Линки доступности

Арвидас Анушаускас: «Российские политики прекрасно понимают, что агрессия со стороны НАТО исключена»


Арвидас Анушаускас

Министр обороны Литвы в интервью Русской службе «Голоса Америки» рассказал об отличии российско-белорусские манёвров от учений Североатлантического альянса

Арвидас Анушаускас (Arvydas Anušauskas) вступил в должность министра обороны Литовской Республики 7 декабря 2020 года. До этого он трижды избирался в Сейм Литвы как член партии Союз Отечества — Литовские христианские демократы.

Имеет степень доктора гуманитарных наук, которую получил в Каунасском университете Витаутаса Великого. Как учёный специализируется на истории спецслужб в межвоенный период, изучении действий КГБ СССР в Литве и сталинских репрессиях. В качестве историка и депутата Сейма неоднократно давал комментарии Русской службе "Голоса Америки".

Анна Плотникова: В середине сентября советник по национальной безопасности США Джейк Салливан беседовал с премьер-министром Литовской Республики Ингридой Шимоните. В ходе этого разговора, в частности, обсуждались вопросы углубления двустороннего сотрудничества в оборонной сфере. На каком уровне сейчас находится взаимодействие Литвы и США в военной области, и что подразумевает собой углубление сотрудничества?

Арвидас Анушаускас: Несмотря на замену Администрации в Соединённых Штатах, сотрудничество между Литвой и США в военной области, я думаю, как было, так и остаётся на высоком уровне. И, кстати, в этом году впервые Литва построила для ротационного батальона Соединённых Штатов военный лагерь. Он существует в полевых условиях, но мы создали все необходимые для военных условия, и для обучения, и для проживания длительное время. И в остальных сферах мы видим, что наше сотрудничество углубляется.

А.П.: Председатель Еврокомиссии Урсула Фон дер Ляйен объявила о предстоящей встрече на высшем уровне, посвящённой созданию европейского оборонного союза. Как вы оцениваете перспективы такого союза и его актуальность?

А.А.: Литва всегда была за увеличение вклада стран Евросоюза в сферу безопасности и обороны. В своё время бывший президент Соединённых Штатов указывал, что европейские страны должны увеличивать свой вклад в финансирование обороны. Мы это поддерживаем и сами увеличили оборонный бюджет. Но европейский оборонный союз не должен дублировать НАТО, а дополнить его. Иначе это может отразиться на нашем стратегическом сотрудничестве с Соединёнными Штатами.

Приведу пример: в своё время европейские страны создали военные группы для использования их в кризисных ситуациях. Страны (участвовавшие в этом проекте) предоставили свои ресурсы, но эти группы за всё время своего существования ни разу не использовались. То есть, если мы вместе с европейскими странами что-то создаём, хорошо бы это использовать при возникновении кризисных ситуаций.

А.П.: С весны 2004 года Литва входит в НАТО. За прошедшие 17 лет литовские военнослужащие принимали участие в ряде совместных миссий Североатлантического альянса. Какие операции, совместные учения и патрулирования, в которых принимали участие литовские солдаты, офицеры и представители генералитета, вы бы выделили прежде всего?

А.А.: Я думаю, в первую очередь нужно вспомнить миссию в Афганистане, поскольку Литва не только активно в ней участвовала, но даже имела свою военную базу в провинции Гор в Чагчаране. И наши специальные подразделения в Афганистане активно сотрудничали с аналогичными группами Соединённых Штатов, и мы видели, что это взаимодействие даёт очень хорошие результаты. Во всяком случае, в этой операции в провинции Гор, которая, если мне не изменяет память, длилась до 2013 года, мы не только показали себя, но и смогли углубить сотрудничество с нашими партнёрами по НАТО, особенно – с США, Италией и Германией.

А.П.: На территории Литовской Республики дислоцирован батальон НАТО, сформированный на ротационной основе. Является ли, по вашему мнению, наличие этого батальона достаточной сдерживающей силой для предотвращения возможной агрессии со стороны стран, не входящих в Североатлантический Альянс?

А.А.: Страны НАТО придерживаются политики, что эта организация является оборонным союзом, который никому не угрожает. Один батальон на ротационной основе создан в Литве пять лет назад. Но в то же время, мы видим – какие подразделения и соединения, например, есть на территории Калининградской области, и как они развиваются. Для них один батальон – это не противник.

Но для политики сдерживания это – важный фактор. В этом батальоне служат не только немецкие военнослужащие, но и чешские, норвежские. То есть разные страны интегрировали свои военные подразделения в этот батальон. Так что, думаю, пока в Литве нечем заменить этот батальон передового базирования. Он, совместно с батальоном Соединённых Штатов, составляет потенциал сдерживания

А.П.: В первой половине сентября этого года Россия и Беларусь провели совместные масштабные стратегические учения "Запад - 2021". При этом военное руководство обеих стран официально заявляло, что учения носят исключительно оборонительный характер. Однако в странах НАТО, особенно тех, что находятся в непосредственной близости от России и Беларуси – другое мнение. В чём опасность учений, подобных "Западу - 2021" для Литвы?

А.А.: Не только для Литовской Республики, но и для всего региона. Я думаю, что когда проводятся подобные учения, всегда растёт напряжённость. И, кстати, в этом году учения совпали с миграционным кризисом, который мы называем гибридной атакой со стороны режима Лукашенко. И это совпадение тоже нагнетало напряжённость. Я думаю, что когда на основе международных соглашений декларируется участие не более двенадцати-тринадцати тысяч военнослужащих, но потом объявляется, что в России (в учениях) участвовало двести тысяч человек – как мы можем это воспринимать, кроме как взвинчивание агрессивности?

И, конечно, учения "Запад", которые проходят раз в четыре года, всегда вносят в регион напряжённость, и мы смотрим, какие новые подразделения появились, какие новые вооружения были использованы, но и были оставлены, что и произошло в этом году. И в сценарии учений "Запад" перекраиваются государственные границы, а ведь обычно так не делается. А по этому сценарию Литва и Польша остались без части своих территорий. Конечно, наблюдая за этими учениями, мы понимаем, что противоположная стороны хочет нагнетать напряжённость и “нагнать на нас страху” ...

А.П.: Но вы этому не поддаётесь?

А.А.: Нет, не поддаёмся, мы смотрим на это рационально. Мы видим, что делает сопредельная сторона, видим практически все их действия. Конечно, эти учения будут продолжаться, сколь долго будет проводиться такая довольно агрессивная политика по отношению к соседним странам.

А. П.: Известно, что на территории стран Балтии, и в частности – Литвы, также проходят совместные манёвры стран-членов НАТО. И в российской прессе к этим учениям проявляется повышенный интерес, причём, далеко не дружественный. В публикациях и репортажах приводятся цитаты высокопоставленных российских политиков и военных о том, что такие учения вблизи российских границ несут угрозу безопасности Российской Федерации. Как вы можете прокомментировать подобные высказывания?

А. А.: Я думаю, что и российские политики прекрасно понимают, что агрессия со стороны НАТО исключена. И такие высказывания об угрозе со стороны НАТО я бы объяснял внутри политическими условиями в России. То есть, эти заявления обращены вовнутрь. Мы слышим давно подобную риторику, и она больше действует на российских граждан, нагнетая напряжённость, ведь они не знают, сколько батальонов НАТО находится в Литве, Латвии и Эстонии. По одному батальону – конечно, для России это "очень страшно"!

А. П.: Я думаю, что некоторые даже не знают, сколько военнослужащих в одном батальоне.

А. А.: Да, да. В сводном батальоне – около тысячи человек. Но когда в Крым и на границу с Украиной за очень короткий промежуток времени было переброшено 150 тысяч российских военнослужащих – то это уже более сотни батальонов. А у нас – три во всех балтийских странах. Так что нагнетание такой внутренней напряжённости и страха перед НАТО – это всё “для внутреннего пользования”.

А. П.: Вы уже упомянули миграционный кризис лета этого года, и литовским военным пришлось заниматься непривычным для себя делом – оказывать помощь пограничникам в разгар этого кризиса, инспирированного официальным Минском, когда в течение суток белорусско-литовскую границу пересекали сотни нелегальных мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки. Насколько успешно, по вашей оценке, литовские военнослужащие справились с этой задачей, и какие уроки на будущее извлекло Министерство обороны Литвы?

А. А.: В Литве сейчас две экстремальные ситуации – из-за коронавируса и из-за наплыва нелегальных мигрантов, то есть, из-за гибридной атаки со стороны Лукашенко.

А наши военные предоставляли помощь и когда нужно было организовать массовое вакцинирование населения, они развозили по всей стране медицинские принадлежности для прививок. Это было весной. Потом такая надобность уже отпала, но когда в июне началась эта гибридная атака со стороны режима Лукашенко, тогда до тысячи двухсот наших военных были задействованы, и они не только помогали охранять границу пограничникам, но и ставили палатки, охраняли временные места содержания нелегальных мигрантов. Потом военные начали строить инженерные заграждения с применением колючей проволоки, и они до сих пор стоят на границе с Беларусью.

И я думаю, что эта экстремальная ситуация помогла и военным, и другим институциям, например, – пограничной службе, создать систему взаимодействия. До этого мы только говорили, создавали разные планы, а теперь мы видим, что эта система востребована, а те планы, которые писались заранее, были не совсем адекватны той ситуации, которая создалась.

А. П.: Вы преуменьшали опасность?

А. А.: Конечно. Никто не мог предвидеть, что соседнее государство само активно включится в организацию потока нелегальных мигрантов. Если бы это был естественный поток, он не был бы такой величины. Потому что нелегальная миграция на границе Беларуси и Литвы всегда была. Но самый большой миграционный поток был в 2015 - 2016 годах, когда за год границу нелегальной пересекали пятьсот - шестьсот человек за год. А тут – до трёхсот сто человек и больше за день.

А.П.: Несколько лет назад была сформирована литовско-польско-украинская бригада численностью 4 500 военнослужащих. Сводная бригада предназначена для участия в международных миротворческих и гуманитарных операциях (в том числе, в тех, что проводятся под эгидой ООН, ЕС и НАТО). В настоящее время бригада дислоцирована близ Люблина в Польше, а командование осуществляет украинский полковник Дмитрий Братишко. Как вы оцениваете эффективность этой бригады в целом, и что можете сказать боеспособности украинских военнослужащих, с учётом того, что Украина стремится стать членом НАТО?

А. А.: Должен сказать, что это не совсем так, 4 500 военнослужащих – это только на бумаге. Бригада создана, чтобы обучать украинских военнослужащих – офицеров и рядовых – на основе западных стандартов, чтобы они перенимали принятые в НАТО принципы обучения. Каждая страна в плане указала, что если эта бригада физически встретится в одном месте, какие подразделения она может приписать к ней.

И эти части находятся в Украине, в Литве, в Польше, а в самом Люблине – только штаб, куда каждая из стран делегирует своих офицеров. Они там взаимодействуют, обучаются. Я думаю, что украинские военные на практике уже показали свою боеспособность, во всяком случае мы знаем, что в Восточной Украине до сих пор происходят военные действия, и Украина теряет своих военных, к сожалению. Но помощь союзников для Украины, я думаю, важна в том плане, чтобы украинские военные переняли принципы НАТО, особенно – в сфере управления подразделениями, и даже в воспитании военнослужащих. И Литва всегда была сторонником того, что Украина раньше или позже – как и Грузия, или Сакартвело – должна стать членом НАТО и Европейского Союза. Конечно, путь к этому не слишком короткий, но, думаю, в конце концов это произойдёт.

А. П.: На следующий вопрос меня навели ваши публикации в социальных сетях, в частности – в Facebook. Я довольно давно внимательно слежу за всем, что происходит в вашей стране, и, по-моему, вы – первый министр обороны, который столь активно пользуется социальными сетями и рассказывает обо всём, что видит и где бывает. В частности, недавно вы прыгнули с парашютом. На ваш взгляд, насколько важна эта открытость не только для гражданских пользователей соцсетей, но и для ваших подчинённых?

А. А.: Ну, я публикую не только свои снимки с парашютом (смеётся). Моя военная специальность – водитель-механик, и мне проходилось водить и бронетранспортёры, и боевые машины пехоты, и даже стрелять из них, попадая в цель. И я не первый министр обороны, который прыгал с парашютом, но важно то, что мы наполовину военное министерство, наполовину – гражданское, а министры – всегда гражданские люди. Но мы должны показать, что мы – вместе с военными. И мы не только даём указания, но можем и стрелять, и прыгать с парашютом, и есть армейскую кашу и делать всю остальную армейскую работу. Потому что, если, например, сравнивать нас с министрами обороны Беларуси или России, можно увидеть разницу. Во-первых, мы носим костюмы, а не униформу с множеством медалей...

А. П.: Я вижу у вас на лацкане значок с флагом Литовской Республики...

А. А.: Да. Мы – гражданские. И я думаю, в демократических странах важно подчеркнуть, что управление военными делами находится в руках гражданских политиков.

А. П.: И последний вопрос: это интервью будет читать русскоязычная аудитория по всеми миру, включая Россию. Что вы хотели бы им сказать?

А. А.: Я много лет отдал изучению истории, в том числе – российской. И я считаю, что российскому обществу нужно перестать бояться, и видеть вещи именно такими, какими они являются на самом деле.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG