Линки доступности

Жизель Доннели: «Маятник качнулся в другую сторону»


Жизель Доннели Эксперт Американского института предпринимательства по вопросам безопасности и обороны Жизель Доннели

Как может складываться дальнейший ход войны России с Украиной. Ситуацию комментирует эксперт Американского института предпринимательства по вопросам безопасности и обороны Жизель Доннели (Giselle Donnelly, a senior fellow in defense and national security at the American Enterprise Institute).

Голос Америки: Что происходит на российско-украинском фронте?

Жизель Доннели: Мы видим, что российское наступление начинает выдыхаться. Они уже отступили к северу от Киева и сейчас отступают от Харькова. Россияне с трудом защищают захваченную ими территорию. В так называемом «сухопутном коридоре» между Донбассом и Крымом происходят партизанские атаки, такие атаки происходят и к востоку от Харькова, что препятствует российским наступательным действиям.

Российская группировка была сильно ослаблена в ходе боевых действий, и у России не очень много вариантов для ротации войск. При этом украинцы не только проявили себя героически, но и очень разумно использовали имевшийся у них войска, а сейчас даже становятся сильнее за счет поставок оружия со всей Европы. Для России это означает, что маятник определенно качнулся в другую сторону.
Возможно, что украинцы достигли определенных успехов, просто истощив и ослабив российские войска до такой степени, что они становятся уязвимыми для локальных контратак.

Заявления русских о том, что они собираются продвинуться до Одессы пока беспочвенны – на данный момент российские войска потерпели неудачу на одесском направлении… Российскому Черноморскому флоту пришлось отойти подальше от побережья, поэтому ему будет очень трудно оказывать какую-либо поддержку действиям сухопутных войск.

Конечно, российские войска время от времени наносят дистанционные удары по Киеву и другим городам, но без какого-либо стратегического эффекта. Хорошо, если им удается попасть по городу, но одна из особенностей этой войны – неспособность русских, используя якобы высокоточное оружие, поражать цели, которые изменили бы военный баланс сил. Им не удалось заблокировать линии снабжения из Польши и других стран в Украину.

Г.А.: Россия угрожает атаковать линии поставок западной военной помощи Украине. Насколько реальны эти угрозы?

Д.Д.: Трудно сказать. Если бы они действительно хотели это делать, то почему не делали раньше, а говорят об этом сейчас? Большая часть военных поставок осуществляются по железной дороге, и для них это могло быть относительно легкой целью. Так что загадка, почему этого не происходит сейчас и не происходило раньше.

Есть предположения, что это демонстрация, пример российской военной сдержанности. В это сложно поверить, учитывая их поведение: русских едва ли сдерживает что-то, когда дело доходит до жестокого обращения с гражданами Украины. Вероятнее всего, если русские чего-то не делают, то только потому, что они не способны это сделать. Ядерное оружие – исключение.

Г.А.: Получили ли ВСУ тяжелые вооружения, обещанные Западом?

Д.Д.: Думаю, что да. Большинство гаубиц, которые Соединенные Штаты собирались передать, уже доставлены, и украинские военные уже прошли второй или третий этап обучения. Кроме того, наращиваются непрерывные поставки старого советского вооружения. Я недавно видела отчет, что у украинцев теперь боеспособных танков больше, чем у русских – видео о захваченной украинцами российской военной технике, которые мы видим в Интернете, вполне могут заслуживать доверия. Все больше современного оружия западного образца поставляется украинцам, и они учатся его использовать.

Если бы я была русским генералом, я бы выключала мобильный телефон и использовала почтовых голубей.

Украинские военные очень профессионально действуют тактически, Соединенные Штаты и другие страны НАТО оказывают им содействие, предоставляя разведданные, особенно для артиллерийских ударов. Одной из главных тем в новостях было то, что украинцам удалось нанести удар по командному пункту, где, по-видимому, находился генерал (Валерий) Герасимов (начальник Генерального штаба ВС России- Г.А.) вместе с другими высокопоставленными российскими военными, к этому можно присовокупить проблемы с безопасной связью у российских войск. Но способность украинских военных с западной поддержкой выявлять такие цели и очень своевременно атаковать их выглядит очень впечатляюще. Если бы я была русским генералом, я бы выключала мобильный телефон и использовала почтовых голубей.

Теперь, когда украинцы получают артиллерию большей дальности, у российских войск остается не очень много козырей, потому что дальнобойная артиллерия была одним из преимуществ россиян, с помощью которой они пытались стирать с лица земли украинские города. Если вы отнимете эту способность у российской армии, у нее останется не особо много преимуществ.

Г.А.: Сообщают, что российские войска концентрируют атаки на небольших участках на востоке Украины. Означает ли это, что они пытаются избегать прежних ошибок и изменили тактику?

Д.Д.: Не очевидно, что атаки российской армии на конкретных направлениях выглядят успешными, мы не видим значительных продвижений. Российские батальонные тактические группы представляют собой не очень сильные формирования, помимо того, что они были изначально недоукомплектованы, а позже они были собраны из переброшенных с других участков подразделений, которые понесли очень серьезные потери. Российские потери достаточно большие, особенно среди лучших подразделений, которые вынесли основную тяжесть предыдущих боев. И здесь возник кумулятивный эффект, который выразился в потере качества войск, особенно в таких войсках, как воздушно-десантные, которые были почти уничтожены в первые дни войны: это возможная причина отсутствия продвижения на поле боя.

Г.А.: Российские войска продолжают штурмовать «Азовсталь» в Мариуполе, несмотря на заверения Владимира Путина, что этого не будет происходить. Какова цель этих атак?

Д.Д.: Трудно сказать, что творится в голове у старого Владимира но, похоже, это плохой знак для россиян, даже если они, наконец, окончательно выбьют людей из всех туннелей. Недавно было объявлено, что войска из Мариуполя будут перебрасываться на Донбасс, чтобы изменить там баланс сил, но этого не происходит. Попытки захватить этот промышленный комплекс, расходуя уменьшающийся ресурс военной мощи, не имеют никакой стратегической цели. Это не поможет России выиграть войну.

Даже если они создадут сухопутный коридор (в Крым), то через пару месяцев, когда сила Украины вырастет, он станет одним из самых уязвимых мест для российской армии. Мне кажется возможным, что создаваемый Россией сухопутный коридор в Мариуполь будет изолирован от Донбасса или Крыма, и начнется новая осада Мариуполя, в которой уже окажется небольшая российская группировка, которая будет не в состоянии поддерживать себя. Возможно, я сильно опережаю события, но это выглядит вполне вероятным.

Думаю, что маятник качнулся в другую сторону и следующей главой этой войны станет наступление украинцев.

Многие, к своему удивлению, обнаружили общую слабость российских вооруженных сил, авиации и сухопутных войск, и недооценивали возможности модернизированной украинской армии. Думаю, что маятник качнулся в другую сторону и следующей главой этой войны станет наступление украинцев. Возможно, это начнет происходить через несколько месяцев, но это представляется более вероятным, чем новое наступление российской армии.

Меня больше беспокоит то, что люди на Западе начнут оказывать давление на президента Украины Владимира Зеленского и украинцев, чтобы они заключили невыгодную сделку (с Россией). Немцы, в частности, хотели бы вернуться к нормальной жизни и снять некоторые санкции, продолжая покупать российский газ и так далее. Союзники могут отреагировать, как только наступит какой-нибудь спад в интенсивности боевых действий, и попытаются форсировать переговоры о прекращении войны или прекращении огня, чтобы вернуться к «нормальной жизни».

Г.А.: Может ли Путин применить тактическое ядерное оружие?

Д.Д.: Возможно, если украинцы начнут атаковать цели в глубине территории России, то существует риск применения тактического ядерного оружия по военным целям. Но не думаю, что это произойдет. Я думаю, что Путин понимает, что российские вооруженные силы будут разгромлены в очень короткие сроки, если это станет войной НАТО против России. Количественная и качественная разница между вооруженными силами США и НАТО и российской армии, в ее нынешнем состоянии, просто огромна. В какой-то момент Путину придется подумать о сохранении своих вооруженных сил для обеспечения безопасности режима.

Г.А.: Насколько долго может продолжаться война?

Д.Д.: Нанесение постоянного урона российским войскам является необходимой целью войны для украинцев. Этого невозможно добиться, даже если украинцы будут успешно обороняться на Донбассе.

Конечно, не американке рассказывать украинцам о заключении приемлемого для них соглашения о прекращении огня, которое следует воспринимать не как постоянный мир. Я не могу представить украинца, для которого будет приемлем невозврат к границам, которые существовали в начале февраля.

Если не произойдет быстрого разгрома российских войск, то украинцам может потребоваться третья или даже четвертая фаза войны, чтобы отвоевать эти территории. Способность захватывать и удерживать большую территорию для российских войск превышает их реальные возможности, а украинская армия становятся лучше и больше. И, конечно же, нам придется продолжать оказывать украинцам помощь.

Одна из проблем российских войск заключалась в том, что они атаковали в слишком многих пунктах без достаточного количества войск, и ни на одном направлении не добились полного успеха. Украинцы не допускают этой ошибки. Чтобы вернуть территории, им, вероятно, придется провести контрнаступление, но не думаю, что это будет делаться одновременно повсюду, поэтому и говорю о третьей или четвертой фазе войны. В зависимости от темпов перевооружения ВСУ, украинцы могут быть готовы к масштабному контрнаступлению в течение пары месяцев и, возможно, смогут добиться значительного прогресса до осенней распутицы.

XS
SM
MD
LG