Линки доступности

«Картошка мечтает об Америке»: мировая премьера в Остине


Уэс Харли. Courtesy photo

Уэс Харли: «Эмигрант всегда как бы заново рождается»

Международный кинофестиваль SXSW-2021 завершился в Остине (Техас) в минувший уикенд награждением лауреатов премий в нескольких конкурсных категориях.

Из-за пандемии коронавируса 28-й ежегодный киносмотр SXSW впервые проводился в виртуальном формате. С помощью стриминга демонстрировались 75 игровых картин, 84 короткометражки и музыкальные видео, 11 телеэпизодов, 20 проектов виртуальной реальности (VR).

Гран-при в категории игровых полнометражных лент получила современная драма «Последствия» (The Fallout) канадского режиссера Меган Парк. Это дебют в кино Меган, которая ранее получила известность как актриса телесериалов и певица. В средней школе, где учится героиня фильма Вейда, произошла трагедия. Бывший ученик устроил кровавое побоище, и Вейда чудом спаслась от пули. Отныне вся ее жизнь, включая отношения с друзьями и родными, омрачена тяжкими переживаниями и страхом перед будущим.

«Последствия». Courtesy photo
«Последствия». Courtesy photo

В категории полнометражных документальных лент жюри присудило победу картине режиссера Джереми Уоркмена «Лили крушит мир» (Lily Topples the World). Лили Хевеш – скромная студентка колледжа, но необычное хобби сделало ее звездой Интернета с тремя миллионами подписчиков персонального канала на YouTube. Лили, американка азиатского происхождения, – неофициальный чемпион мира по сооружению сложных конструкций из домино, которые подлежат эффектному и завораживающему разрушению.

«Лили крушит мир». Courtesy photo
«Лили крушит мир». Courtesy photo

Англичанин Митч Калиса завоевал гран-при в категории игровых короткометражек 15-минутным фильмом «Действуй наверняка» (Play It Safe). Понятие политкорректности подвергается жесткому блиц-испытанию в этом выразительном этюде, где главным действующим лицом становится чернокожий студент театральной мастерской.

Русскую тему на фестивале обозначила игровая лента 39-летнего американского режиссера Уэса Харли (Wes Hurley) «Картошка мечтает об Америке» (Potato Dreams of America).

Настоящее имя режиссера – Василий Науменко. Родом он из Владивостока, и фильм во многом носит автобиографический характер. Сначала, в 2017 он снял короткометражку «Картошечка» (Little Potato), которая получила награды на фестивале SXSW в том же году. Затем Харли трансформировал эту же историю в проект виртуальной реальности «Картошка мечтает» (Potato Dreams). И вот в третий раз режиссер использует тот же материал, но уже в полнометражном формате.

«Наша жизнь как русские фильмы – никогда ничего хорошего в них не происходит», –говорит юный Василий, которого друзья зовут Картошкой. Живя в России, он сталкивается с непониманием и враждебностью дома, в школе, в кругу знакомых. Лишь явившийся ему однажды Иисус служит моральной поддержкой в горестных раздумьях парня. Из родного Владивостока Картошка вместе с матерью эмигрирует в Америку. В городе Сиэтл он начинает новую жизнь в доме приемного отца-американца, который женился на его матери через агентство «невеста по почте». Для юноши, скрывавшего в России свою однополую ориентацию, адаптация к новой реальности окажется очень непростой.

С режиссером фильма «Картошка мечтает об Америке» Уэсом Харли корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал через сервис Zoom.

Олег Сулькин: Уэс, когда вы приехали в Америку?

Уэс Харли: В 1997 году, когда мне было 16 лет.

О.С.: Насколько автобиографична история юного героя фильма Василия?

У.Х.: Это на 99 процентов история того, что произошло со мной лично.

О.С.: Включая явление Иисуса?

У.Х.: Ну, это дань магическому реализму. А все остальное – правда, включая диалоги.

О.С.: В российской школе, где учится Василий, очень сильны антисемитские настроения. Одноклассники героя дружно скандируют оскорбительные клички. Вы это пережили сами?

У.Х.: Я не еврей, но я был свидетелем таких ужасных сценок. У меня было несколько друзей-евреев, которые скрывали свою национальность, опасаясь оскорблений и дискриминации.

О.С.: Еще одна больная тема, затронутая в фильме, – отношение к геям в России. Ваш герой вынужден скрывать свою сексуальную ориентацию, опасаясь враждебной реакции окружающих. Это и ваш жизненный опыт?

У.Х.: Я очень боялся себя выдать. Я слушал, что люди вокруг говорили о геях: что их всех следует сослать в лагеря, что они нелюди и их надо убивать. Временами накатывал страх. И, конечно, этот страх влиял на восприятие всего, что происходило со мной, став непреходящей травмой. Моим единственным, пусть и воображаемым другом и конфидантом стал Иисус. Я думал так: если бог сделал меня таким, значит, это часть его плана.

«Картошка мечтает об Америке». Courtesy photo
«Картошка мечтает об Америке». Courtesy photo

О.С.: В фильме мать Василия больше всего опасается, как бы его не забрили в армию, где он может стать жертвой дедовщины и насилия.

У.Х.: Да, моя мать была одержима желанием спасти меня от российской армии. Все знали, что там творится, как измываются над молодыми ребятами. Это как война, только в мирное время.

О.С.: Василий принимает решение уехать в Америку вместе с матерью, которая вышла замуж за американца. Это и ваша история?

У.Х.: Да, практически во всем. Мы полюбили Америку в России благодаря голливудским фильмам, которые с восторгом смотрели на видео. Моя мать, тюремный врач по профессии, мечтала уехать куда-нибудь, фактически в любую страну. Она участвовала в визовых лотереях, обращалась в брачные агентства, писала письма, откликалась на объявления. Отец Василия, как и мой отец, был запойным алкоголиком, склонным распускать руки. Помню, как он, пьяный, бил мою маму. Родители развелись, когда я был еще совсем маленьким, и отец не принимал никакого участия в моей жизни.

О.С.: Бросается в глаза, как по-разному показана жизнь вашего героя в России и в Америке. Фильм четко делится на две части. В них разная тональность, разный ритм, разная музыка, разные актеры играют Василия и его мать Лену.

У.Х.: Я хотел передать идею полной личностной трансформации. Эмигрант всегда как бы заново рождается. Он оказывается на другой планете, где все другое: менталитет, культура отношений, стиль жизни. Моя мать, очень образованный человек, вынуждена была в Америке зарабатывать на жизнь, продавая фаст-фуд. Ее английского было недостаточно, чтобы продолжать в Америке врачебную карьеру. Что касается разной художественной оптики, то мы все склонны вспоминать свое детство и юность в иных красках, чем мы воспринимаем текущий момент. Все немного преувеличено, более эксцентрично. Мне очень близки Михаил Булгаков и Салман Рушди, которые сочетают правдивость в описании повседневной жизни с магическим реализмом.

«Картошка мечтает об Америке». Courtesy photo
«Картошка мечтает об Америке». Courtesy photo

О.С.: Забавная вещь происходит с языком. В России ваши герои говорят на нормальном английском, а, переехав в Америку, вдруг начинают говорить по-английски с тяжелым русским акцентом. Вы хотели таким способом избежать субтитров в первой части фильма?

У.Х.: Мне не хотелось отвлекать американского зрителя субтитрами в первой части. В этом есть намеренная театральность. Когда же герои переезжают в Америку, язык становится для них проблемой и барьером, и сильный акцент все это обозначает.

О.С.: Невероятную метаморфозу в фильме переживает и Джон, состоятельный американец, женившийся на матери Василия. Вначале, когда Джон появляется на экране, он воспринимается как ультраконсерватор, человек крайне правых взглядов и ярый гомофоб. Но в какой-то момент у него обнаружится скелет в шкафу. Оказывается, он трансгендер, и отныне долго скрывавшаяся подлинная идентичность становится новым «я» Джона. Неужели и это происходило в жизни вашей семьи?

У.Х.: Да, так и было. Джеймс (в фильме – Джон) открылся и стал идентифицировать себя как женщина по имени Дженис. Они с мамой через какое-то время развелись, но мы сохранили с ней добрые отношения. Дженис умерла несколько лет назад. Если бы это не произошло с Джеймсом в реальной жизни, я бы никогда не решился сам такое придумать. Слишком фантастично!

О.С.: Как вам, иммигранту, гею из России, живется в Америке?

У.Х.: Поразительные ощущения. Потребовалось время, чтобы в полной мере почувствовать себя по-новому. Я нормальный человек, и люди ко мне относятся как к нормальному человеку. Конечно, есть ненавистники, гомофобы, но их гораздо меньше, чем в России, где меня не оставляло чувство безнадежности и отчаяния. Сиэтл – очень либеральный город, как бы полная противоположность Владивостоку. Сегодня я уверен в своем будущем. То, что со мной произошло, можно назвать кардинальной переменой моих взглядов на жизнь.

О.С.: «Картошка мечтает об Америке» это ваш третий проект, основанный на автобиографическом материале. Что дальше? Чем вы заняты сейчас?

У.Х.: Пора двигаться вперед. Сценарий, который я пишу, вдохновлен мемуарами моего американского друга.

О.С.: Вы приезжали на SXSW в Остин четыре года назад на премьеру короткометражки о «Картошке». И вот здесь только что прошел показ нового фильма, на этот раз виртуальный. Сравните ваши ощущения тогда и теперь.

У.Х.: Огромная разница! Реакция и энергетика живой аудитории очень важны для кинематографа. Но есть и позитивная сторона у виртуального формата. Аудитория фестиваля не ограничена жителями и гостями Остина, фильмы можно смотреть на всей территории США. Но, конечно, я очень надеюсь, что зрителям скоро разрешат вернуться в фестивальные кинозалы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG