Линки доступности

Убитые сраму не имут. А те, кто их посылал умирать?


Российские власти утаивают статистику потерь, понесенных в войне с Украиной

По оценкам западных разведслужб, в ходе войны с Украиной погибли или были захвачены в плен более 5 тысяч российских солдат, сообщает во вторник, 2 марта, Associated Press со ссылкой на неназванный источник.

Минобороны РФ не публикует данные о потерях, несмотря на седьмой день «спецоперации», как в России власти предписывают СМИ называть агрессивную, ничем не спровоцированную войну с соседней страной.

По сообщениям международных информационных агентств, в Украине на разных направлениях продолжаются тяжелые бои, украинским силам удалось уничтожить значительное число российских самолетов и танков. В свою очередь российские войска все чаще стали применять артиллерию и другое тяжелое вооружение, в том числе в городской черте.

По оценкам США, Россия выпустила по Украине свыше 400 ракет различных типов и размеров, а украинские системы ПВО остаются жизнеспособными и действуют, передает Associated Press.

Украинские власти официально обращались к Москве с призывом через международный Красный крест забрать погибших российских военнослужащих. Власти России публично на это обращение ничего не ответили.

«Это припадок безумия»

Военные потери российской армии скрываются потому, что это может взорвать общественное мнение и бьет непосредственно по Путину, считает политик, экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков. По его убеждению, война – личное решение президента. «Поэтому он несет персональную ответственность за всё, включая жертвы с обеих сторон, – добавил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Обнародование же скорбной статистики откроет людям глаза и разрушит основу кремлевской пропаганды, построенной на беспрецедентной фальсификации. Минобороны хочет представить войну как компьютерную игру, где убивают понарошку. Но так не может продолжаться долго. Народ вскоре начнет осознавать, что натворил Путин».

Конечно, скрыть статистику погибших не удастся, рассуждает Геннадий Гудков. Однако, на его взгляд, с этим постараются затянуть настолько, насколько возможно. «Чтобы люди продолжили оставаться в неведение хоть еще какое-то время, которое неумолимо тает, так как скрыть очевидное в конечном итоге еще никому не удавалось, – уточнил он. – Что касается потерь, то Путина и живые люди никогда не интересовали, что уж говорить о мертвых. Отсюда его стремление действовать несмотря ни на что, любой ценой достичь своих целей, суть которых не понятна никому. Возможно, и ему самому тоже. Это припадок безумия. Никак по-другому это трактовать невозможно».

Осознание людьми происходящего только начинается, полагает политик. «Многие, как это ни прискорбно, до сих пор не понимают, что идет полномасштабная беспощадная война, пожирающая тысячи людских жизней. Другие еще не взяли в толк, какая международная махина развернулась против путинского режима. В той же армии мало кто знает, что происходит вокруг. Офицеры и солдаты изолированы от получения реальной информации. Да и Путина, наверное, информировали, что в Украине его ждут с хлебом и солью... Но рано или поздно весь ужас происходящего дойдет до всех и каждого», – резюмировал Геннадий Гудков.

«Никакого общественного контроля за минобороны сегодня нет»

Глава комиссии по военно-гражданским отношением Совета по правам человека при президенте, директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» Сергей Кривенко в комментарии «Голосу Америки» заметил, что еще в 2017 году был принят указ президента, в соответствии с которым сведения о гибели военнослужащих в ходе боевых операций относятся к разряду государственной тайны. По словам правозащитника, с тех пор минобороны засекретило такие данные и не выдаёт информацию о жертвах никому, включая родителей военнослужащих. «Еще в 2008-2009 годах оборонное ведомство каждый месяц публиковало сводки о происшествиях (в армии), и граждане знали, сколько погибло людей на службе, могли как-то реагировать на это, требовать расследований, – подчеркнул он. – Но этой практике положен конец. Конечно, это в корне неправильно. Общество должно знать правду, однако никакого общественного контроля за минобороны сегодня нет».

Вместе с тем Сергей Кривенко затруднился сказать, почему российские власти не взаимодействуют с международным Красным крестом, чтобы забрать своих погибших военнослужащих и узнать о судьбах военнопленных. «Видимо, потому что у нас диктаторский режим, – предположил он. – Были заявления от гражданских организаций России, что необходимо решать вопрос с погибшими военнослужащими, нужно забирать их, передавать родственникам и так далее. Но реакция властей на это неизвестна. Так выстроены в стране отношения власти с обществом и людьми. Между тем в России действуют нормы закона, соответствии с предусмотрены социальные выплаты семье погибшего при выполнении приказа военнослужащего. Закон пока никто не отменял».

Смысл сокрытия сведений о потерях входе войной Украиной видится правозащитнику в нежелании возбуждать общественное мнение. «Когда началась Первая война в Чечне и оттуда пошли гробы, это породило массовое движение солдатских матерей. Пик этого движения приходится на 1995-96 годы, когда родители сами самоорганизовались и даже ездили забирать тела погибших. Возможно ли возрождение такого движения сейчас, большой вопрос. За годы репрессий, заметно усилившихся в последнее время, гражданское общество оказалось задавленным. Можно сказать, мы сами фактически подвергаемся оккупации. Это очень больная тема», – заключил Сергей Кривенко.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG