Линки доступности

Россия и меняющиеся вызовы гибридной войны


Эксперты Центральной и Восточно-Европейской Коалиции обсудили в Вашингтоне новые формы российской военной угрозы

Потенциальная военная угроза, исходящая от путинской России, продолжает оставаться в центре внимания многих экспертов. На этот раз дискуссия на тему: «Движущаяся мишень: опередить агрессию Кремля» (Moving Target: Getting Ahead Of Kremlin Aggression) прошла на площадке Центральной и восточно-европейской коалиции (Central and East European Coalition, CEEC), что симптоматично: коалицию составляют общественные организации американцев – выходцев из стран бывшего СССР и советского блока: Армении, Беларуси, Болгарии, Венгрии, Грузии, Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Румынии, Словакии, Украины, Чехии.

Один из модераторов встречи, директор Комитета украинского конгресса Америки Майкл Савкив (Michael Sawkiw, Ukrainian Congress Committee of America) обрисовал цель беседы, как «рассмотрение более широкой картины гибридных аспектов российской агрессии в Центральной и Восточной Европе, включая недавние российские учения «Запад-2021» в Беларуси, наращивание численности российских войск на границе с Украиной и другие факторы».

...Россия считает, что она вступила в период угрозы. Когда речь заходит о подготовке России к вооруженному конфликту с НАТО, важно понять, что период угрозы дает им время фактически подготовить страну и вооруженные силы к боевым действиям...

Масштабным российско-белорусским учениям «Запад-2021», прошедшим в сентябре, было посвящено выступление Конрада Музыки, военного эксперта и директора польской оборонной компании Rochan Consulting (Konrad Muzyka).

«Учения «Запад» всегда проверяют боевые возможности России на западном оперативном направлении, поэтому естественно имеют яркую антинатовскую окраску, – считает Конрад Музыка. – Россия считает, что Европейский союз активно стремится подорвать ее политическую систему и осуществить смену режима, и, следовательно, российская элита намерена защищать свои политические и военные интересы... и прибегнет к силовому развертыванию, если это будет необходимо».

«В этот раз, – продолжает эксперт, – мы имели дело с гораздо более комплексным, гибридным, явлением, чем в 2017 году на предыдущих подобных учениях… Если их активная фаза проходила с 10 по 16 сентября, то подготовка к ним длилась несколько месяцев и включила в себя множество других учений меньшего масштаба, как военных, так и гражданских».

«Россия считает, что она вступила в период угрозы. Когда речь заходит о подготовке России к вооруженному конфликту с НАТО, важно понять, что период угрозы дает им время фактически подготовить страну и вооруженные силы к боевым действиям. Это работает и на тактическом уровне. Если в 2017 году военные части прибывали в район учений за 2–3 недели, то в этот раз – где-то за 50 дней. Было проведено множество подготовительных действий: например, учения по логистике в порту Выборга, в которых участвовали пограничники, таможенники, МинЧС и МВД. В августе центры материально-технического снабжения занимались активным перераспределением и активизацией своих ресурсов, выводились танки с хранения (более 250 единиц), создавались совместные группы по реагированию на чрезвычайные ситуации, такие как радиационная опасность. По нашим данным, 27-я сибирская бригада участвовала в учениях по сценарию радиационного заражения на Курской АЭС. Части активно перемещались, и не только по железной дороге. Так, пехотная бригада с Северного флота перебрасывалась в Калининград, происходили действия и в Южном военном округе».

«В этот раз была привлечена и Росгвардия, – продолжает Конрад Музыка. – Была проверена ее готовность нейтрализовать угрозы государственной и общественной безопасности, как ее понимает руководство России. С боевой точки зрения это арьергард безопасности, но росгвардейцы могут проводить и динамичные операции: обычно против тех, кого русские называют бандитами и террористами. В боевом сценарии они могут выполнять роль высокоэффективных сил третьего эшелона, которым поручено контролировать оккупированные территории и проводить операции низкого уровня против гражданских повстанцев». Эти задачи как нельзя лучше являются продолжением нынешних задач Росгвардии, которая, возникнув на основе Внутренних войск, в основном занимается разгоном протестующих россиян и оппозиции, что власти называют общественными беспорядками.

...«Самая острая ситуация на данный момент – агрессия Беларуси против Литвы, Польши и НАТО, связанная с фактическим превращением в оружие нелегальных мигрантов»

«Таким образом, теперь Россия проводит подготовку к войне с НАТО в различных военных округах, родах войск и неармейских сферах, развивая и расширяя свою концепцию гибридной войны, – делает вывод эксперт. – И это была подготовка к войне не с террористическими группами, а с боеспособными государственными силами. Мы до сих пор не уверены, в какой степени Россия считает, что урегулирование конфликта может произойти только с помощью обычных вооружений, или она считает возможным прибегнуть к ядерному удару, чтобы добиться нужного результата».

Сложившуюся ситуацию участники дискуссии оценивают, как «новую угрозу национальной безопасности для либеральных демократий в Европе и за ее пределами». Так формулирует военный аналитик и старший научный сотрудник Американского института предпринимательства Элизабет Броу (Elisabeth Braw, American Enterprise Institute, AEI). Особое внимание она обращает на «компанию по дезинформации, которую Россия уже много лет ведет против различных европейских стран с намерением нанести вред, отравить дискурс в обществе и исказить публичный имидж».

В отношении стран бывшего СССР эта информационная война ведется Россией «со дня восстановления их независимости и территориальной целостности». И эта информационная война – не единственный гибридный фактор. «Самая острая ситуация на данный момент – агрессия Беларуси против Литвы, Польши и НАТО, связанная с фактическим превращением в оружие нелегальных мигрантов», которых белорусская авиакомпания при поддержке спецслужб целенаправленно перебрасывает к границам Евросоюза для дестабилизации соседних стран. «Эта тактика иллюстрирует, как многого Беларусь и Россия могут достичь как агрессоры в серой зоне между войной и миром».

...Первый комплекс мер, который нам необходимо обеспечить – укрепить оборону стран НАТО и союзников до такой степени, чтобы они представляли собой надежный сдерживающий фактор

Использование живых людей в качестве оружия массового поражения социальной инфраструктуры является относительно новым изобретением, и Элизабет Броу предостерегает: «Вызов состоит в том, чтобы выяснить, что Россия может предпринять дальше. Мы пытаемся понять, каков их следующий шаг? Стабильность, которой мы добиваемся, не должна быть узконаправленной или исключительно военной. Общественная стабильность — это настроение населения и состояние готовности всего общества в целом».

С этим подходом соглашается и Алекс Терски, эксперт по национальной безопасности и иностранным делам в Сенатской комиссии по безопасности и сотрудничеству в Европе, известной в США как Хельсинкская комиссия (Alex Tiersky, the Commission on Security and Cooperation in Europe U.S. Helsinki Commission).

«Иллюзия, которая, возможно, была у некоторых политиков, о возможности так сказать «запарковать» проблему России на запасном пути для того, чтобы США могли сосредоточиться на других областях геостратегических интересов, проблему России развеялась. В последние месяцы у нас было несколько реальных напоминаний о том, что это не сработает», проблему России проблему России – говорит Алекс Терски. Примерами таких тревожных звонков были не только учения Запад-2021, считает эксперт, но и российская игра мускулами с сосредоточением крупных военных сил на украинской границе в марте-апреле, продолжающаяся милитаризация Крыма, с помощью которой «Россия пытается превратить Черное море в свое внутреннее озеро», военная блокада Азовского моря, инцидент с британским судном в Черном море, продолжающаяся оккупация 20% территории Грузии, российские войска в Молдове и другие факты.

«Я бы также сказал, – добавляет эксперт, – что Кремль создает возможности для будущих военных действий с использованием таких методов, как раздача паспортов в оккупированных районах, чтобы потом использовать их носителей в качестве предлога для того, чтобы выступить якобы в защиту своих граждан».

«Нам нужно быть более внимательными к эволюции российского вызова, – заключает эксперт сенатской комиссии Алекс Терски. – Первый комплекс мер, который нам необходимо обеспечить – укрепить оборону стран НАТО и союзников до такой степени, чтобы они представляли собой надежный сдерживающий фактор. Это включает в себя и законодательные меры, ряд дополнительных санкций, как замораживание активов, против тех, кто непосредственно окружает Владимира Путина».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG