Линки доступности

Вышла в свет первая книга о главном российском оппозиционере


Обложка книги. Коллаж. Courtesy photo

Взгляд на Навального «со здоровой дозой реализма»

Про Владимира Путина в России и на Западе вышли десятки книг. Про Алексея Навального до недавнего времени не было ни одной. Да, выходили и выходят множество статей, его и о нем. Но книга «Навальный: Заклятый враг Путина, будущее России?» (Navalny: Putin’s Nemesis, Russia’s Future?) – коллективный труд трех западных ученых-политологов, представляет собой, видимо, первую такую попытку.

Институт Гарримана, крупнейший в США центр по изучению России и бывшего Советского Союза, пригласил авторов книги о Навальном Яна Матти Доллбаума (Jan Matti Dollbaum), Морвана Лаллуэта (Morvan Lallouet) и Бена Ноубла (Ben Noble) на онлайновый вебинар. Институт Гарримана – одно из подразделений Колумбийского университета.

Блогер в доспехах?

Цель панельной дискуссии – представить новую монографию всем интересующимся этой яркой и неоднозначной фигурой современной политической жизни России. Книга вышла в издательстве Oxford University Press. Представил трех соавторов книги профессор Колумбийского университета Тимоти Фрай (Timothy Frye), бывший директор Института Гарримана.

«Навальный олицетворяет разные вещи для разных людей, – говорится в онлайновом анонсе дискуссии. – Для одних он герой-демократ. Для других – предатель Родины. Для третьих – опасный националист. Эта книга анализирует многие измерения политической деятельности Навального, от его дерзких расследований коррупции до его идей и лидерства политического движения. В ней также рассматривается взаимовлияние его активности и стратегии Кремля».

Морван Лаллуэт пишет докторскую диссертацию о Навальном и нынешней российской оппозиции в Кентском университете. Он рассказал, что с ним и с Яном Доллбаумом связался Бен Ноубл и просил порекомендовать какую-нибудь книгу о Навальном.

«Я сказал ему, что такой книги пока не написано, – сказал Лаллуэт. – Мы удостоверились, что придерживаемся одних взглядов на предмет исследования, и решили вместе сделать такую книгу. Быстро нашли издателя. Написание взяло у нас несколько месяцев».

«Давайте разберемся – кто это, Алексей Навальный? – продолжал Лаллуэт. – Отравленный в августе 2020 года, он с помощью репортеров интернет-издания Bellingcat и других расследователей предположительно выявил сотрудников российских спецслужб, которые были ответственны за его отравление. Когда после лечения в Германии в январе 2021 года он вернулся в Россию, то немедленно был задержан и брошен за решетку. Так его долгое противостояние с Путиным вступило в новую фазу».

Участники вебинара. Courtesy photo
Участники вебинара. Courtesy photo

Лаллуэт перечислил несколько дисклеймеров относительно новой книги. «Во-первых, это не классическая биография, в которой соблюдается хронология, – отметил он. – Мы не пишем о детстве и юности нашего героя. У нас не было доступа к его ближнему кругу и к нему самому, как не было и доступа в Кремль и к людям, близким к нему. Наша книга — это, скорее, политический портрет человека и возглавляемого им движения. Мы не журналисты-расследователи. Мы – ученые, представляющие академическую науку. Мы основывались на нашем знании политических наук и политической ситуации в России».

«Мы постарались избежать разных преувеличений, – продолжал Лаллуэт. – Многие стремятся представить Навального как рыцаря в сверкающих доспехах на белом коне, одинокого борца с несправедливым и коррумпированным режимом Путина. С другой стороны, заметны попытки представить его как расиста и националиста, – взгляните хотя бы на материалы Russia Today. Показателен и скандал с Amnesty International, когда его лишили статуса «узник совести», а потом ему его вернули. Политизация коснулась и полярных оценок его значения для нынешней ситуации в России. С одной стороны, есть тенденция преувеличивать роль Навального, представляя его национальным героем. С другой, – и это особенно заметно в материалах околокремлевских медиа, – ощутимо стремление всячески преуменьшить его значение, представить его каким-то заурядным блогером».

Режим и время

О структуре книги рассказал Бен Ноубл, доктор философии, профессор-политолог Университетского колледжа в Лондоне. «Осознавая особую сложность темы, мы решили деятельность Навального за последние двадцать лет сгруппировать по трем направлениям, – сказал он. – Первое – антикоррупционер, второе – политик, третье – лидер протестов. Кроме того, мы сфокусировали внимание на взаимоотношениях Навального и Кремля, и на том, как противоборствующие лагеря вынуждены менять свои подходы».

Говоря о первом направлении, Ноубл упомянул сенсационное видео-расследование Навальным и его команды «дворца Путина», которое получило в начале года громадную известность, собрав на YouTube более 119 млн просмотров. Очень многие люди в России, не следящие регулярно за большой политикой, после этой публикации стали четко ассоциировать Навального с антикоррупционной борьбой.

По словам Ноубла, в середине 2000-х годов Навальный заинтересовался экономическими процессами. Он стал активно посещать собрания акционеров крупных компаний и задавать неудобные вопросы. Когда же он стал делиться мыслями на этот счет в своем блоге в «Живом журнале», то очень быстро стал популярным блогером. В скором времени он осознал, что борьба с коррупцией может объединить вокруг него людей самых разных взглядов.

«Мы проанализировали для книги организацию антикоррупционных структур, - отметил Ноубл. – Написание ее совпало по времени со стремительной атакой российских властей на эти структуры с целью их уничтожения или выдавливания из страны. Так что мы практически в режиме реального времени описывали печальный процесс их разрушения».

В главе, посвященной Навальному-политику, как сообщил Ноубл, акцент делается на истории его сотрудничества с либеральными силами, в частности, на участии в партии «Яблоко», на предвыборных кампаниях разных лет и на тех заявлениях в прошлом, которые позволили ряду наблюдателей обвинить его в расизме и ксенофобии.

Тимоти Фрай, модератор дискуссии, из несомненных достоинств Навального-организатора выделил его умение находить финансирование как своего антикоррупционного фонда, так и сети региональных штабов. Значительную часть средств он получил благодаря умелому использованию таких новаторских форм сбора денег, как краудсорсинг.

Морван Лаллуэт заметил, что он и два его соавтора старались избегать слова «харизма», рассказывая о Навальном, чтобы оставаться в рамках объективности. «Это было крайне затруднительно, – сказал он. – Он, действительно, невероятно харизматичен и обаятелен, да еще блестящий оратор, что помогло ему сделать свое имя повсеместно узнаваемым».

Динамика протеста

О Навальном как о лидере протестного движения рассказал Ян Матти Доллбаум, научный сотрудник исследовательского центра неравенства и социальной политики (SOCIUM) Бременского университета.

«Навальному удалось за короткое время создать разветвленную сеть своих региональных штабов, – сказал Доллбаум. – И в этом принципиальное отличие протестной ситуации 2017-18 годов от протестной ситуации 2011-12 годов. Ему и его активистам удалось привлечь к уличным протестам и митингам тысячи людей, которые ранее были к политике равнодушны. Навальному удалось соединить два главных элемента протестного нарратива – социальное движение и политическую структуру. Иногда они вступали в конфликт, но Навальный прекрасно знал, как находить правильные решения. Мы не можем не видеть, как на протяжении последних месяцев российские власти методично и под разными предлогами разрушали эти структуры. Надо сказать, они сильно в этом преуспели».

По словам Доллбаума, в заключительной главе книги авторы анализируют реакцию Кремля на феномен Навального как лидера оппозиции. «Да, он, конечно, был и остается большой проблемой и едва ли не главным вызовом для Кремля», – подчеркнул он.

«Мы проследили динамику развития политических взглядов обеих сторон и увидели, что Кремль стремится перехватывать инициативу по важнейшим вопросам, – сказал Доллбаум. – Так, аннексия Крыма выбила националистские козыри из рук Навального, который в прошлом высказывался в том плане, что Крыма Украине больше не видать и что новый референдум, если будет принято решение его провести, даст пророссийские результаты».

«Сейчас идет фронтальная атака на оппозицию и либеральные масс медиа, – подчеркнул он. – Сеть местных отделений Навального закрыта и запрещена. Некоторые его сотрудники вынуждены уехать за рубеж. Кремль закрывает немногие оставшиеся независимые СМИ, объявляя их «иноагентами» и «нежелательными организациями». Мягкая диктатура с большой скоростью перерождается в полномасштабную диктатуру».

Доза реализма

Разумеется, участники вебинара не могли пройти мимо недавнего награждения главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова Нобелевской премией мира и бурной дискуссии, развернувшейся по этому поводу в России.

«Многие в либеральном лагере считают, что награду должен был получить Навальный, реальный главный оппозиционер, томящийся в тюрьме, – сказал Бен Ноубл. – Для них решение Нобелевского комитета – очевидный компромисс, а это не то, на что они рассчитывали. Что же касается реакции Кремля, то там награждение русского журналиста аттестовали как намеренную антироссийскую акцию Запада. Характерно в этой связи высказывание Путина, что если Муратов нарушит закон об «иноагентах», то Нобелевская премия его не спасет. Очевидно, что нарратив постоянного иностранного вмешательства стал доминировать в российской политике в целом. По мнению Кремля, Запад вмешивается во внутренние дела России, и на тех, кто ему в этом помогает, следует навешивать ярлык предателей».

Дискуссантам поступил вопрос: правильно ли сделал Навальный, вернувшись в Россию?

«Конечно, он понимал, на что идет, возвращаясь в Россию, – сказал Ян Матти Доллбаум. – Это был сознательный жертвенный шаг. Навальный посылал сигнал своим сторонникам в России: я не сдаюсь, я вас не бросаю, я с вами до конца. Навальный не считает себя диссидентом, он всегда говорил, что мечтает стать нормальным российским политиком. Кроме того, его смелый поступок был направлен на то, чтобы выявить репрессивную суть режима Путина».

Можно ли рассчитывать на то, что Запад спасет Навального? Отвечая на этот вопрос из аудитории, Бен Ноубл сказал: «В конце нашей книги мы отвечаем на этот вопрос лаконично – нет, не спасет. И точка».

«Да, давление Меркель и Макрона оказало воздействие на российские власти, когда после отравления Навальному дали возможность выехать для лечения в Германию, – сказал он далее. – Но сейчас он в тюрьме, и шансы на то, что он скоро выйдет, крайне малы. Можно считать иллюзией надежду, что жесткая позиция администрации Байдена поможет освобождению Навального. Давайте открыто смотреть на вещи, со здоровой дозой реализма».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG