Линки доступности

Американские политологи: США должны проявлять твердость в отношении Кремля


Президент Украины Владимир Зеленский в ходе поездкив Донбасс 8 апреля 2021 г.

Приглашенные в США украинские эксперты обсуждают опасность новой агрессии России

Во влиятельном вашингтонском политологическом институте «Атлантический совет» (Atlantic Council) 14 апреля прошла онлайн-конференция под названием «Опасная военная эскалация России в отношении Украины». На нее был приглашен целый ряд экспертов и бывших политиков, которые обсудили такие вопросы, как концентрация российских военных сил на границе с Украиной, в донбасском регионе и запущенная Кремлем параллельно в СМИ кампания дезинформации, включая сообщения о том, что украинские силы ведут артиллерийский обстрел гражданских объектов в Донбассе. Участники форума попытались разобраться: являются ли действия России продолжением стратегии, результатом которой стала аннексия Крыма в 2014 году, и каковы могут быть последствия этой эскалации?

Прежде всего, участникам был задан вопрос: чего добивается Кремль, наращивая военную силу у восточных границ Украины?

«Существование демократической и успешной Украины представляет собой большую угрозу для кремлевского режима, потому что оно идет вразрез с основным посылом российской пропаганды, которая старается объяснить россиянам, что демократия, как таковая, нежизнеспособна, особенно на постсоветском пространстве, – пояснил один из гостей форума Алексей Гончарук, бывший премьер-министр Украины. – Вот почему для Путина важно, чтобы построение демократии в Украине оказалось неудачным. Многие эксперты в США, Украине и России, с которыми я разговаривал, полагают, что пример Украины играет ключевую роль в построении демократии в России. Путин и его кремлевское окружение это тоже понимают и всеми силами пытаются разрушить демократический выбор народа Украины и ее перспективы как успешной страны в политическом и экономическом смысле».

«Случилось то, что, как только [к власти в Украине] пришли новый президент и новое правительство, Кремль захотел установить контроль над украинской политикой, особенно в таких вопросах, как присоединение к НАТО и европейская интеграция, – ответил еще один приглашенный эксперт Андрей Загороднюк, бывший министр обороны Украины, а ныне глава украинского Центра оборонных стратегий, – И то, что сейчас происходит, служит доказательством, что эти попытки не увенчались успехом, и Кремль пытается использовать Минские соглашения, только чтобы извлечь собственную выгоду, независимо от того, воцарится мир на востоке Украины или нет».

«Конечно же, Владимир Путин устраивает таким образом проверку, – добавляет Эвелин Фаркас (Evelyn Farkas), политолог и экс-заместитель помощника министра обороны США по России, Украине и Евразии, – Путин испытывает и президента США Джо Байдена, включая прочность его союзнических связей с западными и прочими партнерами из числа демократических стран; и президента Украины Владимира Зеленского; и сам народ России, потому что у Владимира Путина имеется потребность отвлечь внимание российских граждан от стагнации в экономике России и от промахов его правительства в ликвидации COVID-19. Параллельно Путину приходится иметь дело и с возросшим за последние годы оппозиционным движением, и с тем вниманием, которое привлекает к себе Алексей Навальный... Так что есть множество причин для того, чтобы Владимир Путин поступал сейчас так, как он поступает. Но, повторю, прежде всего – это проверка [реакции] президента Байдена и других лидеров Запада».

В этой связи перед странами Запада вполне логично встает вопрос о том, какова должна быть их реакция, если власти России вновь, как в 2014 году, решатся на агрессию? Следует ли Западу ограничиться санкциями, которые часть политиков и экспертов считает неэффективными, или необходимо принять какие-то дополнительные меры?

«Я помню, когда советник президента Трампа по национальной безопасности прошлым летом заявлял, что Белый дом может лишь ужесточить уже введенные против Кремля санкции, и это все, что он может сделать. Такое заявление – полный нонсенс. Или он солгал, или недостаточно вникал в этот вопрос, – отметил в ходе обсуждения Дэниел Фрид (Daniel Fried), эксперт «Атлантического совета», а в прошлом – координатор санкционной политики в администрациях Обамы и Трампа, – Наша санкционная стратегия была разработана еще в 2014 году, и в ней предусмотрено достаточно вариантов: мы можем ограничить финансирование будущих инвестиций России в энергетику; мы можем сузить рамки [международной] деятельности российских государственных банков, и я писал об этом в своих докладах. Факт заключается в том, что у нас достаточно рычагов воздействия».

«Нам не следует думать, что в планах Путина – исключительно только военное вторжение [в Донбасс и Украину], и нам следует быть готовыми не только к этому, – продолжил Дэниел Фрид. – Путин может предпринять и что-нибудь другое: например, разместить в Донбассе российских т. н «миротворцев», одновременно признав легитимность отколовшихся от Украины донбасских режимов. И Соединенные Штаты должны оценить вариант своих действий в координации и при содействии европейских союзников, чтобы мы не спорили впустую, когда настанет время, а могли договориться в случае, если Путин на это пойдет. И важно то, чтобы Путин тоже знал о том, что у нас заготовлены различные варианты действий. Существуют эффективные способы, которые позволяют донести это до него не громкими и угрожающими официальными заявлениями, а в скрытой форме».

«Конечно же, мы должны быть готовы к любому развитию событий, чтобы не оказаться застигнутыми врасплох, – продолжает Андрей Загороднюк. – Решится ли Кремль [на эскалацию] – будет зависеть и от нашей готовности ответить [на нее]. Естественно, в Кремле тоже взвешивают все за и против, и, на данном этапе, мы должны создать для России как можно больше стимулов, чтобы не делать этого. Конечно, они могут начать операцию, вторгнуться на территорию Украины – вооруженных сил для этого у них достаточно – но завершить операцию успешно им не удастся, чего бы они ни пытались добиться. Украинские вооруженные силы сейчас гораздо мощнее, чем в 2014 году, их сопротивление будет значительным... Такой конфликт не сможет закончиться ни быстро, ни позитивно. И, если в Кремле способны рассуждать разумно, они на это не пойдут. Но совсем необязательно, что они рассуждают разумно. В этом случае мы должны быть готовы к любому сценарию».

Далее дискуссия перешла на действия администрации США в этой ситуации, в плане того, какой должна быть реакция Белого дома на возможную эскалацию и должна ли она отличаться от того, как Вашингтон повел себя в 2014 году после аннексии Крыма?

«В 2014 году Соединенные Штаты не предвосхищали события, а лишь реагировали на то, что уже произошло, – отметила Эвелин Фаркас. – Но [аннексия Крыма] случилась, потому что никто не мог ожидать прямого вторжения и внезапного захвата крымской территории, который стал первым, со Второй мировой войны, перекраиванием европейских границ с применением военной силы. Я думаю, что президент Байден отлично понимает важность проведения политики сдерживания, которая помогает и дипломатии, повышая шансы на то, что Путин пойдет на попятную, если мы проявим твердость и будем подкреплять слова делом. Мы многое можем сделать вместо того, чтобы вовлекать себя непосредственно в конфликт. Важность [данного кризиса] заключается и в том, что такие страны, как Китай, внимательно следят за происходящим, за тем, как Запад относится к изменению государственных границ, нарушению международных норм и требований ООН. Если мировое сообщество ничего не предпримет в отношении Донбасса, то и ситуация в Юго-Восточной Азии может стать намного более взрывоопасной».

После этого темой обсуждения закономерно стал вопрос о способах деэскалации конфликта, если таковые сейчас имеются, и о том, какой должна быть роль украинского президента Владимир Зеленского.

«Президент Украины Зеленский – это политик, который не пойдет ни на какие торги или уступки [Кремлю], даже под давлением, если они мешают национальным интересам Украины, и украинский народ к этому тоже очень чувствителен, – подчеркивает Андрей Загороднюк. – Поэтому мне кажется, что Путин не дождется от Украины каких-либо значительных уступок. А значит, Путину придется искать способы выйти из кризиса, не потеряв лицо, в первую очередь, перед своей внутренней российской аудиторией. И, к сожалению, он может пойти на провокации, как в Донбассе, так и в Черном море. Наверное, к концу мая мы уже увидем определенное развитие ситуации».

«Речь здесь идет не только о судьбе Украины и Владимира Зеленского, речь идет о будущем демократии, – поясняет Алексей Гончарук. – Россия осуществляет агрессию не просто против Украины, а против демократических устоев. Это – одна из страниц истории борьбы за демократию в современном мире, один из фрагментов более масштабной мировой картины. Поэтому я считаю, что для всех мировых лидеров: господина Зеленского, господина Байдена, их европейских коллег, нынешняя ситуация – это шанс продемонстрировать, что демократия – это реальная вещь, за которую надо сообща бороться».

«Ни для кого не секрет, что население оккупированного Донбасса бесконечно устало от всей этой ситуации, устало от политических игр, – подытожил Андрей Загороднюк. – Всё, чего хотят эти люди – это жить нормальной жизнью. Они крайне напуганы, они не чувствуют себя в безопасности, многие живут за чертой бедности. Там царит беззаконие, по-прежнему действуют тайные камеры пыток, о чем теперь широко известно, потому что были изданы книги, которые скоро выйдут и на английском, и можете мне поверить, читать эти книги на ночь перед сном не рекомендуется. Так что жители Донбасса хотят, чтобы война закончилась. У них больше нет фантазий и иллюзий насчет того, что русские придут и обеспечат им райскую жизнь. Часть из них покинула регион, но у многих других такой возможности не было. То, что там происходит – это настоящая гуманитарная катастрофа, а в дополнение к ней еще и экологическая катастрофа».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG