Линки доступности

Казем Моллайе: «Наш фильм – продукт независимого кино»


Режиссер Казем Моллайе. Courtesy photo

На кинофестивале в Остине показали иранский семейный триллер «Барсук»

В Остине завершился 27-й международный кинофестиваль (Austin Film Festival, сокращенно AFF). Фильмом-победителем в категории «игровое кино» назван триллер «Барсук» (The Badger), снятый иранским режиссером Каземом Моллайе (Kazem Mollaie). Первый техасский киносмотр «ковидной эры» показал более тридцати игровых картин и десятки короткометражных лент.

Смотр в Остине традиционно делает акцент на кинодраматургии. На его логотипе изображена пишущая машинка – главное орудие труда литераторов и журналистов в докомпьютерную эпоху. AFF отличается от множества других американских кинофестивалей своим кредо – интересом к кинодраматургии как к сфере творчества, к вкладу сценаристов в процесс создания кинофильма.

Как подчеркнул в одном из интервью главный фестивальный отборщик Кейси Бэрон, как и в прошлые годы, главным критерием для него и его коллег были крепкая и оригинальная сюжетная основа фильма. Что же касается тематики, то предпочтение при отборе отдавалось фильмам, где речь идет о психическом состоянии героев и о взаимоотношениях людей разных рас и национальностей.

На открытии был показано фэнтези «Девять дней» (Nine Days) режиссера и сценариста, дебютанта Эдсона Ода, смешанного бразильского и японского происхождения.

«Центральным событием» AFF стала мелодрама «Прощай, любовь!» (Farewell Amor) африканского режиссера Эквы Мсанги, выросшей в Кении танзанийки.

Сильное впечатление оставил стилизованный под эстетику фильмов 30-х годов фильм «Сбежавшие мечты» (Fugitive Dreams) режиссера Джейсона Нойландера. В комедийной секции AFF критики выделили польскую картину «Время для любви» (Time for Love) и американскую «Лагерь перезагрузки» (Reboot Camp).

Как мы уже сообщали, на виртуальный фестиваль в Остине были приглашены фильмы из других стран, в том числе из Испании, Дании, Швейцарии, Великобритании, Ирана, Камеруна, Ирана, Франции, Перу и Польши.

В ходе онлайн-разговоров с авторами фильмов тема выживания «независимых», особенно в условиях конкуренции с коммерческим мейнстримом, звучала постоянно.

Зло существует

Неожиданный международный аспект эта тема получила в ходе онлайн-конференции с иранским режиссером Каземом Моллайе и актрисой Вишкой Асайеш (Vishka Asayesh). Режиссер подчеркнул, что снимал свой фильм «Барсук» без какой-либо государственной поддержки, на деньги частных спонсоров

Казем Моллайе и Вишка Асайеш на съемочной площадке. Courtesy photo
Казем Моллайе и Вишка Асайеш на съемочной площадке. Courtesy photo

Кино Ирана уже много лет считается одним из ярких явлений мировой культуры. Фильмы иранских режиссеров удостаиваются высших наград на крупнейших международных кинофестивалях. Нужно заметить, что не раз за последние годы возникали сложные ситуации, когда власти Ирана не выпускали создателей фильма за рубеж, а их фильмы – запрещали по цензурным соображениям. Иногда «крамольные» режиссеры получали запрет на профессию и тюремный срок. Наиболее известным иранским режиссером, оказавшимся в заключении, стал Джафар Панахи, который был арестован в 2010 году за «антиправительственную деятельность». Как мы сообщали, ранее в этом году на фестивале в Берлине главной награды «Золотой медведь» был удостоен фильм Мохаммада Расулофа «Зла не существует». Но иранские власти не пустили на фестиваль Расулофа, который в 2019 году был отправлен в тюрьму за «распространение пропаганды», отлучен от работы в кино, но сумел тайно руководить съемками своей новой картины.

Люди и термиты

«Барсук» – история 40-летней иранки Судех, у которой накануне ее вступления во второй брак неизвестные похищают сына Матиара и требуют за него огромный выкуп. В противном случае они угрожают убить мальчика. История развивается по привычным законам криминального жанра вплоть до того момента, когда происходит нечто неожиданное, что заставляет следователей совершенно по-новому взглянуть на Матиара. Из жертвы похищения он становится главным подозреваемым.

«Барсук». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Барсук». Кадр из фильма. Courtesy photo

Параллельно криминальной развивается и комедийно-бытовая линия, давшая фильму название. В доме у Судех завелись термиты, и компания, вызванная для борьбы с ними, приносит в дом барсука, который, как сотрудники компании объясняют изумленным хозяевам, натренирован вынюхивать гнезда термитов.

В ходе онлайн-конференции после фестивального стриминга фильма Казема Моллайе спросили, насколько реальна история с барсуком. Режиссер со смехом ответил, что пока в борьбе с термитами в Иране эти зверьки не использовались. Актриса Вишка Асайеш, сыгравшая Судех, увидела в этой линии аллегорию и сказала, что Матиара можно считать своего рода термитом, который наносит огромный ущерб своему дому, своим близким. По ее словам, она, готовясь к съемкам, воображала себя львицей, готовой на все, чтобы спасти свое потомство.

Режиссер и драматург Казем Моллайе родился в 1981 году в городе Себзеваре на северо-востоке Ирана. Начал кинокарьеру в 1999 году короткометражным фильмом «Из игры в...» (From Game to...) . В 2005 году окончил факультет режиссуры в Университете Soore в Тегеране. Его первая игровая картина «Купаль» (Kupal) вышла в 2017 году. Моллайе является членом нескольких иранских общественных киноорганизаций. Входил в состав жюри национальных и международных кинофестивалей.

Онлайн-обсуждение фильма «Барсук». Courtesy photo
Онлайн-обсуждение фильма «Барсук». Courtesy photo

Режиссер Казем Моллайе ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Как вы узнали об этой истории?

Казем Моллайе: На одном из новостных сайтов я прочитал историю про 11-летнего мальчика. Его родители были в многолетней ссоре и жили врозь. Чтобы их примирить, он решил инсценировать свое похищение, – в надежде, что совместный поиск заставит мать и отца забыть о ссоре. В какой-то момент мальчик вернулся домой в изодранной одежде и сказал отцу, что похитители его по какой-то причине отпустили. В полицейском участке после бессонной ночи допросов мальчик признался, что все придумал. Когда я прочитал эту историю, она показалась мне идеальной для фильма. Но, конечно, пришлось многое добавить и изменить. Главное изменение в сценарии – все происходит перед новой свадьбой Судех, сын которой мечтает ее расстроить и помирить маму с ее первым мужем.

О.С.: Чем привлекла вас эта история?

К.М.: Во-первых, невероятным драматизмом. Ничего не надо усиливать эмоционально, манки интереса изначально в ней заложены. В центре сюжета – Судех, сильная и умная женщина, которая должна принимать решения в условиях сильного стресса. Мне кажется, она не может не вызвать симпатию и сострадание у аудитории. Очень многое заложено в подтексте. Тот ад, через который Судех проходит, выражен больше в ее взгляде, ее мимике, чем в диалогах.

О.С.: Как вы снимали фильм? Кто его финансировал?

К.М.: Это чисто продюсерский проект, мы привлекли только частные деньги. Действительно, «Барсук» – продукт независимого кино Ирана. Подготовительный период занял примерно четыре месяца, а на съемки в Тегеране ушло два месяца.

О.С.: Как шла подготовка к съемкам?

К.М.: Я написал сценарий еще семь лет назад. Изучение материалов, написание сценария, сценарные переделки – все это заняло еще примерно два года. Поскольку предстояло снимать в разных местах, с привлечением многих актеров, все продюсеры в тот момент не решились финансировать проект по причине его сложности и дороговизны. Мне пришлось отложить его на будущее и вместо него снять «Купаль», ставший моим первым игровым опытом, который мне пришлось финансировать из моих собственных средств. И сегодня я ничуть об этом не жалею.

О.С.: Актеры в «Барсуке», в особенности Вишка Асайеш, играют отменно. Как вы их отбирали?

К.М.: Интересно, что Вишка Асайеш – одна из лучших комедийных актрис иранского кино. Меня привлекла сложность поставленной перед ней задачи. Это очень серьезная роль, полная внутреннего драматизма, где нужно отбросить удобные стереотипы и быть предельно убедительной. И сегодня я счастлив, что мы с Вишкой выбрали этот нелегкий путь. Компанию ей составили такие ведущие актеры иранского театра и кино, как Бенуш Бахтиари, Реза Бехбуди и Хасан Маджуни.

О.С.: В чем заключалась главная сложность во время съемок?

К.М.: К сожалению, темпы инфляции в Иране очень высоки, и стоимость кинопроизводства быстро растет. Нужно ежеминутно ломать голову в поиске оптимальных решений, в частности, сокращать число локаций, чтобы удешевить стоимость производства.

О.С.: Опыт предшественников в кино Ирана на вас повлиял? Была ли семейная драма Асгара Фархади «Развод Надера и Симин», получившая премию «Оскар», источником вдохновения?

К.М.: Я искал вдохновения в самых разных вещах, больших и малых. Заранее трудно сказать, что важно, а что нет. На меня и мое поколение очень повлияли такие мастера национального кино, как упомянутый вами Асгар Фархади, как Бахрам Бейзаи, Насер Таджвай и Аббас Киаростами. Что касается Асгара Фархади, которого я считаю своим учителем, его фильмы исключительно просты и реалистичны, и в то же время занимательны и содержат важные мысли. Но я против подражательности. Для меня важно сохранить свою собственную идентичность, свой почерк, свою атмосферу. Я надеюсь, что у меня это получилось.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG