с Беларусью. Соответствующий документ, вводящий режим ЧП в 183 пограничных населенных пунктах в Подляском и Люблинском воеводствах на участках шириной 3 километра вдоль границы с Беларусью, был подписан 2 сентября. Чрезвычайное положение в данной местности предусмотрено на 30 дней. Медиа отмечают, что режим чрезвычайного положения вводится в Польше впервые за весь период после демонтажа социалистической системы в стране в конце 80-х гг.

По сообщению Польского радио (“Polskie Radio”), накануне «пограничники зафиксировали 160 попыток нелегального проникновения из Беларуси в Польшу. В прошлом месяце было зафиксировано 3,5 тысячи таких попыток. Задержаны почти 1000 мигрантов. Тем временем в прошлом году в это же время не было зафиксировано ни одного подобного случая».

По мнению польских властей, за попытками незаконного пересечения границы выходцами из ряда стран третьего мира стоят организованные действий белорусских спецслужб и их российских коллег. А целью этой операции является попутка дестабилизировать ситуацию как в самой Польше, так на территории всего Европейского союза.

Заместитель министра внутренних дел и администрации Польши Мацей Вонсик в это связи заявил: «Гибридная война, которую Лукашенко объявил Западу, – это достаточный повод для того, чтобы ввести чрезвычайное положение в узкой приграничной полосе. Кроме того, начинаются масштабные российско-белорусские маневры “Запад 2021”. Они будут проходить в нескольких километрах от польской границы. Одним из элементов таких маневров может быть провокация на границе», – считает замминистра внутренних дел Польши. Ранее режим ЧП на границе с Беларусью ввели власти Латвии и Литвы.

«Мы имеем дело не с мигрантами, а с белорусским КГБ»

Бывший сотрудник Министерства иностранных дел Польши, основатель и президент фонда «Центр стратегического анализа» Витольд Юраш (Witold Jurasz) в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» прежде всего подчеркнул существование реальной угрозы масштабного миграционного кризиса на границах Беларуси с тремя странами Евросоюза. «Мы знаем, что в Минск прилетали самолеты с мигрантами из Ирака, причем не только из Багдада, но и из Басры, Сулеймании, Эрбиля. И если я правильно понимаю, то Лукашенко решил, во-первых, отомстить за санкции, а во-вторых – сделать то же самое, что в свое время делал президент Турции (Эрдоган). То есть, получить деньги за то, чтобы перестать шантажировать Европу гигантским потоком мигрантов. Хотя, в данном случае этот поток поменьше», – отметил польский эксперт.

Витольд Юраш также упомянул о предстоящих российско-белорусских военных учениях «Запад – 2021», где по сценарию предусматривается некая ситуация, в которую «вмешиваются войска НАТО». «Ну, это такая специфика российской дипломатии – употреблять термин “вмешивается”, потому что имеется в виду кризис на границах тех стран, которые и являются частью НАТО», – поясняет он.

И продолжает: «Я не исключаю, что на самом деле этот кризис – операция прикрытия подписания “дорожных карт” между Республикой Беларусь и Россией, которые могут обозначать конец реального суверенитета, но и вообще существования Беларуси как отдельного независимого государства. Хотя пока это всего лишь возможность, и я не уверен, что она осуществится».

Возвращаясь к Указу Анджея Дуды о введении режима чрезвычайного положения в приграничных воеводствах Польши, собеседник «Голоса Америки» замечает: «Там есть один момент, с которым я глубоко не согласен. Это запрет журналистам находиться в приграничной зоне. Тут, конечно, перегиб. Но насчет всего остального, я думаю, что это правильное решение, поскольку мы имеем дело не с мигрантами, а с белорусским КГБ, который при помощи приборов ночного видения помогает мигрантам пересекать границу. И, конечно, нам надо сосредоточить силы на границе».

А на просьбу корреспондента охарактеризовать отношение поляков к указу президента о чрезвычайном положении, Витольд Юраш заметил: «Пока прошло всего несколько дней, и преждевременно было бы сказать, что у людей это вызывает негативную реакцию. Люди, которые живут вблизи границы, относятся к этому спокойно, а те, кто живет в Варшаве и занимается политикой – это другое дело, и многие уже перессорились из-за этого, как это, к сожалению, бывает в политике».

Официальный Минск «торгует угрозами и шантажом в континентальном масштабе»

Эксперт-международник, специалист по Польше Игорь Грецкий не удивлен развернувшимися в польском обществе дебатами по поводу целесообразности введения чрезвычайного положения в приграничных воеводствах. «В условиях парламентской республики простых ситуаций никогда не бывает, особенно когда речь идет о первом чрезвычайном положении в Третьей республике (ведущей свою историю с конца 1989 года – А.П.).

Конечно, здесь будут “ломаться копья” и с одной, и с другой стороны. Оппозиция настроена решительно и обвиняет правящую партию (“Право и справедливость”) в том, что за ширмой чрезвычайного положения прячется намерение ввести цензуру и сделать так, чтобы никто, кроме правительства не знал, что на самом деле творится на польско-белорусской границе», – сказал Игорь Грецкий в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Он также упомянул о том, что польская оппозиция провела пресс-конференцию с участием ряда бывших членов кабинета министров. «Там была произнесена очень интересная фраза, что в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым, правящая на тот момент партия “Гражданская платформа” пригласила все оппозиционные партии к диалогу, в котором действительно участвовали абсолютно все парламентские фракции.

Сейчас Качиньский и его партия “Право и справедливость” ничего подобного не делают. И именно поэтому оппозиция говорит, что вся история с введением чрезвычайного положения имеет пропагандистские цели», – описывает ситуацию эксперт.

Что же касается действий Александра Лукашенко, то он, по оценке Игоря Грецкого «торгует угрозами и шантажом в континентальном масштабе в ответ на санкции со стороны Европейского Союза». Это выражается в приостановлении соглашения о реадмиссии, то есть Беларусь не будет обратно принимать тех беженцев, которые попали в ЕС с территории Беларуси. «И мы видим, как проблемы испытали не только Польша, но также Литва и Латвия. Я думаю, что это – сознательные действия Лукашенко, пытающегося дестабилизировать ситуацию в странах Европейского Союза. Я не думаю, что они возымеют эффект, но политическая ситуация в Польше сейчас достаточно напряженная, рейтинг “Права и справедливости” уже не тот, что был полтора-два года назад, идет процесс консолидации оппозиции», – подчеркивает собеседник «Голоса Америки».

Вместе с тем Игорь Грецкий отмечает, что поляки, в целом, достаточно спокойно относятся к тем, кто приезжает в их страну. И добавляет: «Однако, сейчас речь идет о нелегальных мигрантах и здесь у государственных СМИ есть возможность подать эту ситуацию в негативном свете.

И еще нужно учитывать, что сам Качиньский никогда не выступал против иммиграции в Польшу. Он говорил о том, что количество мигрантов, приезжающих в Европейский Союз, должно делиться пропорционально. А второе – он всегда говорил о том, что Польша играет огромную роль (в приеме иммигрантов – А.П,), но расставляет акценты таким образом, чтобы принимать не тех, кто приезжает из дальних стран, а предпочитает мигрантов из Украины, Беларуси и так далее».

В конце своего комментария Игорь Грецкий заметил, что главные дебаты в Польше по поводу миграционного кризиса и чрезвычайного положения еще впереди, и каждая их противоборствующих сторон будет выдвигать свои аргументы.

«Лукашенко де-факто способствовал укреплению европейской солидарности»

Аналитик Белорусского института стратегических исследований (Belarusian Institute for Strategic Studies) Вадим Можейко напоминает, что первой страной, которая подверглась иммиграционной атаке со стороны режима Лукашенко, была Литва. «Хотя на Польшу у Лукашенко “зуб” еще больше, чем на Литву, но изначально граница с Польшей сложнее для пересечения. Поэтому латвийский и польский векторы миграции возникли после того, когда стало ясно, что на литовском направлении блицкриг проваливается.

Этот шаг был предсказуемым, и власти Латвии и Польши к нему готовились. Польские власти не хотят ждать, когда ситуация примет угрожающие масштабы и действует на упреждение», – считает Можейко.

Аналитик BISS согласен с тем, что первые три пакета санкций, введенных Евросоюзом против режима Лукашенко, не дали ожидаемого эффекта. «Но что касается четвертого пакета, введенного посла захвата самолета Ryanair и пятого пакета, который обсуждается сейчас, то эти санкции вводились не только против Беларуси и не ставили своей целью “перевоспитать” Лукашенко. А они в целом показывают, как Европа готова реагировать в случае, по сути, прямого вторжения – когда захватывают самолет с ее гражданами, когда устраивают кризис на ее границах. И это – не только сигнал для Лукашенко, они (санкции) показывают, что любая страна, которая посчитает хорошей идеей шантажировать Европу подобным образом, не получит желаемого результата. И мне кажется, что это – основной посыл европейских санкций, и мы посмотрим, какой эффект они будут иметь в будущем.

Пока же мы видим, что никто не спешит солидаризироваться с Лукашенко, и в этом смысле очень показателен кейс властей Ирака, которые в этом плане совершенно согласились с позицией европейской дипломатии, прекратили все рейсы из Ирака в Беларусь и занялись расследованием происходящего. Это, конечно, показывает не то, что власти Ирака супер-демократичны и уважают права человека, а, скорее то, что Ирак вполне прагматично заинтересован в сотрудничестве с Евросоюзом, а не с Минском», – сказал он в комментарии для Русской службы «Голоса Америки».

По мнению Вадима Можейко, Лукашенко рассчитывал на то, что непростые отношения Варшавы с Брюсселем помешают польским властям предпринять эффективные меры по сдерживанию потока нелегалов на свою территорию. «Но мы видим, что в действительности происходит прямо противоположное – главы министерств внутренних дел Евросоюза собрались на экстренное заседание посреди сезона отпусков именно по обсуждению белорусского миграционного кризиса. В результате Литва и Польша получают разностороннюю поддержку от Евросоюза – и материально-техническую, и дипломатическую. В том числе потому, что в Брюсселе заинтересованы в проявлении солидарности, но здесь есть и прагматичные мотивы – ведь мигрантов ни Литва, ни Польша, как страны конкретного пребывания не интересуют, а они хотели бы добраться, например, до Германии. И есть сообщение о том, что там были задержаны несколько сотен нелегальных мигрантов, которые через Литву туда все-таки попали. Поэтому в том числе страны Центральной Европы заинтересованы в том, чтобы содействовать решению кризиса тогда, когда он находится на внешней границе Евросоюза, а не когда эта проблема просочится внутрь.

И получается, что вместо того, чтобы вбить клин между Вильнюсом, Варшавой и Брюсселем, Лукашенко де-факто способствовал укреплению европейской солидарности и привел к тому, что Беларусь снова оказалась большой проблемой для всей Европы, а не только для пограничных стран», – резюмировал аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS).

XS
SM
MD
LG