Линки доступности

Слово не воробей: вылетит – посадят


Как в России запрещают называть вещи своими именами

Производство в России уголовных и административных дел за так называемые фейки об армии и её же «дискредитацию» фактически поставлены в стране «на поток». К такому выводу склоняются опрошенные Русской службой «Голоса Америки» правозащитники.

Напомним, с начала войны в Украине в РФ открыли 80 уголовных дел только за распространение «фейковую» информации о российских вооруженных силах, бесчинствующих в соседней стране. Количество «административок» за дискредитацию армии, которая сама именно этим и занимается в Украине с упорством, достойным лучшего применения, не поддаётся учету.

За «фейки» можно получить гораздо больший срок, чем за ограбление банка или убийство – до 15 лет. За «дискредитацию» нещадно штрафуют. Но понять, какую из двух статей к тебе применят, и главное – за что, это загадка даже для съевших собаку на таких делах юристов.

Российский Минюст недавно даже выпустил в помощь следователям (и, надо полагать, не только им) методички, разъясняющие, как отличать «фейки» о от «дискредитации». Мол, первое – это факты, не соответствующие действительности (читайте: сводкам Минобороны), второе – любое негативное высказывание о действиях армии. Но легче от этого никому не стало и произволу не убавило. Штрафуют всех напропалую, а 7 лет, как мундепу Алексею Горинову, дают за высказанное мнение.

«Чтобы не попасть в неприятную ситуацию, людям остаётся только: молчать»

Поставленные на поток административные и уголовные дела за высказывания в отношении ситуации в Украине свидетельствуют, что власти хотят продемонстрировать обществу, какой нарратив на эту тему вообще возможен, считает директор представительства Amnesty International в России Наталья Звягина. На ее взгляд, здесь просто работает калька китайского метода воздействия на общественное мнение, «когда любое неправильно мнение не должно существовать в принципе».

«А лучший способ для реализации такой установки – запугать всех подряд, показать, что любое высказывание, идущее в разрез с официальной позицией, максимально опасно, – уточнила она в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Соответственно, дела возбуждаются за самые невинные проявления требований мира – даже за рисунки, призывающие к миру, и лайки под ними. Это грубейшее нарушение права на свободу слова, на саму возможность высказываться в соответствии со своими убеждениями».

Чтобы изобразить происходящее, просится на язык формулировка «тотальная цензура», но хочется найти и какое-то новое определение этому злу, рассуждает Наталья Звягина. Потому что здесь всему обществу запрещают называть вещи своими именами, а попросту говоря, затыкают рты, пояснила правозащитник.

«Очень важно, чтобы в законодательстве все было четко прописано: человек должен быть правильно проинформирован, как ему действовать, оставаясь в рамках закона, – констатировала она. – Но на сегодня на сегодня невозможно заранее предположить, что может быть расценено, допустим, как дискредитация (российской армии). Даже те методички, которые на днях выпустил Минюст, поясняя, что такое фейк-ньюс, а что – дискредитация, все равно оставляют поле для произвола силовиков».

Главное, что сам факт создания подобных законов открывает дорогу для принятия репрессивной модели решений практически по любым нелицеприятным для властей высказываниям, а дальше уже все идет по накатанной, утверждает директор представительства Amnesty International в России. По ее словам, чтобы не попасть в неприятную ситуацию, людям остаётся только: молчать, что приводит к печальным результатам: «Общество фактически лишено права говорить как в свою защиту, так и в защиту тех, кто просто выступают за мир. Это крайне опасная тенденция. А хуже всего, что защититься от такого рода обвинений в российских условиях почти нереально. Все отдано на откуп силовым ведомствам, а судебные инстанции штампуют свои решения, не заботясь о соблюдении права. Судьи совершенно не смотрят на пропорциональность наказания и содеянного поступкам».

Отсюда чудовищные приговоры, когда человеку за его мнение дают больший срок, чем за убийство, резюмировала Наталья Звягина.

«Репрессии против гражданского общества стали рутинной практикой»

Кремль откровенно использует законодательный инструмент для окончательной зачистки пространства от всех несогласных с войной в Украине, включая остатки оппозиции, уверена член федерального политсовета Партии народной свободы, правозащитник Наталья Пелевина. По ее оценке, власти стремятся раз и навсегда избавиться от всех потенциально опасных для нее элементов.

«При этом они действуют уже без всякой оглядки даже на видимость законности, – подчеркивает собеседник «Голоса Америки». – Людям огульно запрещают выражать свои мысли вслух. Все свободы попраны, всех инакомыслящих либо подвергают преследованию, либо выталкивают из страны».

Действующее законодательство явно противоречит конституционным нормам, также отмечает Наталья Пелевина: «Разумеется, власти и раньше не смущало то, что записано в конституции, но они хоть пытались соблюсти некие рамки приличия… Сейчас военное время, и сохранять лицо Путину, очевидно, не требуется, тем более что там и сохранять-то нечего. Поэтому репрессии против гражданского общества стали рутинной практикой. И все идет к тому, что ситуация будет лишь ухудшаться».

Конечно, существовать в такой реальности очень тяжело, говорит политик и правозащитник. Как ей представляется, те, кто не находится «в плену у телевизора» и действительно понимают, что происходит, безусловно, пребывают в постоянном стрессе.

«Среди здравомыслящей молодежи и наиболее активной части населения по-прежнему преобладают настроения «пора валить» из страны. Действия Кремля провоцируют долгую волну эмиграции. Власть продолжает разрушать основы государства в условиях острого демографического кризиса», – заключила Наталья Пелевина.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG