Линки доступности

«Не болтай!»: как и зачем в России преследуют за слухи про COVID


Технологии борьбы с нежелательной информацией, опробованные в России на примере эпидемии COVID, уже используются в политических целях

Полузабытый советский плакат сталинских времен, изображающий суровую женщину в красной косынке, прикладывающую палец к губам: «Не болтай!» – в путинской России вновь стал популярным мемом. Давняя работа «ровесников революции», художников Нины Ватолиной (1915-2002) и Николая Денисова (1917-1982), воспроизводится сегодня – то ли в шутку, то ли всерьез – и на футболках, и на чехлах для iPhone, и на различных сувенирах. Юридическая материализация художественного предупреждения не замедлила: в 2019-2020 годах, под предлогом эпидемии COVID-19, были внесены поправки в административный и уголовный кодекс РФ (ст. 13.15.9-11 КоАП и 207.1-207.2 УК), установившие серьезные наказания именно за распространение слухов («недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений»).

Авторы исследования, презентация которого состоялась 24 января в Центре Вудро Вилсона (Wilson Center), напрямую выводят генезис этих законодательных инициатив из сталинских времен: печально знаменитой уголовной статьи 58-10 и указа президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 года: «Установить, что за распространение ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения, виновные караются по приговору военного трибунала тюремным заключением на срок от 2 до 5 лет, если это действие по своему характеру не влечет за собой по закону более тяжкого наказания».

Соавтор исследования, доктор Александра Архипова, работавшая совместно с юристом Борисом Пегиным, известна своими нестандартными подходами к анализу неосоветской реальности путинского режима. Ее перу принадлежат такие исследования, как «Городские легенды и страх в СССР», «Фольклористика и антропология: обряды памяти и день победы в современной России», «Современный российский политический фольклор», «Российский политический протест в слухах и реальности», «"Язык" международного заговора для новой реальности», «Разжигание ненависти в российско-украинском конфликте как оружие и защита» и другие – все они весьма актуальны и находятся на стыке семиотики, лингвистики, социальной психологии, политологии и права.

Новое исследование Архиповой – «“Министерство правды” в 2021 году: борьба с фальшивыми новостями старым способом» (A «Ministry of Truth» in 2021: Fighting Fake News the Old-Fashioned Way) – начинается красноречивыми словами: «Российское правительство рассматривало фальшивые новости и слухи как неминуемую угрозу, которую государство должно устранить – на протяжении большей части своей истории. В 1935-1953 годах советские граждане подвергались суровому наказанию за распространение слухов: только после смерти Сталина эти преследования в основном прекратились. Теперь, почти 70 лет спустя, эта практика возродилась по-новому. В начале пандемии COVID-19 российские власти начали применять два новых закона против людей, распространяющих фальшивые новости об эпидемии. Но кто был наказан и почему один тип слухов становился предметом расследования, а другие, например, о борьбе с вакцинацией, – нет?». Ответ на этот вопрос и приводит автора к выводу о политической ангажированности новых российских законов.

Россия, увы, не является самой успешной страной в борьбе с пандемией: в соответствии с открытыми данными, доступными в интернете, на сегодня вакцинировано всего 47,5% населения, причем 38,2% – совсем недавно, за последние полгода. В России очень много противников вакцинации, противников принудительных методов ее проведения или противников ее проведения исключительно российскими препаратами. Но разбором случаев распространении вредных слухов про COVID-19 занимаются в России вовсе не медики, а люди совсем другой профессии: печально известный центр «Э» – главное управление по противодействию экстремизму МВД: тот же самый орган, что борется с политической оппозицией.

По данным автора исследования, 122 россиянина были приговорены к штрафам в размере от 15 до 700 тысяч рублей (штраф может быть как административным, так и уголовным). Кого же наказали? Лидируют журналисты с блогерами (16,6%) и политические активисты с политологами (7,4%). В основном наказывали за посты в ВКонтакте и сообщения в WhatsApp (вместе 31,4%), что, возможно, говорит о степени контроля правоохранителей над этими ресурсами. Для сравнения Facebook дал 3,2% дел. Любопытно, что известные медийные персоны или очень популярные блогеры не были привлечены: основную массу составили рядовые пользователи – это, возможно, говорит о том, что механизм репрессирования за слухи пока находится в стадии опробывания и не выведен на «тропу большой войны».

Заметна и еще одна опасная тенденция: минимум 15% тех, кого признали виновным в распространении слухов, заставили записать видеообращения с отречением от своих прежних слов и покаянием. Эти ролики затем размещались в соцсетях или на местных телеканалах. Традиция публичного самооговора появилась в СССР еще в 1920-е годы на первых процессах, когда Сталин расправлялся со своими политическими конкурентами. В новое время она была, как напоминают политологи, возрождена ставленником Путина в Чечне Рамзаном Кадыровым, ну а затем была подхвачена силовиками почти по всей бывшей империи – вплоть то белорусских спецслужбистов. Авторы доклада подчеркивают: правоохранители требовали извиняться не перед аудиторией, а перед правительственными чиновникам, полицией, губернатором или Путиным: «дорогой господин президент, мне очень жаль, что я распространял эту фейковую новость».

Архипова называет это «ритуалом вины и стыда», который призван вызвать ощущение, что ни в коем случае нельзя сомневаться в справедливости власти. Извиняющиеся подчеркивают, «как неправы были они, и как в высшей мере право правительство, когда их преследует». Ритуал обращен к «какой-то очень патриархальной модели поведения, когда личность должна подчиниться власти, извиниться перед чиновником, словно перед строгим отцом – будто ребенок, который плохо себя повел». Считается, что такой ритуал должен помочь выработать у населения высокий уровень самоцензуры.

По данным Александры Архиповой, только в 2021 году в России было размещено 1 391 259 постов с ложной информацией о COVID-19. Как же были отобраны 308 расследованных дел? За какое содержание наказывали? - Оказывается, что 81% постов, признанных властями пустыми «слухами», рассказывали о бездействии, неправильном действии или ложной информации со стороны государственной власти! Лишь 11,5% постов обсуждали необходимость вакцинации как таковой (наиболее острая тема для дискуссий в других странах) – и то это стало проявляться лишь в последние месяцы.

Ни одного дела за два года не посвящено расследованию самых опасных для здоровья вымыслов: непроверенных, «народных» методов вылечить COVID-19 чесноком, водкой, пищевыми добавками и тому подобным. Не интересовали российских борцов с экстремизмом и слухи о мировом заговоре: благо лидерство в нем конспирологи обычно приписывали не россиянам. Также ни одного дела не было расследовано по факту распространения ложной информации об эффективности западных вакцин от COVID-19. Мировым сообществом неоднократно отмечалось, что Россия целенаправленно ведет пропаганду против вакцин, используемых в Европе и США, пытаясь в коммерческих и политических целях придать значимости собственному продукту. Но такие слухи власть в России экстремистскими не считает.

Интересно, что посты, по которым возбуждались дела, вовсе не были и самыми читаемыми. Критерием стала почти исключительно критика структур государственной власти – начиная с банальной недоплаты врачам ковидной надбавки и вплоть до манипуляций со статистикой, сокрытия данных о смертности. Таким образом, правоохранители использовали закон не для защиты жизни и здоровья населения, а для защиты интересов и репутации власть имущих, делает вывод исследователь. Но самое главное – в целом ряде случаев факты, сообщаемые в постах вовсе не были ложными! Например, весной 2020 года были осуждены два автора за сообщения о грядущем лок-дауне в Москве: они якобы распространили «ложный слух, который стал правдой через несколько дней. Но штраф не был отменен».

Отвечая на вопрос «Голоса Америки», Александра Архипова подчеркнула, что законы и правоприменительная практика, разработанные за два года пандемии, безусловно могут быть теперь применены «против любой информации, которую правящему режиму выгодно объявить фейковой»: вполне, как во времена сталинского плаката «Не болтай!».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG