Линки доступности

IX Форум свободной России – в фокусе Беларусь и США


Эксперты полагают, что после 20 января позиция США и Евросоюза будет совпадать по многим международным проблемам

20 ноября начал работу IX Форум свободной России – крупнейшая на сегодняшний день дискуссионная площадка для российских оппозиционеров, живущих как в стране, так и за рубежом. Из-за второй волны коронавируса, Форум проходит в формате online. Кстати, изначально IX ФСР был запланирован на весну этого года, но был перенесен из-за неблагоприятной эпидемиологической обстановки.

Сооснователь ФСР Гарри Каспаров в своем видеообращении из Хорватии отметил: «Надеюсь, что необычный формат нашего Форума, не скажется на качестве обсуждения».

В кратком комментарии для Русской службы «Голоса Америки» ответственный секретарь и один из сооснователей ФСР Иван Тютрин отметил, что необычный формат Форума все же частично повлиял на атмосферу мероприятия: «Конечно, когда он проходил в Вильнюсе, то его участники имели возможность познакомиться друг с другом, участвовать в дискуссиях. Очень многое обсуждается на полях Форума, и с этой точки зрения заочный формат отличается от того, что происходило раньше.

А с точки зрения содержания, на мой взгляд, отличия не столь существенные. Панели первого дня показали, что уровень дискуссий – очень высокий, и в некотором смысле онлайн-формат позволяет лучше модерировать некоторые моменты. Безусловно, такой формат для нас немного непривычен, но мы оцениваем Форум положительно».

Иван Тютрин сообщил также, что в адрес оргкомитета ФСР поступило более тысячи заявок, и в результате на Форуме представлен 71 регион России и 32 страны мира.

Перед открытием руководитель литовской НКО «Русское европейское движение» Даниил Константинов напомнил о том, что 20 ноября – годовщина убийства Галины Старовойтовой, после чего объявил минуту молчания. На экране в это время демонстрировались фотографии Галины Старовойтовой разных лет. Константинов также заметил, что это убийство не было расследовано до конца, как и ряд других политических убийств последних лет. «Пока в России действует этот режим, эти преступления так и не будут расследованы», – констатировал он.

«Когда вы имеете дело с жестким режимом, ненасильственные методы не приводят к желаемым результатам»

Дискуссионную панель «Право на восстание: перспективы ненасильственных революций» модерировал Иван Тютрин, который сказал, что на днях в Чехии и Словакии отмечали 31-ю годовщину «Бархатной революции». Кстати, на рубеже 80-х и 90-х годов возникло убеждение, что большое количество манифестантов способно изменить режим в стране мирным способом. И в пример приводились как раз события 1989 года, когда последовательно рушились коммунистические режимы в европейской части так называемого «Советского блока». Однако события в Венесуэле и Беларуси ставят этот тезис под сомнение.

Социолог и публицист Игорь Эйдман в этой связи напомнил, что коммунистические режимы держались на «советских штыках». И когда выяснилось, что Советский Союз не будет подавлять народные восстания, эти режимы рухнули. В нынешней России и Беларуси, по мнению социолога, ситуация другая – «мирными средствами в наше время такие диктатуры, как путинский режим или лукашенковский сместить невозможно». Эйдман также привел в пример «стратегию нарастающего противодействия»: когда каждое репрессивное действие властей приводит к более решительным протестам. Сейчас в Беларуси, считает он, нарастающего противостояния не наблюдается, и режим отвоевывает свои позиции “step by step”.

Политический аналитик и доктор исторических наук Елена Галкина отметила: «В России происходили сходные с цветными революциями процессы на рубеже 2011 - 2012 годов. И эти процессы еще не закончены».

Она также напомнила, что в XVII веке английский философ и педагог Джон Локк сформулировал право граждан на восстание, как на крайнюю меру защиты от тирании. Об этом же говорил президент Соединенных Штатов Авраам Линкольн, а в 1948 года право на восстание было зафиксировано во Всеобщей декларации прав человека.

Говоря о некоторых условиях, необходимых для успешного осуществления народного восстания, Галкина отнесла к таковым фигуру лидера, способного мобилизовать большое количество населения на акции протеста. По ее мнению, украинский Евромайдан стал успешен благодаря разветвленной региональной сети. А сейчас, по словам Галкиной, в Украине большинство населения считает возможным менять режим в результате выборов, и не путем массовых уличных протестов.

Политтехнолог и политический философ Андрей Окара, вернувшись к событиям в Беларуси, сказал: «Речь здесь может идти о полном переформатировании государства и о новом общественном договоре – не с представителями власти, а внутри гражданского общества».

Нынешний белорусский парламент он оценил, как еще в большей степени «не место для дискуссии», чем российская Государственная Дума.

В целом же, по мнению Окары, в Беларуси сейчас ставится эксперимент, может ли оппозиция прийти к власти в результате мирного ненасильственного протеста.

В рамках культурной программы IX ФСР была проведена онлайн-выставка «Белорусское искусство протеста». Кроме того, событиям в этой стране будет посвящена специальная дискуссионная панель второго дня Форума. Она будет называться «Уроки белорусского сопротивления для российской оппозиции», и в ней примут участие политики и эксперты обеих стран.

А модератор нынешней панели на просьбу корреспондента Русской службы «Голоса Америки» высказать свое мнение по поводу эффективности ненасильственного протеста в странах с авторитарными и тоталитарными режимами ответил: «Получается довольно странная ситуация, когда многие российские оппозиционеры очень любят давать советы протестующим в других странах. Хотя, когда у нас самих были шансы в годы путинизма, мы ими не воспользовались. Мы не смогли приблизиться к той ситуации, которую сейчас видим в Беларуси. В этой связи я сам, во-первых, очень аккуратно комментирую белорусские события, а во-вторых, воздерживаюсь от советов как белорусским, так и украинским знакомым и товарищам. Потому что, будучи русским и гражданином страны-агрессора, достаточно странно давать советы.

Нынешняя дискуссия показала, что если убрать эмоциональную составляющую, а провести расчеты и проанализировать опыт других стран, то мне кажется, что, к большому сожалению, в ситуации, когда вы имеете дело с жестко авторитарным режимом, сугубо ненасильственные методы не приводят к желаемым результатам. Если консолидированы силовики, если элиты не распадаются, и в результате давления не возникает заговоров против диктатора, механизмов доведения революции до логического конца на самом деле не так много. Особенно когда существующий режим готов идти до конца», – подчеркнул Иван Тютрин.

«Интересы России и российской власти часто противоположны друг другу»

Действия Кремля на постсоветском пространстве, в частности – в Беларуси и Украине – обсуждались и во время панельной сессии «Внешнеполитическая стратегия Кремля в современных условиях».

Депутат Государственной Думы РФ 5-го и 6-го созывов Илья Пономарев начал с того, что, по его мнению, главная задача Путина – сохранить себя у власти и обеспечить собственную безопасность. Именно выполнению этих задач было подчинено и нападение на Украину в 2014 году, и нынешняя позиция по Беларуси. А также полные противоречий отношения с Западом, где Владимиру Путину нужно сохранить деньги и недвижимость своего окружения. Проект «Северный поток – 2» Пономарев считает политическим, и добавляет, что его главная задача – укрепить геополитическое положение Германии, которая является главным лоббистом экономических интересов Путина на Западе. «Если правильно понимать логику поведения Путина, мы сможем правильно предсказывать его дальнейшие действия и правильно на них реагировать», – подчеркнул Илья Пономарев.

Украинский политолог и журналист Тарас Березовец считает российского президента блестящим тактиком, но посредственным стратегом, что сказывается и на проводимой им внешней политике – он может планировать действия на 2 – 3 года. И сейчас его первая задача – использование пандемии для дезорганизации действий Запада. И это удается в плане сдерживания действий США и Евросоюза на постсоветским пространстве. Кроме того, по мнению Тараса Березовца, Путин будет добиваться отмены западных санкций. «Но я уверен, что при Байдене “Северный поток-2” будет похоронен окончательно без всякой надежды на возобновление», – отметил он.

Избранного президента США упоминал и приглашенный научный сотрудник Анненбергской школы коммуникаций Университета Южной Калифорнии Василий Гатов. По его словам, когда будет сформировано правительство Байдена, начнется восстановление отношений Соединенных Штатов с партнерами в Европе. «Думаю, после 20 января риторика Белого дома будет более жесткой и определенной. Тогда же резко возрастет роль внешнеполитических аналитиков в американских спецслужбах, которые четыре года сидели без работы. Но практических действий не следует ожидать ранее, чем через полгода. Возможно, по Беларуси позиция Байдена будет более солидарной с позицией Европы. В то же время Байден больше настроен на пролонгацию СНВ – 3, что в интересах Москвы», – добавил он.

Эксперт также обратил внимание на отличие интересов собственно России от интересов властей. По словам Гатова, России от Запада нужны деньги в обмен на нефть, газ, вооружение, свобода передвижения по миру, и в последнюю очередь – гарантия безопасности на южном и западном направлении российской политики.

Что же касается Владимир Путина, то он везде видит проблему уважения – неуважения, постоянно занимается вопросами исторической памяти и не скрывает испуга перед элементами «мягкой силы» со стороны Запада. Интересы же национальной экономики и дипломатии его занимают в последнюю очередь.

Доктор политических наук Сесиль Вессье считается одним из лучших французских специалистов по современной России. Она, в частности, является автором получивших большую известность книг «За вашу и нашу свободу! Диссидентское движение в России» и «Сети Кремля во Франции». В отличие от многих политических экспертов, предрекающих, что в следующем году в России начнется «транзит власти», Сесиль Вессье считает, Путин хочет оставаться президентом, и этого же хотят и члены его близкого окружения. Власть Путина гарантирует им возможность ездить самим на Запад, и то, чтобы их семьи могли там жить.

В то же время как российская экономика находится в тупике, Путин хочет влиять на события в мире. И один из элементов такого влияния, по словам Вессье – наносить вред другим странам. Так, в последнее время Россия активизирует свое присутствие во франкоязычных странах Африки, и Франция ощущает это. Путин много раз показывал, что не считает, что бывшие советские страны могут делать собственный геополитический выбор и быть независимы от России. Он использует те случаи, когда Запад бездействует, как на примере недавнего вооруженного конфликта Армении и Азербайджана. На самом же деле, по мнению Сесиль Вессье Евросоюз не очень хочет, чтобы бывшие советские республики просились в ЕС. Но Владимир Путин постоянно говорит об угрозе того, что Запад пытается вытеснить Россию на периферию мировой политики.

Вильнюс и Варшава как главные раздражители Москвы.

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Тарас Березовец отметил, что военный и экономический потенциал России превосходит возможности всех остальных постсоветских стран вместе взятых. В этой связи им сложно в одиночку противостоять экспансионистским устремлениям Москвы. «Но есть блок НАТО, который противостоять способен», – продолжил он. И упомянул, что в этом плане особо выделяются две страны, которые, по его словам, не боятся выступать с критикой Кремля и подтверждают свои слова делами.

«Во-первых, это – Литва, среди политической элиты которой существует консенсус по вопросам, связанным с Россией. Там меняются президенты, но последовательная и принципиальная позиция остается неизменной. Еще в послевоенные годы литовские партизаны – “Лесные братья” – оказывали самое яростное вооруженное сопротивление ее отрядам НКВД. Так что их неприятие российского империализма является исторической наследственностью для всех литовцев. Конечно, они прекрасно осознают, где находится их страна, и где находится Россия. Но они также понимают, что сегодня они находятся “под зонтиком НАТО” и в случае каких-то форсмажорных обстоятельств могут рассчитывать на оказание им реальной военной поддержки со стороны Западных стран – в первую очередь Соединенных Штатов и Великобритании», – отметил украинский политолог.

Второй такой страной, по оценке Тараса Березовца, является Польша. «Она, конечно, значительно крупнее Литвы, но она, как и Великобритания, исповедует принцип компактных профессиональных вооруженных сил. Они достаточно скромные и в сравнении с Россией, и даже в сравнении с Украиной.

Тем не менее, как мы знаем, польское руководство предпринимало шаги, которые серьезно раздражали Путина. Они пытались договориться и о размещении у себя американских баз, передислоцированных из Германии, и о размещении американской системы ПРО на своей территории. Другие страны региона не пытались играть с этими темами, понимая, что могут наткнуться на серьезные экономические проблемы, которые им создаст Владимир Путин. Кроме того, возможны попытки дестабилизации Кремлем внутриполитических проблем в этих странах, как было сделано во Франции с движением “желтых жилетов”, в случае с которыми российская пропагандистская машина “Russia Today” сыграла негативную роль в поджигании внутрифранцузской ситуации.

Что же касается Польши, то идея о создании базы “Форт Трамп” пока не получила воплощения, но я уверен, что и при президенте Байдене американо-польское сотрудничество будет развиваться и дальше», – заключил Тарас Березовец.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG