Линки доступности

«Когда-то евреи бежали от погромов, сегодня мы видим трагедию украинских беженцев»


Саша Берман, Дэниел Рейм и Мишель Марш. Courtesy photo

Документальный фильм о знаменитом мюзикле «Скрипач на крыше» выходит в США

«Путешествие скрипача на большой экран» (Fiddler’s Journey to the Big Screen) – так называется фильм режиссера-документалиста Дэниела Рейма (Daniel Raim), рассказывающий о создании шедевра музыкального кино. Знаменитый мюзикл «Скрипач на крыше» (Fiddler on the Roof) канадский режиссер Норман Джуисон снял в 1971 году, взяв за основу популярную бродвейскую постановку, не сходившую со сцены десятки лет. Дикторский текст читает Джефф Голдблум. Сценаристами выступили Майкл Срагоу (Michael Sragow) и Дэниел Рейм, а продюсерами стали Рейм и Саша Берман (Sasha Berman).

Премьеру «фильма о фильме» артхаусный дистрибьютор Zeitgeist Films вместе с компанией Kino Lorber проведут в пятницу 29 апреля в Нью-Йорке, в Angelika Film Center. Спустя неделю он выйдет в Лос-Анджелесе, в кинотеатрах Laemmle Royal и Town Center, после чего его покажут кинотеатры в других городах Америки и Канады.

Осенью 2021 года отмечалось 50-летие фильма «Скрипач на крыше», который кинокритик журнала «Нью-Йоркер» Полин Кейл считала «самым выдающимся мюзиклом за всю историю кино».

Авторы «фильма о фильме» стремятся погрузить зрителя в съемочный процесс и показать, как режиссер Норман Джуисон и его коллеги воскрешали в начале 70-х канувший в небытие мир дореволюционной еврейской жизни в деревне Анатевка на территории нынешней Украины, мир, столь красочно и с удивительной теплотой и юмором описанный в произведениях Шолом-Алейхема. Сложность задачи, которая стояла перед Джуисоном, была, в первую очередь, связана с колоссальным успехом бродвейского мюзикла с оригинальной музыкой Джерри Бока и необходимостью искать способы визуализации, отличающиеся от театральных.

Хаим Тополь и Норман Джуисон на съемочной площадке. Courtesy photo
Хаим Тополь и Норман Джуисон на съемочной площадке. Courtesy photo

Номинант на «Оскара» Дэниел Рейм соединил в один нарратив малоизвестную хронику съемочного процесса, оригинальные раскадровки, ранее неизвестные фотографии и оригинальные интервью с Норманом Джуисоном, Хаимом Тополем, исполнителем главной роли Тевье-молочника, композитором Джоном Уильямсом, художником-постановщиком Робертом Бойлом, поэтом-песенником Шелдоном Харником, актрисами Розалинд Харрис, Мишель Марш и Невой Смолл, сыгравшими дочерей Тевье, кинокритиком Кеннетом Тураном.
Находящиеся в Лос-Анджелесе режиссер Дэниел Рейм и продюсер Саша Берман по сервису Zoom ответили на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Фильм Джуисона – признанный шедевр. Ваш «фильм о фильме» не только комментирует его, но и воссоздает атмосферу съемок и взаимоотношения участников съемочной группы. Не возникало ли у вас ощущения, что вам приходится конкурировать с фильмом-оригиналом?

Дэниел Рейм: Любопытно, что вы об этом говорите. Я как раз об этом ощущении думал несколько лет назад, готовясь снимать документальный фильм о японском мастере кинорежиссуры Ясудзиро Одзу. В таких ситуациях желательно соответствовать уровню оригинала, ну, по крайней мере стараться ему соответствовать.

О.С.: Как возник проект? Когда родилась идея?

Д.Р.: В 2009 году я увидел в Лос-Анджелесе спектакль «Скрипач на крыше» во время прощального театрального турне Тополя. Мне всегда очень нравился фильм Джуисона, но тогда я впервые увидел пьесу. К тому времени я уже снял документальный фильм «Человек на носу Линкольна» о художнике-постановщике фильма «Скрипач на крыше» Роберте Бойле и взял пространное интервью у Нормана Джуисона. Бойл был моим профессором в Американском киноинституте (AFI), и он же работал с Хичкоком как художник-постановщик над «К Северу через Северо-Запад». Отсюда и название моей короткометражки, возвращающее к знаменитой сцене фильма Хичкока на горе Рашмор, на скале с вырубленными в камне портретами четырех американских президентов. А тогдашнее интервью с Джуисоном укрепило меня в убеждении, что он замечательный кинорассказчик. Когда я смотрел спектакль в 2009 году, меня поразило этническое и возрастное разнообразие аудитории. Я-то думал, что меня будут окружать в зрительном зале ровесники моих еврейских бабушек и дедушек. Но оказалось, что история местечка волнует самых разных людей. Я продолжал брать интервью, еще не имея в голове определенного плана.

На съемках фильма «Скрипач на крыше». Courtesy photo
На съемках фильма «Скрипач на крыше». Courtesy photo

Саша Берман: Хочу уточнить даты. Дэн взял интервью у Тополя в 2009 году, В 2016 году он интервьюировал Нормана Джуисона и Шелдона Харника. Дэн обратился ко мне с этой идеей два года назад. Я была его пиар-агентом на фильме «Харолд и Лиллиан: голливудская любовная история». Он сказал, что у него есть записи трех интересных интервью и предложил мне выступить продюсером документального фильма о фильме «Скрипач на крыше». К тому моменту я уже лет двадцать занималась пиаром, и сама подумывала о продюсировании. Я посмотрела весь футедж и пришла к убеждению, что нужно концентрировать внимание на фигуре Джуисона. Он главное действующее лицо этой истории. Дэн и я согласились, что для проекта нужны дополнительные интервью. Мы записали их примерно год назад. Тогда мы все вакцинировались, и на какое-то время возникло ощущение относительной безопасности. Дэн, его со-сценарист и со-продюсер Майкл Срагоу и я работали преимущественно через Zoom. Мы отсматривали и выбирали футедж, обсуждали его. Монтировал фильм Дэн, он это делает великолепно.

О.С.: Полагаю, вам очень повезло с долголетием основных участников фильма, начиная с Джуисона.

С.Б.: Верно! Норману Джуисону прошлым летом исполнилось 95, Шелдону Харнику на днях исполняется 98. Джону Уильямсу стукнуло 90 лет несколько месяцев назад. Хаиму Тополю - 86 лет. Актрисам, сыгравшим дочерей Тевье, где-то по 70–75 лет.

О.С.: Совсем молодые (общий смех).

С.Б.: ы понимали, что надо спешить. Нам хотелось, чтобы будущие поколения зрителей услышали живую речь Джуисона и его коллег.

«Скрипач на крыше». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Скрипач на крыше». Кадр из фильма. Courtesy photo

Д.Р.: Мы хотели восстановить справедливость. Это первый фильм о Нормане Джуисоне. О нем за пределами киносообщества, увы, мало кто знает.

С.Б.: А он, безусловно, достоин внимания. «Власть луны» (Moonstruck) - один из моих любимых фильмов 80-х. Можно оглянуться еще дальше. «Русские идут! Русские идут!», «Афера Томаса Крауна», «Душной южной ночью». Что ни фильм, то шедевр. Но Джуисон никогда не получал «Оскара» за свои фильмы, правда, в 1999 году Киноакадемия удостоила его почетной награды имени Ирвинга Тальберга за достижения карьеры.

О.С.: Интервью, старые и новые, архивная хроника, фотографии со съемок – как вы все это «размещали» в фильме? У вас был подробный сценарий?

Д.Р.: Мы все подробно обсуждали, - Майкл, Саша и я. Фильм «Скрипач на крыше» стал для нас поводом рассказать об одержимых людях, которые вложили душу в этот проект. И пунктиром через всю эту историю проходит личность Нормана Джуисона, его творческое видение. Мы придерживались довольно свободной структуры, и процесс работы во многом сводился к отцеживанию сути. Сначала нарратив развертывался на три часа, потом на два, и, наконец, уместился в полтора часа.

С.Б.: Нужно было понять, что работает смыслово, что работает эмоционально, что работает как история. Нужно было рассказывать эту историю доходчиво. Чтобы ее поняли люди, которые никогда не видели «Скрипача на крыше», чтобы ее поняли зрители не- евреи, в том числе поняли те словечки на идиш, которые звучат с экрана. Наш фильм это оммаж «Скрипачу на крыше», наше восхищение замечательным фильмом.

О.С.: Как вы думаете, почему люди разных национальностей без особых сложностей воспринимают коллизии фильма о еврейском местечке в царской России?

С.Б.: Потому что мессидж фильма универсален. Он популярен, например, в Японии. Японцам близка приверженность Тевье к традициям. Традиции во многих обществах похожи на те, которым следует Тевье. У меня, как, наверное, у каждого зрителя, есть своя дорожка к фильму. Как она есть и у Дэна.

О.С.: Любопытно. А что, по-вашему, следует ожидать от зрителя, который, не видя прежде фильм Джуисона, посмотрит вашу картину?

Д.Р.: Люди этой категории часто реагируют примерно так: интересная история, наверное, фильм Джуисона стоит того, чтобы его посмотреть.

С.Б.: Еще одна деталь. Есть люди, которые не видели оригинальный фильм, но знают музыку из него и песни-шлягеры – «Если бы я был богат», «Традиция» и другие. И это тоже стимулирует любопытство: музыка превосходная, надо бы посмотреть фильм.

О.С.: Сегодня мы все думаем об судьбах Украины, о тысячах жертв войны, о миллионах беженцев. Эти переживания неизбежно наслаиваются на исторический опыт, символом которого служит покидающий навеки свою родную Анатевку Тевье-молочник, толкающий свою тележку со скарбом по дороге в неизвестность. Как для вас история «Скрипача на крыше» сопрягается с новой реальностью?

С.Б.: Когда мы делали фильм, мы не могли себе представить, что вскоре произойдет. Моя личная судьба связана с Украиной – я родом из Киева, там жила моя семья до эмиграции в США. Одна из моих бабушек жила в штетле (еврейское местечко). Она родилась в 1902 году на границе Украины и Беларуси. Ее семья пострадала во время одного из погромов. Перед сном я часто просила ее: (говорит по-русски) бабушка, расскажи, как вы жили в местечке. И я вижу прямую траекторию этих рассказов через историю Тевье и его Анатевки. Тот ужас, который мы наблюдаем в Украине сегодня, я бы назвала иронией истории, но ирония слишком слабое слово. Тогда, в начале прошлого века, евреи бежали из родных мест от погромов, а сегодня украинцы покидают свои села и города из-за российской агрессии. История, увы, повторяется.

О.С.: Фамилия Джуисон порой вводит людей в заблуждение. Википедия указывает, что он не еврей, а христианин-протестант. Это так?

С.Б.: Да. В фильме есть забавный эпизод, когда Джуисон приходит к раввину и признается тому, что он гой (иноверец у иудеев). Джуисон часто задавался вопросом своей религиозной и этнической идентичности. Можно сказать, что он еврей душой. Кстати, в оригинальном спектакле многие роли исполняли евреи, выходцы из России. Над фильмом Джуисона работали и не евреи, но удивительным образом им удалось передать дух еврейства.

Д.Р.: Джуисон в большей степени еврей, чем многие верующие иудеи. Ирония в том, что свой следующий фильм, «Иисус Христос суперзвезда», он снимал в Израиле с израильской съемочной группой.

«Скрипач на крыше». Кадр из фильма. Courtesy photo
«Скрипач на крыше». Кадр из фильма. Courtesy photo

С.Б.: Кстати сказать, у нас накопилось много интересного материала, но его было никак не втиснуть в фильм. Мы планируем добавить его в бонусную секцию, когда наш фильм выйдет на DVD.

О.С.: Что вы будете вспоминать как самый сложный момент вашего путешествия в мир Тевье и фильма о нем?

Д.Р.: Самое сложное – нащупать и обозначить причины и обстоятельства интереса Джуисона к прозе Шолом Алейхема и мюзиклу «Скрипач на крыше». Интерес, очевидно, восходит к тому времени, когда он впервые столкнулся с антисемитизмом, когда он молодым человеком познакомился с Бобби Кеннеди на зимнем курорте и подружился с ним, когда в конце 60-х - начале 70-х годов ощутил моральную пустоту в своей жизни и в американском кино и острую потребность ее заполнить.

О.С.: Как бы вы охарактеризовали ваше личное восприятие фильма Джуисона?

С.Б.: Конечно, я пересмотрела его в самом начале работы, но потом ни разу не возвращалась к нему. Почему? Чтобы не зависеть от влияния оригинала, чтобы не быть скованной его магией и силой при принятии творческих решений. Понятное дело, мы делали оммаж, но мы хотели быть свободны в форме выражения признательности и восхищения фильмом Джуисона.

Д.Р. Нас, как и многих зрителей этого фильма, не перестает изумлять его близость к реальности. Да, это настоящая Анатевка, и жители настоящие, и дорога Исхода, по которой в финале бредут Тевье и его семья, настоящая дорога, бурая и вязкая от грязи. Мы с ними, мы идем рядом. В фильме есть потрясающие кадры, снятые широкоугольным объективом. Само место – дорога, мост, железнодорожная станция, лучи солнца пронизывают пейзаж, вслед за Тевье по дороге идет словно сошедший с картин Марка Шагала скрипач (эту партию для фильме записал Исаак Стерн).

С.Б.: Я думаю, каждый эмигрант может тем или иным образом соотнести свой опыт, свои ощущения, с историей Тевье. Эта история очень актуальна, и глубинную связь с нашим временем, я надеюсь, нам удалось передать.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG