Линки доступности

Возможно ли победить «русского медведя»?


Участники форума в литовском Тракае обсуждали эффективность экономических санкций и поддержку российского гражданского общества

Второй день Восьмого Вильнюсского форума по России начался с попыток представить, каким может быть послевоенное будущее страны в социальном, экономическом и политическом плане.

Выступающие отмечали, что развязанная Россией война против Украины проявила самые характерные черты и власти, и общества. На четвёртом месяце полномасштабного вторжения реальность, образовавшаяся после 24 февраля, уже становится нормой, и это не вызывает удивления. Ибо война, по сути, это – естественное продолжение обычной российской истории. Война в России в разных формах никогда не прекращалась, она шла и идёт на улицах, во время автомобильного движения и так далее.

В России главный вопрос – уяснить, кто ты такой в общей иерархии, говорят аналитики. Поэтому там так много силовых решений проблем и идет постоянное выяснение отношений с соседними странами.

«Добровольно люди не пойдут воевать, но они хотят видеть победу»

В России основополагающим явлением в последнее время стало применение силы, о чём постоянно говорит и сам Владимир Путин.

В стране не работает право, как таковое, только право кулака. Цена человеческой жизни очень низкая, а пандемия COVID-19 подготовила российское население к войне. В России нет индивида, есть только население, а общество выстроено по сословиям, чего не было в 90-е годы: это появилось и укрепилось в последние двадцать лет. Власть воспринимается российскими людьми, как своего рода «дающее вымя». Появилась так называемая «раздаточная экономика», и в результате человек просто не мыслит себя вне государства.

Характеризуя доминирующие в российском обществе настроения, выступающие отмечали его деполитизацию, потому что официальные телеканалы содействовали росту конформизма у большинства россиян: «Добровольно люди не пойдут воевать, но они хотят видеть победу. Война воспринимается как данность, и нет готовности поднимать свой голос против войны. Состояние общества сродни анестезии, оно – словно под наркозом. Власть говорила, что развал СССР стал следствием проигрыша в Холодной войне, и это стало питательной почвой для реваншизма. Появилась даже идея превосходства российской "расы" над украинским народом».

Обращаясь к событиям 90-х годов, спикеры напоминали, что тогда различий между Россией и Украиной в политическом и общественном плане не было. А сейчас российское общество затравлено, тогда как в Украине ничего подобного нет. Война вскрыла вещи, которые были неочевидны. И то, что «Украина – не Россия» – это чрезвычайно важная вещь. Между странами, при внешней схожести, есть и глубокие внутренние различия. Свободолюбие и желание украинского народа бороться за свою свободу и независимость проявились во время этой войны: 80% граждан Украины не готовы идти на переговоры, которые могут привести к потери части суверенитета и территорий. Они готовы сопротивляться, насколько хватит сил. Если в 2014 году в Крыму не было сопротивления, потому что ждали команду сверху, то восемь лет спустя в первые же дни после начала российской интервенции ответственность на себя взяли командиры низшего звена ВСУ и представители теробороны.

«Такого рода деглобализации крупной экономики в истории ещё не было»

Среди участников Вильнюсского форума России, согласившихся побеседовать с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», оказался бывший премьер-министр России Михаил Касьянов. На вопрос, как он оценивает эффект от экономических санкций, введённых после 24 февраля, он ответил так: «Я думаю, что основная задача сейчас – это остановить войну. Санкции войну не останавливают, они являются наказанием за эту преступную войну. Безусловно, мы сейчас видим, что война переходит в другую стадию – конкуренции военных и экономических потенциалов. И этой с точки зрения санкции, уже наложенные на Россию, на её руководящие органы, на банковскую и бизнес-систему, конечно, носят разрушительный характер. И с точки зрения долгосрочной войны, конечно, они работают для истощения потенциалов и ослабляют путинский режим».

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов

Вместе с тем, по мнению Касьянова, главный вопрос сейчас не в том, чтобы ослабить российскую экономику, а как помочь Украине, которая защищает свой суверенитет и территориальную целостность. «Я убеждён, что Украина должна победить в этой войне, но для этого её нужно поддержать вооружениями. Конечно, это нужно было делать раньше, но сегодня мы видим, что мир проснулся и понял, что правительство и народ, борющийся за свою свободу, нужно поддерживать, и это делается. Поэтому я рассчитываю, что ситуация будет развиваться в пользу Украины».

Российский политик, соратник Алексея Навального Владимир Милов считает, что экономические санкции, введённые странами Запада, очень сильно влияют на российскую жизнь. Об этом он сказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Владимир Милов
Владимир Милов

«Такого рода деглобализации крупной экономики в истории ещё не было, потому что, всё-таки, Иран или Северная Корея – это экономики, которые не очень сильно интегрированы в мировое пространство. А Россия как раз обеспечивала какое-то относительное благополучие своим гражданам за счёт открытости и вовлечённости в мировое разделение труда. И то, что её сейчас отсоединяют от всех систем, включая финансовую, от всех рынков, технологий, логистики и так далее, нанесёт просто беспрецедентный удар. Мы пока не видим всех его масштабов, потому что есть инерция каких-то существующих контрактов, ещё есть складские запасы, но это будет проявляться очень скоро», – считает российский оппозиционер.

Чтобы понять, насколько серьёзно санкции уже действуют на повседневную жизнь россиян, по мнению Милова, достаточно ввести в поисковую систему на компьютере слово «дефицит» применительно к различным товарам и услугам, чтобы выяснить, что все ключевые индустрии сталкиваются, по его оценке, «с колоссальными проблемами». Речь идёт об остановке производства и проектов, и как следствие – о резком ухудшении качества жизни.

«Например, мы видим сообщения, что очень резко вырос импорт кнопочных телефонов и упала продажа смартфонов, потому что производящие их компании уходят с российского рынка. И как я шучу, хотя это не совсем шутка, "будем переходить на пишущие машинки, как в 80-х".

Или вот данные недавнего опроса: россияне отмечают серьёзное падение качества продуктов в магазинах. То есть, в целом качество жизни будет ухудшаться очень сильно, и это не измеряется цифрами падения ВВП и доходов, это будет связано с тем, что нам придётся возвращаться к жизненным стандартам, от которых мы ушли несколько десятилетий назад, и я думаю, что в обществе это будет встречено негативно», – считает собеседник «Голоса Америки».

Владимир Милов отмечает, что переговоры внутри ЕС об эмбарго на российские углеводороды идут тяжело, но не сомневается, что в конце концов эмбарго будет введено. «И, во-первых, России не удастся в полной мере переориентироваться на азиатские рынки, потому что для этого нужно создавать супердорогостоящую логистику и инфраструктуру, которых нет. А во-вторых, азиатские страны очень прагматичные, они видят в какой мы ситуации и требуют от нас огромных скидок. И это только начало, то есть денег будет меньше, издержки будут выше, прибыли от торговли с Азией не будет. А на рынок Европы с углеводородами мы, видимо, не вернёмся больше никогда. Потому что дальше последует “зелёный” энергопереход, и таким образом России в будущем придётся строить совсем другую экономику, а никаких идей на этот счёт, как я понимаю, у власти нет», – прогнозирует Владимир Милов, который в прошлом занимал пост заместителя министра энергетики РФ.

«Работу надо продолжать ради того, чтобы люди не чувствовали себя одинокими»

Заключительная сессия форума называлась: «Убить медведя: извлеченные уроки, проблемы и возможности для гражданского общества и независимые СМИ в России».

Выступавшие отмечали, что часть журналистов заслуживает персональной поддержки. Европейские структуры должны разработать механизмы принятия решений для поддержки и журналистов, и политических беженцев. При этом очень важно принимать именно персональные решения, не забывая о том, что люди – разные, и к ним должен быть индивидуальный подход.

«СМИ – часть общества, которая выполняет функцию строительства мостов между различными его частями, – говорили спикеры этой сессии. – Мы наблюдаем процесс, как Кремль пытается отрезать неподконтрольные ему СМИ от аудитории, по люди пользуются VPN, зеркалами, и интерес к независимой информации растёт. В некоторых случаях аудитория даже начала увеличиваться после 24 февраля. Люди сами распространяют информацию, и если посмотреть на реакцию Кремля, то видна его неуверенность: власти боятся всех независимых СМИ и прилагают большие усилия, чтобы заблокировать их. Поэтому доступ к VPN для россиян должен быть максимально расширен, и в соцсетях надо давать рекламу независимых СМИ. Потому что люди просто не знают, что имеется в сети».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обратилась к Михаилу Ходорковскому, который поддерживает несколько youtube-каналов, с вопросом, насколько эффективны, с его точки зрения, различные средства массовой информации, находящиеся на Западе, но работающие для российских зрителей, слушателей и читателей?

Он ответил: «Мы видим, что есть некая аудитория, она достаточно большая, во время военных действий она даже выросла. Люди смотрят, люди инвестируют своё время – это значит, что им это нужно. Говорить, что это позволит каким-то образом развернуть общественное мнение, наверно, не приходится. Потому что, всё-таки, общий объём этой аудитории ограничен, и даже те люди, которые внимательно слушают то, что им говорят, это не приводит к практическим действиям, поскольку стоимость этих действий для этих людей крайне велика, а результативность пока ещё под сомнением».

Михаил Ходорковский
Михаил Ходорковский

Но, по мнению Ходорковского, продолжать эту деятельность надо, потому что если те, кто занимает активную антивоенную позицию в стране, и те, кто не рискует обозначить свою позицию, почувствуют себя в одиночестве, уменьшится их активность, а вместе с тем возрастёт их восприимчивость к милитаристской пропаганде государственных российских СМИ. «Поэтому работу надо продолжать хотя бы ради того, чтобы все эти люди не чувствовали себя одинокими. А ведь они не одиноки, их очень много, просто пока они не имеют возможности коммуникации. Коммуникация (между ними) пресекается властью, ведь власть ориентирована именно на то, чтобы “больше двух” не собирались. То есть, действует по принципу “разделяй и властвуй”», – считает Михаил Ходорковский.

Собравшиеся в Тракае также говорили о том, что Европе надо подумать о российской молодежи, о студентах, которые приезжают учиться в университеты различных стран ЕС. Об этом, кстати, упоминали и участники недавней Второй Антивоенной конференции в Вильнюсе, ведь это те горизонтальные связи, которые окажутся крепким каркасом, на котором будет выстраиваться новые отношения между странами, когда в России сменится правящий режим.

В своём заключительном слове министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис сказал: «Когда в 2014 году собрался первый Вильнюсский форум по России, он был посвящен аннексии Крыма. В 2015 году – убийству Бориса Немцова. Сегодня тема гораздо тяжелее: гибнут люди, разрушаются города. Мы должны делать больше. Главное – остановить агрессию России в Украине. Я надеюсь, что мы в следующем году встретимся вновь, и у нас будут новые темы для обсуждения».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG