Линки доступности

RusDocFilmFest-2021: свежий взгляд на вечные ценности


Логотип фестиваля. Courtesy photo

Татьяна Чистова: «Жить стало лучше... тем, кто выжил»

«Свободный мир», «Вечные ценности» и «Свежий взгляд». Так называются три программы предстоящего 14-го ежегодного независимого фестиваля документального кино в Нью-Йорке. Фестиваль (сокращенное его название RusDocFilmFest) открывается в понедельник, 18 октября и продлится до воскресенья, 24 октября. Он проводится в Нью-Йорке с 2008 года.

Как сообщила Русской службе «Голоса Америки» основатель и руководитель фестиваля Марина Адамович, в условиях продолжающейся пандемии фильмы будут демонстрироваться как виртуально, на фестивальной онлайн-платформе, так и в живом формате в кинозале School of Visual Arts (SVA) на Вест 21 стрит Манхэттена. Фильмы идут на языке оригинала и имеют английские субтитры.

В зале SVA пройдут показы фильма «Правда в лицо власти» (Truth to Power) об усилиях Сержа Танкяна, лидера рок-группы System of a Down, добиться мирового признания факта геноцида армянского народа, и «Вновь о Рахманинове» (Rachmaninoff Revisited), где о наследии великого русского композитора и пианиста говорят известные музыканты. На закрытии будет показан фильм о недавно умершем легендарном художнике эмиграции Сергее Голлербахе.

В программу «Свободный мир» (Free World) вошли остросюжетные фильмы о борьбе за права человека, за идеи гуманизма, социальные очерки и репортажи. Памяти жертв Холокоста посвящена фильмы «Dora» из США и совместная работа Молдавии и России – «Память. По следам Холокоста». Блок политических и социальных фильмов по российской тематике включает новый байопик известного документалиста Елены Якович «Дело Сахарова» и фильм-расследование Родиона Чепеля об убийстве журналиста Владислава Листьева. «Политзек is the New Black» Константина Давыдкина рассказывает о большом уголовном процессе, именуемом «Московским делом», и о растущей солидарности с политзаключенными.

«Зона отселения» (Exclusion Zone) Юлии Рытик – репортаж из сельского района, зараженного радиацией после аварии в Чернобыле. Семен Пинхасов снял репортаж из сегодняшнего Нью-Йорка, название которого «Временно закрыто» (Temporarily Closed) характеризует нынешнее «ковидное» состояние мегаполиса.

Программа «Вечные ценности» (Eternal Values) представит работы, рассказывающие о выдающихся русских деятелях мировой культуры – Дягилеве, Станиславском, Цветаевой, Рахманинове и других, и о таких самобытных явлениях, как, например, старинное грузинское песнопение.

И, наконец, «Свежий взгляд» (Fresh Look) – пилотная программа, составленная из кинолент новых форматов, включая сюжеты блогеров, съемки телефоном и дронами. Фильмы этой программы сделаны как профессионалами, так и любителями.

Одним из магнитов социальной программы, несомненно, станет получасовой фильм «Будьте здоровы!» (Bless You), который его режиссер Татьяна Чистова сняла в самом начале пандемии в Петербурге. В первую же неделю, когда там был установлен круглосуточный карантин для пожилых горожан, была создана муниципальная «горячая линия» для нуждающихся в помощи. Многие оказались фактически заперты в своих квартирах – без еды, лекарств и помощи. В фильме «Будьте здоровы!» зритель услышит десятки телефонных разговоров по этой линии. Люди задают самые разные, порой неожиданные вопросы.

Татьяна Чистова. Courtesy photo
Татьяна Чистова. Courtesy photo

Татьяна Чистова окончила магистратуру филологического факультета Петербургского университета. В качестве второго режиссера работала на «Ленфильме», на картинах таких режиссеров, как Александр Сокуров, Сергей Бодров и Алексей Балабанов. Училась в мастерской режиссуры игрового и документального кино Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве. Автор картин «Мы поженимся, в крайнем случае, созвонимся», «Фрау, фрау, где дорога в Пиллау?», «Разные речи», «Убеждения», «Наталья Васильева. Художник кино».

Соавтором Татьяны Чистовой стал польский продюсер Мачек Хамела (Maciek Hamela). В 2004 году он получил степень магистра по литературе в Сорбонне. Окончил киношколу EICAR в Париже. Работал репортером и режиссером на французском телевидении. Вернувшись в Польшу, основал производственную компанию Impakt Film.

Мачек Хамела. Courtesy photo
Мачек Хамела. Courtesy photo

С Татьяной Чистовой по сервису Zoom побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Татьяна, вы родились в Петербурге?

Татьяна Чистова: Да. Четвертое поколение петербуржцев, насколько я знаю. Может, и больше. Мы снимали большую часть фильма недалеко от моего дома. Район Петербурга исторический, называется Коломна, к одноименному городу Московской области не имеет никакого отношения. Помните Пушкина, «Домик в Коломне»? Место красивое, странное, абсолютно петербургское. Самый центр города.

О.С.: А кто подал идею фильма? Вы или ваш польский коллега?

Т.Ч.: Эту историю предложил Мачек. Если бы были открыты границы, он ее бы и снял. Мы с ним сделали предыдущую документальную картину «Убеждения» о молодых парнях, которые отказываются идти в армию. Парни пытаются убедить призывную комиссию, чтобы их направили на альтернативную гражданскую службу. Это комедия и, как и новый фильм, - рассказ о взаимоотношениях человека с государством. Только здесь - в трагических обстоятельствах, а там – в трагикомических.

«Будьте здоровы!». Courtesy photo
«Будьте здоровы!». Courtesy photo

О.С.: Как вы нашли службу экстренной помощи?\. Она не одна в городе существует?

Т.Ч.: Нет, не одна. Это как у журналиста-расследователя спросить его источники.

О.С.: Я просто хочу понять, что это за служба? Какого уровня? Какого масштаба?

Т.Ч.: Рядовая. Ничего экстраординарного.

О.С.: Насколько мне известно, такие телефонные службы могут преследовать две цели. Помощь конкретной полезной информацией – адреса, телефоны, имена и т.д. И психологическая помощь звонящему, например, горячие линии предотвращения суицида. В той линии, которую мы слышим в вашем фильме, эти две цели как бы слились воедино.

Т.Ч.: В этой службе на звонки отвечают диспетчеры. Они должны выслушать проблему звонящего и перенаправить его туда, где эту проблему могут решить. Уникальность истории заключается в том, что на звонки отвечают живые люди, не роботы. Решить проблемы сами они не могут, они могут только сориентировать звонящего. И тем самым они оказывают ценную терапевтическую помощь. По крайней мере на время разговора человек не чувствует себя одиноким. Он может кому-то пожаловаться, проплакаться.

«Будьте здоровы!». Courtesy photo
«Будьте здоровы!». Courtesy photo

О.С.: Почему в этой службе работают одни женщины?

Т.Ч.: Так сложилось, что в службах социальной помощи, бюджетных организациях, детских садиках работают женщины. Зарплаты там небольшие.

О.С.: Сколько звонков вы прослушали, сколько использовали?

Т.Ч.: Во-первых, это все звонки одного дня. Один день, первая неделя карантина, четверг. Мы получили специальное разрешение. Можно было, наверное, снимать и больше, что Мачек, наверное, и сделал бы. Но я больше не могла заставить себя находиться в этом пространстве. Не могла – и все.

О.С.: С точки зрения этики нормально записывать чужие звонки? Этот вопрос возникал?

Т.Ч.: Да, возникал. Мы изменили все голоса. И все звонившие предупреждаются о записи разговора до его начала.

О.С.: По какому принципу вы отбирали звонки? Полагаю, их было гораздо больше, чем вошло в фильм.

Т.Ч.: Изначально я решила не брать людей с ментальными проблемами. В отношение всех остальных принцип был простой. Могу ли я поставить себя на место звонящего, могу ли себя с ним идентифицировать? Если да, то я включала его в фильм.

О.С.: Вы записывали звонки самого начала пандемии. Если бы вы делали фильм сейчас, изменились бы вопросы и ответы на них?

Т.Ч.: Конечно. Население за это время научилось справляться самостоятельно. Локдаун показал, что запретительные меры продержатся недолго. Многие наши герои, люди пенсионного возраста, и до пандемии жили плоховато, а уж во время локдауна и совсем плохо. Но люди как-то приспособились к новым трудностям и ограничениям.

О.С.: Жить стало лучше?

Т.Ч.: Конечно! Тем, кто выжил. Пенсионерам всем сейчас выдали по 10 тысяч рублей добавки к пенсии. Непонятно только, почему при этом силовикам выплатили по 15 тысяч.

О.С.: Телефонные разговоры картинку не создают. Вам нужно было ее найти для фильма. Вы решили показать пустой город. Много кадров с птицами. Есть даже кадр-метафора: торопливо бегущие на камеру голуби напоминают толпу испуганных людей.

Т.Ч.: Петербург – город, много раз горевший. Он сохранял себя с помощью глухих брандмауэрных стен, такой вот проверенный способ противопожарной изоляции. И вот в этих слепых стенах люди пробивают окна. Разве это не пример человеческой изоляции и выхода из нее, что органично той ситуации, в которой мы находимся.

О.С.:. Не может не шокировать концовка фильма. Люди высыпали на улицу в честь праздника Дня Победы. Они слушают выстрелы из пушки, поют, веселятся, танцуют, обнимаются. И это в разгар ковида! А еще я обратил внимание на то, что обороняясь от вопросов, ответы на которые порой невозможны, диспетчеры часто говорят: «Что вы от нас хотите? Мы же в том же положении, что и вы». Такой вот обезоруживающий прием.

Т.Ч.: Это не прием, а абсолютнейшая правда. Звонящий и принимающий звонок равны, между ними нет дистанции. При этом терапевтическая функция телефонного разговора велика. И то, что считывают русские люди и совершенно не считывают иностранцы, - неожиданная поэтичность звонков. «Мне есть-то нечего, что же, сосать лапу белого медведя?». «Весь отпуск коту под хвост».

О.С.: При всей поэтичности звонки свидетельствуют: огромное количество людей мучается, страдает. И эти звонки самые грустные, щемящие, трагические.

«Будьте здоровы!». Courtesy photo
«Будьте здоровы!». Courtesy photo

Т.Ч.: Да, очень грустно. Сын хочет сдать маму-блокадницу в дом престарелых и говорит при этом в такой последовательности: «Кормили, ухаживали и беседовали». Совершенно понятно, что кормить и ухаживать он готов и дальше, а вот беседовать в условиях совместного проживания в изоляции стало невыносимо. Еще звонок: муж после приступа три дня лежит на полу, потому что жена не в силах его поднять. Я вот думаю: все ли поймет в фильме американский зритель? Вот старик говорит: «Жить-то осталось три понедельника». У него онкология, он ездит на процедуры. Раньше он оплачивал дорогу пенсионной карточкой, а во время локдауна карточки заблокировали. У него элементарно нет денег, чтобы добраться в больницу на процедуры. Увы, это вряд ли будет понятно за рубежом.

О.С.: Мне запомнилась фраза другой звонящей: «Сижу без связи, молока и хлеба, денег осталось 7 рублей».

Т.Ч.: А в конце разговора она говорит диспетчеру: «Спасибо! Будьте здоровы!». И после паузы: «И мы тоже».

О.С.: Какова фестивальная и прокатная судьба фильма?

Т.Ч.: Мировая премьера прошла на документальном кинофестивале в Лейпциге. Его показывали в Польше, Чехии, Латвии, Бразилии. Мы получили приз на фестивале в Каннах. Фильм показывался в Петербурге на фестивале «Послание к человеку», в Москве на фестивале Docker, в Перми, Калуге, Самаре.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG