Линки доступности

Итоги года в Беларуси – беспрецедентный кризис


Мигранты на белорусско-польской границе в районе Гродно. 8 ноября 2021

2021-й уйдет в историю Беларуси как год ужесточения репрессий против гражданского общества и усиления международной изоляции и санкций против Лукашенко и его режима

В течение всего уходящего года Беларусь оставалась в центре внимания не только её ближайших соседей, но и большинства стран евроатлантического сообщества.

Поводов для этого режим Лукашенко дал немало: жесткие репрессии против гражданского общества, пиратский захват самолёта Ryanair и захват в заложники одного из основателей Телеграм-канала NEXTA Романа Протасевича, циничная переброска многотысячного потока нелегальных мигрантов из Ближнего Востока и Африки, которым официальный Минск посулил беспроблемное пересечение границ со странами ЕС. В результате возник инспирированный Александром Лукашенко острый миграционный кризис на границах Беларуси с Литвой, Латвией и Польшей. Наконец, гибель руководителя «Белорусского дома» в Украине Виталия Шишова, причём есть веские основания полагать, что за этой трагедией стоят белорусские спецслужбы.

Все эти действия не остались без ответа со стороны Евросоюза, США и ряда других западных стран – против самого Лукашенко и его окружения были введены персональные санкции, а на ряд важнейших белорусских предприятий и целых отраслей национальной экономики были наложены санкции секторальные.

Но надежды значительной части белорусского общества на быстрое падение режима Лукашенко, удерживающего власть уже 27 лет, не оправдались. И в значительной мере – из-за мощной финансовой поддержки Кремля, который воспользовался событиями последних полутора лет, и оживил процесс «углублённой интеграции» в рамках так называемого «Союзного государства». Что, в свою очередь, дало повод для опасений по поводу возможной аннексии Беларуси Россией, или, во всяком случае – дальнейшего превращения «младшего партнёра» в рамках «союзного государства» в послушного вассала «партнёра старшего» при сохранении неких формальных атрибутов суверенитета.

Подвести итоги 2021 года корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила независимых белорусских экспертов.

«Как показал этот год, по тупиковому пути можно идти достаточно продолжительное время»

Аналитик и консультант Белорусского института стратегических исследований (Belarusian Institute for Strategic Studies) Вадим Можейко считает, что на примере Беларуси уходящий год показал, что в политический тупик страна может входить достаточно долго. «Всё, что мы видели в этом году – это продолжение революции руками самого режима. В 2021 году не было каких-либо массовых протестов на улицах, акции стали локальными, и это связано с беспрецедентными даже для режима Лукашенко репрессиями, когда власть пытается выжигать всё живое, где оно только может быть», – отмечает белорусский эксперт.

Гонениям, как отмечает собеседник «Голоса Америки» подвергаются даже подписчики независимых Телеграм-каналов. «В России пока к этому даже близко не подошли – там только присваивают звание "иноагента", и, может быть, наказывают за чтение материалов "иноагента". Так что России есть, куда двигаться», – с горьким сарказмом констатирует он.

Возвращаясь к политической ситуации в Беларуси, Вадим Можейко подчёркивает, что выбранный Лукашенко и его ближайшим окружением путь является тупиковым, поскольку для выживания в данных условиях большинству населения республики приходится вести себя осторожно, а сама система настроена на выдавливание всех несогласных – одни лишаются работы, другие попадают под арест, третьи вынуждены эмигрировать. В результате система не интегрирует большинство, а наоборот – замыкается в пределах абсолютно лояльного и подконтрольного сегмента населения. «Но, как показал 2021 год, даже по такому тупиковому пути можно идти достаточно продолжительное время», – считает политолог.

На перспективу объединения всех недовольных режимом Лукашенко Вадим Можейко смотрит без особого оптимизма. «Я думаю, что в электоральном смысле это произошло ещё в 2020 году, когда выяснилось, что большинство белорусов против режима Лукашенко, и на выборах это было зафиксировано. И этот статус не то чтобы изменился, но вопрос в том, что на данный момент большинство не находит видимых инструментов обозначения себя, потому что невозможно провести какую-либо акцию, в том числе – не политическую. В результате население не знает, как оно может себя проявить», – констатирует белорусский политолог.

Что же касается непосредственно политической оппозиции, то, по словам Вадима Можейко, 2020 год продемонстрировал, что политическое объединение происходит тогда, когда в этом есть насущная необходимость. И в период предвыборной кампании союз между собой заключили сторонники Сергея Тихановского, живущие, в основном, в небольших городках, и успешные предприниматели, готовые голосовать за Виктора Бабарико.

«Сейчас не очень понятно, про какое объединение можно говорить, – продолжает Можейко. – Все всякого сомнения есть фигура Светланы Тихановской, которая остаётся символическим лидером (оппозиции). Безусловно, есть другие политики, которые тоже заявляют о себе, предлагают свои планы и схемы действий, но за редким исключением, фактически, никто из них не пытается оспорить лидерство Тихановской. Все работают по своим направлениям, исходя из собственной специфики и опыта, и это мне кажется нормальным. Если мы говорим о серьёзных политических силах», – уточняет аналитик и консультант независимого центра стратегических исследований.

«Какой-то эффект от санкций можно будет ощутить в следующем году»

Белорусский экономический обозреватель Сергей Яковлев начал с того, что, согласно официальным данным, в стране отмечен экономический рост в 2%, и что дела, в целом, идут хорошо. «Я бы сказал, что, экономического коллапса, который многий предрекали в конце прошлого года, не произошло. Дело в том, что мировая экономика оправилась от пандемии и стала расти. Белорусский экспорт тоже стал увеличиваться благодаря росту цен. И это помогло Беларуси получить хороший валютный доход», – констатировал он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Вторым ключевым моментом, по мнению эксперта, стала финансовая поддержка России, которая выделила $1 млрд на рефинансирование долгов и, несмотря на санкции, наложенные на Новополоцкий нефтеперерабатывающий завод, не прекратила поставки нефти в Беларусь. «Ну, и наконец, Беларусь переживает уже не первый экономический кризис, и мы уже начали немного адаптироваться, а власти научились на них реагировать. А если взять обменный курс белорусского рубля, то здесь обвала тоже не случилось, и весь 2021 год он был на достаточно стабильном уровне без резких колебаний», – продолжил Сергей Яковлев.

Вместе с тем, темпы инфляции, как свидетельствует собеседник «Голоса Америки», были «высоковаты». «Она (инфляция) продолжала расти, и по официальным данным, вышла за 10%. Власти пытались её удерживать, регулировать цены и не давать им расти, но в декабре этого года сократили в 2 раза перечень социально значимых товаров, цены на которые удерживались под давлением производителей, которые жаловались, что терпят убытки», – заметил он.

Что же касается экономических санкций, наложенных странами Запада на режим Лукашенко, то, по мнению Яковлева, большого влияния на макроэкономическую ситуацию в Беларуси, они пока не оказали. «Это было предсказуемо, потому что в 2021 году ещё не все санкции вступили в силу. Где-то были отложенные контракты, где-то были объявлены намерения. Поэтому все и думают, что какой-то эффект можно будет ощутить в самом конце этого года и в 2022 году. Белорусские власти озвучивали какие-то потери от санкций, но они были в пределах сотен миллионов долларов. Западные компании прекратили поставки оборудования, Европейский банк реконструкции и развития – один из ключевых кредиторов, привлекавший в страну инвесторов отказался от сотрудничества с Беларусью, западный рынок финансирования отрезан от Беларуси. Таковы, на мой взгляд, ключевые моменты, связанные с западными санкциями», – подытоживает Сергей Яковлев.

«Как у Джорджа Оруэлла – медиа вынуждены подчищать свои страницы на много лет назад»

В уходящем году в Беларуси усилилось давление на неподконтрольные режиму Лукашенко СМИ. Последним по времени фактом стало признание «Радио Свобода» экстремистским формированием.

В конце октября на территории Беларуси был заблокирован сайт немецкой медиакомпании Deutsche Welle.

О том, чем был отмечен 2021 год для белорусских журналистов и для аудитории независимых СМИ корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» рассказал председатель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрей Бастунец. По его мнению, уходящий год стал самым худшим за всю тридцатилетнюю историю независимой Беларуси. «Власти объявили гражданское общество страны и независимые медиа “опухолью, которую нужно вырезать”, что, собственно, и начало осуществляться», – констатирует председатель БАЖ.

И продолжает: «Сейчас в тюрьмах сидят 32 наших коллеги, многие из них – мои очень хорошие знакомые и друзья. Контент огромного количества медиаресурсов называют “экстремистской продукцией”. Более того – несколько ключевых ресурсов, таких, как информационное агентство БелаПАН, польский телеканал Belsat и ряд других назван “экстремистскими формированиями”. Это ещё более высокая степень угрозы для тех, кто их читает. Как у Джорджа Оруэлла – медиа вынуждены блокировать материалы, которые признаны экстремистскими и подчищать свои страницы на много лет назад, чтобы вымарать упоминания об “экстремистских формированиях”. И это меняет всю информационную повестку дня задним числом».

На днях пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт объявила, что его новогоднее обращение «будет со взглядом вперёд, со взглядом в будущее». И «оно будет, безусловно, объединяющим».

Учитывая такой «позитивный посыл», чего следует ожидать в этом будущем белорусским журналистам неправительственных СМИ? С таким вопросом корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратилась к председателю Белорусской ассоциации журналистов.

«Обращение может быть каким угодно, я больше верю тем словам, которые он (Лукашенко) как глава государства, и которые потом повторяют представители силовых структур. А именно, что “идёт зачистка”. Они не стесняются этого слова, тем более что за ним следует соответствующее действие. Например, порядка ста пятидесяти обысков было в этом году только у сотрудников медиа, и я сам проходил через это. А сколько представителей гражданского общества испытали их на себе, я не могу сказать. Было закрыто примерно триста организаций гражданского общества, так что о каком “объединении” может идти речь? Могу горько пошутить, что объединиться могут лишь тёмные силы, которые в стране, безусловно, присутствуют – силовики, “ябатьки”, как они сами себя называют.

Замечу, что в понедельник был вынесен на так называемое “всенародное обсуждение” так называемый “проект изменений в Конституцию”. И я думаю, что слова Эйсмонт о “взгляде в будущее” и “объединении всего народа” связаны именно с этим. И подразумевают, что во второй половине февраля планируется референдум по принятию этих изменений в Конституцию. Но мы прекрасно знаем, как в Беларуси проводятся электоральные кампании и референдумы. Верить, в то, что будет какое-то принципиальное изменение ситуации, конечно, очень хотелось бы. Но пока не верится», – печально подытоживает Андрей Бастунец.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG