Линки доступности

Эксперты - об инакомыслии в России: задача властей в том, чтобы запугать


Правозащитники - об уголовных преследованиях российских политиков и активистов

Правозащитница и юрист Анастасия Буракова напоминает, что уже несколько российских политиков и активистов столкнулись с уголовным преследованием по статье о сотрудничестве с «нежелательной организацией».

«Это не первое дело о сотрудничестве с нежелательной организацией в России. Уже состоялось несколько приговоров. Самый последний, наиболее суровый, буквально был вынесен на днях в Краснодаре. Это дело Андрея Пивоварова, которого судили за публикации в Фейсбуке, где он не представлял какую-либо организацию - он выражал свою гражданскую позицию относительно действий власти и правоохранительных органов или относительно каких-то событий в стране, призывал поддерживать независимых кандидатов на муниципальных выборах».

«До этого было достаточно громкое дело Анастасии Шевченко, которая также получила наказание в виде лишения свободы, но условно, что было обусловлено, в числе прочего, наличием у нее несовершеннолетних детей. До этого было еще несколько приговоров с наказанием в виде обязательных работ. Сейчас мы видим тренд на ужесточение наказания за сотрудничество с нежелательной организацией», - отметила Буракова в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Второе уголовное дело против Владимира Кара-Мурзы
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:47 0:00

Новое дело в отношении известного оппозиционного политика Владимира Кара-Мурзы, который, по словам Бураковой, выступил на вечере в поддержку политзаключенных, является, по мнению юриста, сигналом всему обществу, что за действия в поддержку людей, которые незаконно преследуются, будут наказывать с той же строгостью и по той же схеме, по которой наказывают за гражданскую активность.

«Цель всех этих преследований, всех этих уголовных дел - запугивание людей. То есть задача не в том, чтобы заполнить колонии людьми, которые так или иначе когда-либо соприкасались с международными организациями, выражали свое мнение и участвовали в деятельности каких-то структур. Задача в том, чтобы запугать. И в общем-то она выполняется довольно успешно, потому что сейчас мы можем наблюдать огромный отток людей из России, и чаще всего это люди, которые политически активны...», - резюмирует Анастасия Буракова.

Статья российского уголовного кодекса, позволяющая преследовать людей за сотрудничество с «нежелательными организациями», нарочито сформулирована максимально неопределенно и расплывчато, считает директор центра Сахарова Сергей Лукашевич. По его мнению, совершенно непонятно, что подразумевается под самим «сотрудничеством».

«На практике это далеко не только получение денег, как это было до недавнего времени с законом об “иностранных агентах”, а фактически любое взаимодействие с зарубежными инстанциями, – уточнил собеседник «Голоса Америки». – Мне, например, совершенно неясно, почему Владимиру Кара-Мурзе в качестве эпизода такого сотрудничества вменяется проведение конференции о политзаключенных в Сахаровском центре аж в октябре прошлого года. Я был модератором дискуссии, и мы с самого начала обсуждали мероприятие только с Владимиром и Сергеем Давидисом из правозащитного центра «Мемориал». Никакие организации вообще не упоминались и не участвовали ни в обсуждении, ни в подготовке конференции, не говоря уж об иностранного финансировании. Это была исключительно наша активистская работа плюс работа Сахаровского центра».

Таким образом, законодательство дает властям возможность опираться на некие непонятные, закрытые сведения, которые то ли у них есть, то ли нет, но она использует их по своему усмотрению, констатировал Сергей Лукашевский: «Возможно, Владимир просто с кем-то поговорил, руку кому-то пожал “не тому”, и всё – власти могут в своих секретных документах счесть это сотрудничеством с нежелательной организацией. Это показывает раздражение Кремля в отношение того, что многие годы весьма плодотворно делал политик. Вызывает опасение, что он окажется в заключении на очень долгий срок, ему грозит показательно жестокий приговор».

Безусловно, неопределенность формулировок репрессивного российского законодательства – инструмент создания страха, согласен Лукашевич. «Чтобы у людей возникало ощущение беспомощности из-за того, что фактически любое их действие критической направленности по отношению к власти может повлечь за собой репрессии. Цель – запугать общество, чтобы не могло существовать не только никакой организованной политической оппозиции, но и даже сопротивления на уровне общественного мнения», – заключил директор центра Сахарова.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG