Линки доступности

«Сидеть и не высовываться»: эксперты о новом законе об «иноагентах»


то теперь может оказаться в списках иностранных агентов и что еще будет запрещено?

Госдума приняла новый закон об «иноагентах», который начнет действовать с 1 декабря 2022 года. Согласно «Закону о контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», теперь в России будет действовать единый реестр «иностранных агентов», и будет введен дополнительный реестр людей, "аффилированных синоагентами". К последним будут относить учредителей, руководителей, сотрудников, в том числе и бывших, организаций, объявленных «иноагентом». Закон расширяет понятие «иностранный агент».

Теперь «иноагентами» смогут объявить всех, кто получает
поддержку из-за рубежа или «находится под иностранным влиянием». К иностранному влиянию относят «предоставление иностранным источником лицу поддержки или оказание воздействия на лицо, в том числе путем принуждения, убеждения или иными способами». Среди запретов для иноагентов - преподавать в государственных и муниципальных образовательных организациях; производить информационную
продукцию для несовершеннолетних; организовывать публичные мероприятия; получать государственную финансовую поддержку, в том числе при осуществлении творческой деятельности.

«Это, конечно, серьезное нарушение права на свободу собраний, права на свободу слова и права на свободу объединений. Это нарушение большого спектра Второй главы Конституции РФ [Права и свободы человека и гражданина]. Они добиваются, наверное, того, чтобы люди перестали читать иностранные СМИ и перестали вникать в ситуацию, и заперлись в своем маленьком пропагандистском мире, где будет очень узкий спектр
информации подаваться людям, и они будут с ним жить и его принимать: принимать войну за “спецоперацию” и прочее», - сказала в интервью Русской службе «Голоса Америки» юрист и правозащитница «ОВД-Инфо» Мария Чащилова.

Исследователь Amnesty International Олег Козловский отметил, что новый закон об«иноагентах» собрал воедино многочисленные другие законы, которые принимались в России в последние 10 лет.

«Их превратили в единую систему, по которой иностранным агентом может быть абсолютно любая организация, любой человек, любая группа людей, любой проект, любой сайт ... Изначально речь шла только о юридических лицах и некоммерческих организациях: сейчас это может быть все, что угодно. Главное, условия для включения в этот реестр стали абсолютно всеобъемлющими. Достаточно, например, того, что у вас есть страничка в социальных сетях или если у вашей организации есть сайт - вы уже
подпадаете под условие, что вы распространяете информацию для неопределенного круга лиц.

Это одно необходимое условие, либо, например, вы занимаетесь какой-то общественной деятельностью — это тоже подходит. Второе необходимое условие, что вы получали какую-то поддержку или влияние из-за рубежа. Понятие "влияние" тоже представлено, как нечто вообще всеобъемлющее, включая убеждение и принуждение.

Если вас какой-нибудь иностранец пытался в чем-то убедить, удалось ему или нет неважно, с точки зрения закона, вы попали под его влияние. Все, добро пожаловать в стройные ряды иностранных агентов», - сказал Козловский.
Эксперты сходятся во мнении, что новый закон об «иноагентах» принят с целью подавить в стране любое инакомыслие.

«На основе этого закона можно проверить знаменитую теорию семи рукопожатий и посмотреть, если закон действительно будут выполнять так, как он написан, как скоро население России, за исключением чиновников и силовиков, окажется в реестре иностранных агентов или аффилированных с ними. Сейчас там уже большой список запретов, но, очевидно, он будет расширяться. Те, кого еще не признали, будут сидеть, бояться и ждать: не дай бог нас признают, лучше будем сидеть и не высовываться», - добавил Козловский.

«Это еще одна форма давления на граждан, которые не разделяют курс Кремля»

Законопроект стал еще более широким в правоприменительном плане и реакционным, считает сопредседатель Московской Хельсинкской группы (МХГ), учредитель Сахаровского центра Вячеслав Бахмин. По его мнению, старания депутатов сделать нормы закона как можно более расплывчатыми «увенчались успехом».

«Если прежде для получения ярлыка “иноагента” требовалось финансирование из-за рубежа, пусть и не прямое, то теперь хватит иностранного влияния, – добавил он. – Что это такое, в документе не прописано, это определит Минюст. Но уже понятно, что это весьма «резиновое» определение, которое применимо практически ко всему на свете».

Фактически «иноагентом» сейчас действительно может стать любой россиянин, констатировал Вячеслав Бахмин. По его оценке, спасти от этого может только полная лояльность по отношению к власти.

«Сегодня, если ты молчишь и ничего не делаешь, уже не достаточно, –утверждает он. – Нужно каким-то образом заявить, что ты положительно относишься к политике Кремля, в том числе в отношении Украины. Любая критика ставит вас под угрозу включения в реестр “иноагентов”. Повод для оформления статуса всегда найдется».

К тому же вводится еще реестр людей, аффилированных с «иноагентами», подчеркнул правозащитник. «В него войдут частные лица и организации, которые имели хоть какое-то отношение к тем, кто признан “иноагентом”, – пояснил он. – Допустим, человек просто работал экспертом в организации, получившей статус “иноагента”. И этого вполне достаточно, чтобы попасть в новый список. Пока в законе не сказано о последствиях для этой категории граждан. Но само по себе включение в подобный список – уже метка».

А что делать с аффилированными лицами, придумают быстро, продолжил Вячеслав Бахмин. Как ему представляется, так будет вестись своеобразный учет недоброжелателей власти. «Вполне возможно людям из этого списка будет затруднена жизнь в плане поиска работа, устройства на учебу своих детей и так далее. То есть, это еще одна форма давления на граждан, которые не разделяют курс Кремля, а также сигнал для всех независимо мыслящих людей: ничего хорошего их в стране не ждет и им пора паковать чемоданы, иначе будет хуже. Философские пароходы из России еще отходят», – резюмировал сопредседатель МХГ.

«Практика уже устоялась, и никто ее менять не будет»

Власти с самого начала говорили о «безобидности» закона об «иноагентах» применительно к юридическим лицам, в свою очередь, напомнил правозащитник Лев Пономарев. По его словам, чиновники увещевали, что для неправительственных организаций, признанных «иноагентами», никаких ограничения в правах не наступит, кроме разве отчета перед Минюстом.

«Теперь мы видим, что уже прямо в закон введен запрет правозащитникам, входящим в организации, признанные “иноагентами”, на включение, например, в общественные мандатные комиссии, которые осуществляют контроль над законностью содержания граждан под стражей, – возмущается собеседник «Голоса Америки». – И это не пустая болтовня, а документ. Есть в нем и масса других параграфов, свидетельствующих об ограничениях в публичной и общественной деятельности».

Выйти из реестра также не станет проще, свидетельствует Лев Пономарев, испытывавший на себе действие этого закона. «Практика уже устоялась, и никто ее менять не будет, – уточнил он. – Недавно мы пытались вывести (из реестра) организацию, которой я руковожу и которая не получает денег из-за границы. Это Фонд защиты прав заключенных. И вроде как почти вывели и даже соответствующее объявление в Минюсте опубликовали. Но там быстро исправились, уже к вечеру того же дня написав, что это ошибка… И закон здесь в общем ни причем. Это просто волевое решение каких-то людей, скорее всего связанных с ФСБ. Так в России действовали, и будут действовать дальше».

Замах у закона огромный, признаёт правозащитник. Вместе с тем он сомневается, что тот будет использован в полную силу, по крайней мере, в ближайшей перспективе.

«Потому что у власти не хватит для этого ресурсов. Тут надо собирать и обрабатывать очень много информации. Они пока к этому не готовы», – заключил Лев Пономарев.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG