Линки доступности

Вячеслав Бахмин – о шагах по ликвидации МХГ: «Нужен был повод, и его нашли»


Полиция РФ преграждает путь участникам простестной акции против войны в Украине (архивное фото)

По словам сопредседателя Московской Хельсинкской группы, у властей полностью развязаны руки

Министерство юстиции РФ обратилось в суд с иском о ликвидации одной из старейших правозащитных организаций страны – Московской Хельсинкской группы (МХГ), сообщают СМИ.

Это происходит спустя примерно год после того, как были закрыты правозащитный центр «Мемориал», а также «Международный Мемориал».

МХГ основана в 1976 году советскими правозащитниками для контроля за соблюдением Советским Союзом Хельсинкских соглашений.

Долгое время организацию бессменно возглавляла Людмила Михайловна Алексеева.

В 2012 году организация отказалась от иностранного финансирования.

Формально иск минюста РФ основан, в частности, на том, что МХГ, будучи московской организацией, участвовала в мероприятиях в иных регионах страны. Ведомство сочло это «неустранимыми законным образом» нарушением.

В интервью изданию «Медуза» исполнительный директор Московской Хельсинкской группы Светлана Астраханцева отметила, что минюст РФ не принял во внимание аргументы, представленныеМХГ.

«После проверки мы написали свои возражения и объяснения, но министерство юстиции их не дождалось и до получения оформило исковое заявление о нашей ликвидации. Мы, естественно, будем участвовать в судебном процессе, будем защищаться, будем отстаивать право защищать свою деятельность. За все двадцать лет мы не меняли приоритетов своей деятельности, и к нам ни разу не было никаких претензий и замечаний», – заявила Астраханцева.

По мнению исполнительного директора Института Джорджа Буша-младшего Дэвида Крамера, пытаясь прекратить деятельность старейшей правозащитной организации в России, режим Путина демонстрирует неуверенность в себе.

«Московская Хельсинкская группа, – напомнил Крамер, – была удивительно смелой организацией, которая не только задокументировала прошлые нарушения советского режима, но также классифицировала и каталогизировала продолжающиеся нарушения прав человека нынешним путинским режимом, которые, возможно, хуже, чем это было, скажем, при Брежневе или даже Андропове».

«Путин проявляет признаки некоторой неуверенности, – продолжает собеседник Русской службы «Голоса Америки». – Он признал, что в Украине сейчас сложная ситуация. Не менее сложная ситуация и внутри России. Почему? Из-за того, что сделал господин Путин. Ему не удалось провести никаких серьезных экономических реформ, чтобы подготовить Россию к тому дню, когда она может не получать столько доходов от экспорта энергоносителей, сколько в прошлом. Он, безусловно, подавил и консолидировал власть до такой степени, что, как я говорил и ранее, Россия и в наши дни является тоталитарным обществом».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с сопредседателем Московской Хельсинкской группы, учредителем Сахаровского центра Вячеславом Бахминым. И его первый вопрос касался именно политического контекста, в котором действуют сегодняшние российские власти, добиваясь закрытия МХГ.

Виктор Владимиров: Насколько, по-вашему, закономерен подобный шаг со стороны властей сегодня?

Вячеслав Бахмин: Абсолютно закономерен. Мы тут, увы, далеко не одиноки. Власти в последнее время усилили репрессии по отношению к НКО. Стало неожиданно, что речь сразу пошла о ликвидации МХГ, поскольку у нас не было никаких предупреждений до того, мы – не иностранные агенты. Все почему-то завертелось по ускоренной процедуре. Обычно же они соблюдают какую-то определенную последовательность... А здесь сразу – обухом по голове. Но в нынешних условиях меня по большому счету вообще ничего не удивляет.

В.В.: Искать логики в действиях властей сейчас совсем не приходится?

В.Б.: Нет, то, что они делают, с точки зрения самих властей, вполне логично и полностью соответствует недавним указаниям президента (РФ Владимира Путина). Страна должна быть консолидирована, в ней нет места никаким людям и организациям, которые выступают против курса Кремля. Так что своя логика здесь есть. Другое дело, что она не имеет никакого отношения к праву и вообще является нарушением множества норм Конституции и закона.

В.В.: Можно ли всерьез говорить об обоснованности иска к МХГ?

В.Б.: Они выставили определенные претензии к работе организации. Думаю, что почти у любой российской НКО есть свои недостатки и недоработки, к чему при желании можно прицепиться. Здесь они ухватились за то, что МХГ работает в других регионах, хотя формально, по уставу, относится к Москве. Между тем мы работали в таком стиле всегда, начиная с момента зарождения организации, и не получали никаких нареканий. Конечно, лучше привести устав организации в соответствие с ее реальной деятельностью, и это делается очень просто. А считать зафиксированное несоответствие злостным нарушение правовых норм, тем более безапелляционно заявлять, что это «неустранимо», как записано в иске, явная придирка. Нужен был повод и его нашли. Дальше все понятно.

В.В.: Почему власти действуют именно так?

В.Б.: Это в традициях режима. Несмотря на то, что в принципе закон должен быть одинаков для всех, к определенным организациям относятся пристрастно. А поскольку в нашей стране вообще нет людей и организаций, которые никогда ничего не нарушали бы ввиду противоречивости законов, то наказать можно кого угодно. И в этом смысле у минюста и генпрокуратуры руки развязаны.

В.В.: Есть ли какие-то надежды на то, что удастся сохранить организацию?

В.Б.: Теоретически такая надежда всегда остается. Но практика показывает, что все предопределено. Иначе власти не стали бы затевать это дело. Всё зависит только от решения наверху, и ни от чего иного. А такое решение такое уже, похоже, состоялось. Поэтому нашу организацию, скорее всего, закроют. Для меня это очевидно. Сколько времени это займет, сказать сложнее. Поскольку есть соответствующие процедуры, думаю, всё протянется до начала следующего года, а где-нибудь к весне закончится. Может, и раньше, если власти постараются.

В.В.: Каковы ваши планы при худшем варианте развития событий? Пригодится ли вам опыт «Мемориала»?

В.Б.: У «Мемориала» была целая сеть организаций, в принципе связанных друг с другом. Так что им несколько проще. У нас аффилированных организаций нет, есть партнеры, с которыми мы сотрудничаем. Когда организацию закроют, то мы фактически лишимся бренда – МХГ. Но люди, конечно же, останутся и продолжат делать то, что делали.

В.В.: Возможен ли был бы такой поворот при Людмиле Михайловне Алексеевой?

В.Б.: Не знаю. Сейчас сложно что-то сказать на этот счет. Власть становится все более непредсказуемой и репрессивной. В нынешних условиях, особенно применительно к «специальной военной операции» (эвфемизм, используемый властями РФ для обозначения войны, развязанной Кремлем против Украины – Г.А.), которая проходит в Украине, позволено все. То, что происходит у нас с гражданским обществом и правозащитными организациями, похоже на ситуацию в начале 80-х годов (прошлого века), когда советские войска были введены в Афганистан. Тогда тоже все было позволено, именно потому, что власти совершенно не оглядывались на общественное мнение и мнение зарубежных стран. Сейчас репутацию России в мире испортить невозможно. Она уже на таком уровне, что портить нечего. Это позволяет (властям РФ) без всяких помех разобраться с внутренними «врагами».

Форум

XS
SM
MD
LG